Сергей Осипов 0 2398

В Дамаске всё спокойно? Специальный репортаж «АиФ» из Сирии

Все войны когда-то кончаются, но нет конца беженцам от войн. Корреспондент «АиФ» побывал в Сирии, где только что закончилась гражданская война. Увы, не до конца.

Фото: Сергей Осипов / АиФ

Они возвращаются

С беженцами у любой власти две проблемы: когда они покидают родину, и когда возвращаются домой. По данным российского Центра приёма, распределения и размещения беженцев (ЦПРРБ), по миру сейчас рассеяны почти 7 млн. сирийских беженцев. Больше всего их в Турции (3,5 млн.), Ливане (почти миллион), Иордании (668 тыс.), Египте и Германии (по полмиллиона), Ираке (251 тыс.). В 20 европейских странах проживают ещё 175 тыс. сирийцев. Латвия, например, приютила аж 19 душ.

Как сообщает тот же источник, пока желание вернуться на родину выразили 1,7 млн. сирийцев. Большинство — из Ливана, Турции, Иордании, Ирака, Египта. В меньшем количестве — из стран Европы, хотя 174897 человек готовы покинуть даже сытую Германию. Всего с 30 сентября 2015 г. вернулись более 236 тыс. беженцев, из них почти 71 тыс. женщин и 120 тыс. детей.

На практике это выглядит так. К «Земрани», одному из пяти пунктов пропуска на сирийско-ливанской границе, подходит колонна из 7 автобусов. Их уже ждёт местная власть, пограничники, таможенники. Ждут и российские миротворцы.

«Основная причина возвращения — победа правительственных войск при поддержке нашей страны над террористами, — говорит руководитель здешнего филиала Центра приема, распределения и размещения сирийских беженцев майор Руслан Нигматуллин. — Люди хотят вернуться к той жизни, которой они жили до начала сирийского кризиса, и мы им в этом помогаем. За последние трое суток в провинцию Риф-Дамаск с территории Ливана прибыли 293 беженца, из них 81 женщина и 116 детей».

Сейчас в подчинении майора 10 миротворцев, в том числе переводчик с арабского. В России Нигматуллин командовал танковым батальном — должность, не предусматривающая особых дипломатических талантов. Зато здесь возможностей для их выработки хоть отбавляй: попробуй договориться одновременно с ливанскими и сирийскими чиновниками, которые по-арабски не слишком обязательны и пунктуальны! «Зато служба здесь весьма способствует выдержке и к тому же кругозор расширяет» — замечает майор. Побольше бы нам таких любознательных майоров!

Сирия.
Сирия. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Местные власти выдают каждому беженцу по порции сирийского фастфуда (жареные куриные крылышки с картошкой фри). Российские миротворцы добавили рис и говяжью тушёнку в пакете с надписью «Россия с вами». Часть беженцев сразу направляется к медицинскому фургончику с красным полумесяцем. Здесь их встречает доктор Гияз Абдурахман, который, как выясняется, прекрасно говорит по-русски.

«Ещё в советские времена я учился в Киеве на акушера-гинеколога, — вспоминает он, — вернулся на родину, живу в Дамаске. Здесь работаю добровольцем местной организации планирования семьи. Оказываю первую помощь беременным, молодым матерям, детям, а на самом деле — всем, кто в ней нуждается. В Ливане, откуда сейчас пришли автобусы, беженцам жилось в общем-то неплохо. Местные не считали их чужаками. Так что физических патологий у беженцев немного. Другое дело психологические проблемы. Ведь такое явление, как ностальгия, бывает не только у выходцев из России, но и у нас, сирийцев».

Нелегко раздавать гуманитарную помощь при плюс 35 градусах.
Нелегко раздавать гуманитарную помощь при плюс 35 градусах. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

На Голанских на высотах

Ещё недавно львиная доля боевой работы российской группировки в Сирии доставалась лётчикам. Теперь на переднем крае — российская военная полиция. В командировке в Сирии находятся 2 батальона ВП — примерно 800 человек. Их можно встретить в самых разных частях страны. Например, на Голанских высотах, где проходит граница с Израилем. Сирия лишилась этих территорий в 1967 г. после Шестидневной войны, с 1974 г. демаркационную зону охраняли войска ООН. В 2011-м, когда сирийская оппозиция восстала против правительства Асада, эта территория была захвачена различными группировками, исповедующими радикальный ислам.

Под контроль Дамаска Голанские высоты вернулись всего месяц назад. Причём практически без жертв. При посредничестве России с боевиками договорились на следующих условиях: если они сдадут оружие, их переправят автобусами на север страны в провинцию Идлиб. Там власть Дамаска пока не восстановлена. При этом российские военные выступали гарантами того, что безоружных боевиков не перебьёт в дороге сирийская армия и население. Хотя и было за что...

Например, дети здесь не ходили в школы, начиная с 2011 г. Боевики просто закрыли все школы. Нынешние 13 — 14-летки не умеют ни читать, ни писать, не знают, что Земля круглая, зато бойко сыплют избранными цитатами из Корана. Проблема этих подростков скоро причинит Дамаску немалую головную боль. Но сперва надо решить проблему безопасности, медицинского обслуживания, продовольствия и разминирования.

