Ирина Тагирова 0 87

Владимир Долгов: «Google никогда не знает, о чем мы спросим, мы никогда не знаем, что он ответит»

Генеральный директор Google Russia ответил на вопросы читателей

- Какова российская аудитория Google? Сколько пользователей в сутки? И сколько вы планируете к концу 2010-го, если есть такие планы?

- Мы не меряем аудиторию в пользователях, есть данные организаций, измеряющих Интернет, они говорят, что доля Google в поисковых запросах в российском Интернете - 32 процента. Мы поисковый сайт, мы смотрим, что спрашивают и с какой частотой. Когда речь идет о миллионах, а в стране примерно 30 млн. пользователей, какая-то часть, примерно треть – это то, что наше. В конце 2005 года, когда Google появился в России, было 6-7 процентов.

- Владимир Анатольевич, когда вы догоните Яндекс? Почему вы не рекламируете себя?

- Мы не ставим задачи догнать и обогнать кого-то. Мы работаем для пользователей, а не соревнуемся. Выросли мы до 30 с лишним процентов – это результат нашей работы. У нас есть два конкурирующих поисковика, и это хорошо. Конкуренция движет прогресс, от этого выигрывают как раз пользователи. А с рекламой – это исторически так получилось, что Google практически никогда не давал рекламу. Бывают, правда, исключения. В прошлом году летом у нас была рекламная компания в Москве – когда по городу стояли плакаты: а знаете ли вы, что за углом этого дома находится то-то. Это была просто проба. Но в целом создатели компании считали, что хороший продукт сам дойдет до пользователя.

- Не собирается ли основатель и владелец Google Сергей Брин посетить Россию?

- Сергей последний раз был здесь в мае прошлого года, приезжал с частным визитом. Для нас это было событием, он провел весь вечер, отвечая на вопросы наших сотрудников. Понятно, что люди этого уровня живут с расписанием на годы вперед. Нам бы хотелось, чтобы он снова приехал. Это всегда интересно, он руководитель гигантской компании, который отлично говорит по-русски, родился в Москве.

- Интересно, чем отличается российский пользователь Интернета от пользователей других стран?

- Если говорить одним словом, это слово – «моложе», потому что по статистике в России половина аудитории Интернета моложе 25 лет. В других странах она старше в силу естественных причин - они начали раньше развивать Интернет. В Англии, например, доля пользователей моложе 25 лет уменьшается все время и пропорционально растет доля тех, кто старше.

О поведенческих характеристиках пользователей нам судить сложно, мы смотрим на это со стороны поисковых запросов. То, что какие-то продукты быстро становятся популярными, - этот происходит в силу того, что население Интернета моложе и быстрее все воспринимает.

- Какой сервис, после поиска, самый популярный на Google?

- Это, наверное, Youtube. Независимо от страны. Каждую минуту на Youtube грузится 15 часов видео. Неделя Youtube сравнима с производством 90 тысяч полнометражных фильмов.

- Будете ли вы развивать новостной портал? Сейчас он сильно проигрывает конкурентам.

- Дело в том, что новости группируются по разделам, если честно, я даже не совсем точно знаю алгоритм. Видимо, новости поднимаются вверх в силу частоты упоминаемости и цитируемости. Мы не создаем контент, Google-news – агрегатор новостей, которые находятся в СМИ. Мы просто отражаем существующую реальность, не меняем ее.

Новостной сервис Google работает автоматически. На этом сервисе, работающем на английском, есть интересные особенности, которые пока не работают в России. Например, там можно посмотреть архивы газет прошлых лет или все упоминания политических деятелей за всю историю архивов с начала 20 века. Надеюсь, что через какое-то время у нас это тоже будет доступно. Я скажу так, что у нас нет ни одного сервиса, который застыл как изваяние, они меняются постоянно.

- Скажите, когда в России появятся Google-пробки?

- Пытаемся сделать, работаем над этим. Но всегда приятнее говорить о сделанном.

- Есть ли более широкий выход на службу статистики?

- Статистики чего? Наших поисковых запросов? Есть такой сервис, называется Google Trends, который показывает, насколько менялся интерес к запросам. Меня интересует, как часто спрашивали определенное слово, например, весной 2008 года, допустим, в Ярославской области. Я получу эту статистику. Есть сервис для анализа популярности сайтов. Вопрос, наверное, связан с тем, что в конце каждого года мы публикуем регулярные обзоры самых популярных запросов или имен. Я пару дней назад запускал Google Trends, ввел несколько слов: кредиты, ипотека и кризис. Там красивые графики, стало видно, что в течение первой половины года интересовались очень активно кредитами и ипотекой, в конце года интерес пошел вниз, и из ниоткуда возникло слово «кризис», которое по частоте запросов перекрыло и кредиты, и ипотеку. Если ввести цветы и компьютеры, их спрашивают с одинаковой частотой, за исключением конца февраля-начала марта, когда пик запросов по цветам. Такой мы сезонный народ.

- Есть ли у Google своя платежная система?

- Это неполноценная платежная система с нуля. Есть чек-аут, который работает сегодня в Штатах, это надстройка над платежными картами, которая позволяет при всех транзакциях не светить номер карты. Он однажды запомнится системой, дальше просто владелец должен идентифицировать себя. Это очень сильно защищает клиента.

У нас пока, к сожалению, к пластиковым картам не очень привыкли. С одной стороны, есть момент недоверия, с другой - мы сделали в своем развитии гигантский скачок от чистой налички, минуя чеки, на пластик. А как это? Отцы и деды платили кэш, а мы тут с этим пластиком. Думаю, что 90 процентов карточек используются раз в месяц – для снятия зарплаты.

- Как кризис повлияет на развитие Интернета? Что будет с доходами Рунета?

- Это вопрос на провидение. Сложно предсказать, что будет с ростом подключения к Интернету. Надо понимать, что эта инфраструктура – затратная. Для тех компаний, которые этим занимались, это были кредитные деньги, они возвращали их за счет новых клиентов. Сегодня ситуация с кредитованием любой области та еще. Но некоторые инфраструктуры уже готовы, думаю, рост будет продолжаться на тех мощностях, которые уже есть. Если говорить о доходах, модели доходов – две. Электронная коммерция, продажа товаров и услуг и возможности рекламы. Если говорить о рекламных доходах – наверное, здесь ничего катастрофического не произойдет. Во-первых, Интернет - это самый эффективный способ рекламы, когда ты платишь за действие, не за абстрактный охват аудитории, платишь за то, что они делают то, что ты хочешь. Выгодно – поехали дальше. Во-вторых, в 2007-м году 5% рекламных бюджетов тратилось на Интернет. Это достаточно большая цифра, но она сильно ниже, чем у развитых европейских стран, там до 20 доходит, это английские данные. Поэтому тут есть куда расти. Думаю, что сейчас будет происходить перекачка оффлайновых бюджетов в онлайн. Если срезать несколько минут на телевидении, за такие деньги можно получить много рекламы в Интернете, если срезать рекламу в Интернете – даже на пару минут на телевидении не хватит. Думаю, что пока доходная часть российского Интернета чувствует себя более-менее хорошо. Вышел отчет, в котором говорится, что реклама в российском Интернете выросла за прошлый год на 60-80%. Не вдвое, как обычно, но тоже хорошо.

- Возможна ли сейчас защита информации о простом человеке? Если да, то куда писать и звонить, чтобы стерли информацию о нем. Есть ли антипоисковик?

- Поисковик – это все-таки отражение того, что есть в Интернете, он не создает сам информацию и не открывает информацию о человеке, она должна была быть открыта до того. Он ее просто проиндексировал и сделал доступной для нахождения. Если какая-то информация проиндексирована, но удалена, при следующем заходе информация исчезнет и с Google тоже. Есть такой писатель, Кристофер Бакли, который в романе «День бумеранга» подобный антипоисковик описал. Так что, наверное, такое футуристическое предсказание, которое было Бакли описано, возможно. Если кто-то считает, что информация его порочит, надо убирать с тех сайтов, на которые она попала.

- Хотелось бы больше различных конференций и презентаций вашей компании. Где можно подписаться на рассылку анонсов и приглашений на подобные мероприятия?

- Мы уже поняли, что есть потребность в этом. У нас есть блог, на котором можно оставить вопрос, там есть адреса, куда можно написать. Мы проводим семинары разные – для разработчиков, рекламодателей, партнеров, надо оставить свои координаты, и человек просто получит письмо с анонсом мероприятия.

- Почему в Google Apps в бесплатном варианте максимальное количество почтовых аккаунтов снизили до 50?

- Там есть разные уровни. 50 – скорее пробная версия. Есть Google-Apps для университетов, там количество ящиков не ограничено. Есть портальные решения. Нужно написать. Если есть причина, зачем нужно больше, это решаемо.