«По международным соглашениям, находиться внутри демилитаризованной зоны не имеет права ни наша, ни сирийская армии, — говорит заместитель командующего российской военной группировкой в Сирии генерал-лейтенант Сергей Кураленко. — Только сирийская полиция. Но бывшие посты ООН мы по соглашению с этой организацией осмотрели и передали данные в нью-йоркскую штаб-квартиру. Объекты оказались не в лучшем состоянии. На некоторых боевики держали школы подрывного дела, так что вместе с осмотром пришлось заниматься разминированием. Свою миссию мы выполнили. Вскоре, надеюсь, миротворцы ООН вернутся на Голанские высоты».

Дыра в Даръа

Окрестности города Даръа на юго-западе Сирии, неподалёку от границы с Иорданией, основательно разбиты огнём артиллерии. В руинах заводы, торговые центры, частный сектор и даже мечети. Пострадал и сам город, столица одноимённой мухафазы (провинции). Не удивительно: восстание против власти Дамаска в 2011-м началось именно отсюда. 

По одной из версий, силы безопасности убили нескольких пацанов, написавших на стене что-то антиправительственное. Родственники собрали недовольных в мечети аль-Омари («Вон её минарет, там, справа, — подсказывает офицер военной полиции) — и полыхнуло! Правда, когда западные журналисты попытались позднее найти этих родственников, это им не удалось. Вся красивая история слегка подвисла в воздухе. Впрочем, какая теперь разница: гражданская война в Сирии началась по полной программе! 

Россия и Иран поддержали Дамаск, Запад — вооружённую оппозицию. Когда «белые» и «красные» ослабли, на пепелище пришли исламисты. Вышибить из них дух, да и то не до конца (сейчас под контролем правительства находятся 12 из 14 провинций страны), удалось только через 6 лет боёв. Это обошлось почти в полмиллиона жизней. Кстати, в недавних боях с запрещёнными у нас ИГИЛ и ан-Нусрой участвовали и части вооружённой оппозиции, с которой все когда-то началось. Весьма поучительная история. Вот бы ещё понять, чему она учит!

Как там наши?

Я не был в Сирии больше 2 лет. За это время в жизни российской группировки многое изменилось. Появилась новая форма для жаркого климата, которая заменила не успевшую сноситься предыдущую «цвета какао с молоком». В обиходе ее называли «поросячьей» за откровенно розовый цвет, который форма приобретала после нескольких дней выгорания. Солдаты говорят, она была из слишком плотной ткани и не спасала от жары. В новую с легким камуфляжным рисунком уже одета вся российская группировка в Сирии (см. фото).

Российскую военную полицию вся Сирия узнаёт по красным беретам.
Российскую военную полицию вся Сирия узнаёт по красным беретам. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Еще одна новинка — беспилотные летательные аппараты боевиков, которые чуть ли не каждую ночь пытаются добраться до авиабазы Хмеймим и разбомбить ее. За последний месяц было сбито 45 дронов, каждый из которых нес килограммов по 5 взрывчатки. Парочку свежесбитых беспилотников показали журналистам. Черный, похожий на птицу, был посажен средствами радиоэлектронной борьбы. Тому, что из фанеры, повезло меньше — попал под огонь российской ПВО (скорее всего — ракетно-пушечного комплекса «Панцирь) и превратился в груду обломков. Российские специалисты говорят, что дроны исламистов становятся все совершеннее буквально день ото дня. Они уже полностью автономны и не требуют оператора с пультом дистанционного управления. А для запуска нужен всего-то легковой автомобиль и 1-2 человека.

Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Охлаждённая радость

Говорят, первыми прибыль от окончания войны получают стекольщики. В Сирии всё не так, тут ещё каменщикам работать и работать. По словам губернатора провинции Алеппо Хуссейна Диаба, боевики разрушили две трети жилого фонда и уничтожили 90% промышленных предприятий. 

Местные власти вместе с жителями, естественно, бьются над восстановлением. В первую очередь возрождают производство хлеба, стройматериалов, электротехники. Помимо продукции как таковой, это даёт рабочие места, в том числе и для возвращающихся беженцев. Впрочем, среди возрождённых объектов инфраструктуры встречаются и довольно странные. По крайней мере, на первый взгляд.

Боевики разрушили две трети жилого фонда. В руинах даже мечети.
Боевики разрушили две трети жилого фонда. В руинах даже мечети. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

«У вас вся страна лежит в руинах, а вы начинаете с восстановления фабрики по производства мороженого. Почему»? — спросил я у директора местной индустриальной зоны Хазема Аджана. 

«В такие тяжёлые времена людям нужен хоть какой-то луч света во мраке, — вполне доходчиво объяснил директор, — а мороженое как раз и есть охлаждённая радость. Вот, возьмите, попробуйте».

Я попробовал. Мороженое и впрямь оказалось превосходным, явно без пальмового масла. Хотя пальмы в Сирии растут на каждом шагу.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Люди каких профессий лишатся работы в будущем?
  2. Что известно о губернаторе Владимирской области Владимире Сипягине?
  3. Что будет за воровство тележек из магазина?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