 

- Скажите, как Google относится к такому явлению, как «SEO оптимизатор сайтов»? Собирается ли Google идти навстречу специалистам, которые в своей практике применяют только «белые» методы продвижения сайтов?

- Нет однозначного ответа. Бывает поисковая оптимизация белая и черная. Сама идея оптимизации не так и плоха, в гигантских объемах информации в Интернете очень сложно ориентироваться. Есть методы, которые помогают поисковой машине это делать, объяснить, что твой сайт соответствует поисковому запросу. У Google есть целое пособие, как правильно сделать сайт, чтобы он хорошо индексировался Google. Представители Google регулярно участвуют в международных конференциях. Есть реклама в Интернете, а есть оптимизация. Как раз на этих конференциях Google дает рекомендации. Сотрудничество уже идет. Конечно, только с той частью оптимизаторского движения, которое является белым.

- Как вы относитесь к статье 1273 части 4 Гражданского кодекса? О чем думает Госдума, принимая такие странные формулировки - об использовании обычными потребителями контента в личных целях «в случае необходимости»? Чем грозит это вашему бизнесу, ведь это ставит под запрет работу поисковика?

- Это действительно статья, которая серьезно затрагивает функционирование Интернета, той основы, на которой Интернет базируется – хостеров и провайдеров. Есть практика зарубежная, в Штатах возникла эта проблема раньше. Там решили, что ответственность за содержание того, что лежит на серверах провайдера, на том, кто ее туда положил. У нас почему-то захотели пойти по другому пути. У нас есть ассоциация «Интернет и бизнес», которая объединяет почти всех игроков, работающих в Интернете, в начале недели ассоциация выпустила открытое письмо, в котором поднимаются эти вопросы. Такими поправками легко убить ту основу, на которой Интернет базируется.

- Будет ли Google Russia сотрудничать с учебными заведениями в России, использовать их как некие технологические точки роста, обеспечивая студентов работой и совершенствуя свое программное обеспечение с их помощью?

- Сотрудничаем достаточно активно, читаем лекции по всей стране, у нас есть пакет, который любой университет может взять: почта, календарь, офисные приложения, которые работают на домене университета, и эти адреса выдаются студентам пожизненно. У нас есть программа для студентов, мы берем их на стажировку к себе, это касается не только программистов, но и маркетологов. Сейчас у нас в офисе в отделе маркетинга один из ребят - студент.

- Вопрос от читателя. Мы уже второй год сотрудничаем с Google, размещая у себя на сайте вашу рекламу. Нас устраивает сотрудничество, но очень уж проблематично получать вознаграждение от размещения рекламы - через чеки и пр. В результате у нас уже накопился значительный долг от Google, который мы долгое время безуспешно пытаемся обналичить. Можно ли решить возникшую проблему здесь, в Москве, обратившись напрямую к кому-либо из представителей Google Russia?

- Отчасти этот вопрос уже решен.С лета прошлого года можно получать деньги через почтовые переводы. Чеки были неудобны, потому что приходилось долго денег ждать. Сегодня любой наш партнер в России может сказать, что хочет получать деньги почтовым переводом, и через пять рабочих дней получит извещение с почты, что деньги пришли и надо забрать. Это решает проблему для партнеров – веб-мастеров, но не решает для юридических лиц. Над решением для них тоже работаем сейчас. Для значительной части партнеров мы эту проблему уже решили.

 

- В какой стадии находится покупка «Бегуна»?

- Мы подавали бумаги по этой сделке в ФАС, эту сделку не утвердили.

- В какой стадии находится покупка Рамблера?

- Мы не собирались «Рамблер» покупать.

- Какие проекты планируются в ближайший год, какие планы?

- Мы не очень любим, говорить о планах, любим сначала сделать, а потом говорить. Мы будем продолжать делать то, чем занимались, запускать новые сервисы, расширять существующие. У нас есть очень хорошие карты, например, но там есть не все большие города. Это источник для развития. Будем локализовать те сервисы, которые доступны пользователям в Европе и других странах.

- У вас очень долго на новых программах стоит приставка beta-...

- Когда мы на 120 процентов уверены, что все хорошо и все работает, суффикс бета- с программ снимается. Мы знаем за собой такую особенность, относимся к ней иронично. У наших программистов есть очень красивая черная майка, там фотография земного шара, символ программы Google Earth. Там написано: Земля и 5 млрд. лет, а на спине – и все еще бета-версия.

- Владимир Анатольевич, как можно устроиться в Google на работу, какие требования?

- Требования зависят от того, кто вы по специализации. У нас в офисе работают и программисты, их много (два центра разработки - в Москве и Петербурге), у нас работают и специалисты по продажам, маркетологи, финансисты. Самое простое – на странице Google Russia есть строчка, которая говорит о вакансиях, там посмотреть и просто прислать резюме. Но основное требование – знание английского. Есть и сейчас открытые вакансии. Мы не прекращали набирать людей.

- Есть ли в Google отдел инноваций? Сколько человек в нем работают? Как изменяется успешность их работы?

- Каждый сотрудник Google в той или иной степени занимается инновациями. Каждый раз, когда с нуля разрабатывается новый продукт, люди говорят, зачем нам это надо: я думаю, что в результате запуска приложения появится столько-то человек, которые им пользуются. У Google есть принцип «70-20-10». 70 процентов времени человек должен работать над своим проектом, 20 процентов он может заниматься проектами по соседству, которые ему интересны, а 10 процентов времени делать вообще, что хочет. Из этого могут вырасти очень интересные проекты, и уже вырастали. Например, Gmail. Этот принцип пришел из подхода американских университетов, у них преподаватели день в неделю могут использовать для самообразования и других каких-то вещей. Если попасть в наш московский офис, у многих людей создастся ощущение хаоса и сумасшедшего дома, можно застать людей, играющих в теннис, а потом понимаешь, что это хорошо структурированный хаос, который позволит быть нам вполне организованными.

- Как продвинуть идею через Google?

- Если проект хорошо обоснован, люди понимают, что будет на выходе, его быстро рассмотрят. Есть стадия защиты проекта в инстанции, это делается достаточно неформально. Когда придумываешь что-то гениальное, первое, о чем думаешь – почему никто не придумал до этого? Это никому не надо? Если есть ответ, тогда нужно проверять идею на ком-то из коллег.

- Почему у вас отсутствует реклама в поисковой машине?

- Я как раз считал, что у нас реклама присутствует, просто нет баннеров и никогда не было. Понятно, что такой сервис, такая компания, где работает столько человек, должна как-то зарабатывать деньги, мы их зарабатываем на рекламе. Мы показываем на выдаче результатов поиска текстовые объявления, которые имеют отношения к поисковому запросу, и когда на них кликают, мы берем деньги с рекламодателя. Она неназойлива, но это реклама. Все, что мы делаем с первыми страницами, – иногда меняем логотип, когда отмечаем какие-то праздники. Вчера мы отмечали 200-летний юбилей Дарвина, если говорить о русских праздниках, меняем логотип на День Победы, когда отмечали 50-летие запуска первого спутника. Мы отмечали тот день, когда Россия получила право на Олимпиаду в Сочи. Тогда за ночь поменяли логотип.

Реклама должна быть нераздражающей, она показывается пользователю, когда дополняет информацию, которую он находит.

- Есть такое ощущение, что Google не торопится на российском рынке, что вероятны договоренности с Яндексом не так быстро его убирать с рынка? Так ли это, или вы действуете строго по законам рынка? Кто-то из экспертов, кажется, Леонид Делицын, написал как-то, что вы бы могли взять российский рынок за год, если бы захотели. Ошибается?

- Это надо у Лени спрашивать, он, видимо, считал, когда говорил про год. Это вещи, которые определяются не только возможной скоростью нашей работы. Мы запускаем в России продукты, которые уже популярны в мире. России тоже надо отдать должное, это не очень стандартная страна. Есть вещи, которые работали в других странах, например, прием денег за рекламу – на Западе это кредитные карты, здесь они не работают совсем, приходится делать что-то совсем новое для нас. А скорость – понятие относительное. Всегда хочется работать быстро – не всегда получается.

- Можно несколько мыслей, почему ваш портал - самый великий? Продолжите фразу: Google - это прекрасно, потому что...

- Google - это прекрасно, потому что всегда неожиданно. Google никогда не знает, что мы спросим, мы никогда не знаем, что он ответит.

Полный текст онлайн-конференции с Владимиром Долговым

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие существуют соглашения по сокращению ядерного оружия между РФ и США?
  2. Почему Сбербанк перестал выдавать кредиты на обучение?
  3. Что такое викторианская эпоха?

Как нужно поступить с отказником Матвеем, которого украли из роддома?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ
 

Новое на AIF.ru