Ольга Шаблинская 10 818

Эдвард Радзинский: Прав Габриэль Маркес! «Драматург – это навсегда»!

Известный историк поделился своими мыслями о любви к кнуту, «мессии» Сталине и вкусах толпы

Эдвард Радзинский. Фото: www.russianlook.com

«Нужно забыть об амбициях, когда перед человече­ством стоят новые страшные вызовы», - уверен Радзинский.
Известный писатель рассказал «АиФ», почему людям XXI в. так важно понять, кем был Коба...

«АиФ»: — Эдвард Станиславович, в чём причина такого читательского успеха вашей трилогии «Апокалипсис от Кобы»? Тема?

Э.Р.: — И тема тоже. Сталин — псевдоним нашей вечной дискуссии на очень волнующую тему как править Россией. Путь Сталина — это очень популярный путь русской Власти. В своих книгах я приводил монолог русского монархиста «Без Ивана Грозного, Петра Великого не было бы России. Русский народ самый покорный из всех, когда им сурово повелевают. Но он не способен управлять сам собою Как только ослабляют узду он впадает в анархию... Он идет прямо только, когда чувствует над собой железный кулак. Кнут — мы им обязаны татарам, и это лучшее что они нам оставили». Сталин хорошо знал эти слова... И в романе много его размышлений о русской истории.

«АиФ»: — Как историк, вы написали биографию Сталина...Но почему вы решили писать роман? В Интернете я прочла любопытное высказывание о вас знаменитого писателя Габриэля Маркеса... Маркес видел в Париже вашу пьесу «Старая Актриса на роль жены Достоевского», которая ему «очень понравилась и хорошо запомнилась». И потому, когда он увидел ваши биографии Сталина на английском и Николая 2 на испанском, он очень удивился, что «известный драматург решил так круто изменить жанр,стиль и обратиться к художественно-документальной прозе». «Но прочитав эти книги, — пишет Маркес, — я понял,что это те же пьесы, драмы истории, мастерски выстроенные спектакли... Да, драматург это навсегда!»... Так что же, вы решили снова круто поменять жанр, стиль и писать романы?

Иосиф Сталин Иосиф Сталин. Фото www.russianlook.com

Э.Р.: — Все проще. Когда я писал биографию Сталина, я понял, что источники по сталинскому периоду в массе своей уничтожены или фальсифицированы. Сталин был заботливый архивист и, уничтожив человека, уничтожал и его бумаги и материалы о нём. Так что куда правдивее оставшихся официальных документов оказывались слухи и дневники современников... Слухи всегда играли особую роль в России. Недаром госпожа де Сталь сказала язвительно «В России всё секрет, но ничего не тайна». Как историк я весьма стеснён в праве пользоваться подобными источниками. Как писатель — свободен. И тем не менее «Апокалипсис от Кобы» — это исторический роман. И мои версии в этом романе основаны на документах. Например, в только что вышедшем втором томе трилогии, названном «Гибель богов» есть встреча Сталина с Гитлером... И это не фантазия романиста. В предыдущей документальной биографии Сталина я впервые попытался доказать реальность этой встречи. Я опубликовал секретную телеграмму знаменитого шефа ФБР Гувера Адольфу Берлу-младшему, помощнику Государственного секретаря...

Помню её наизусть: «По только что поступившим данным из конфиденциального источника информации, после немецкого и русского вторжения в Польшу и её раздела, Гитлер и Сталин тайно встретились во Львове 17 октября 1939 года. На этих тайных переговорах Гитлер и Сталин подписали военное соглашение взамен исчерпавшего себя ... Искренне ваш Дж. Эдгар Гувер». Прочитав эту телеграмму, я обратился к «Журналу регистрации посетителей кабинета Сталина». И обнаружил, что «конфиденциальный источник информации» Гувера ошибся всего на один день! 18 октября 1939 года посетителей в кабинете Сталина не было, ибо: Трудоголик Сталин посреди рабочей недели на два дня исчезает из своего кабинета. Причем вернувшись поздним вечером, он вызывает к себе в кабинет второго человека в государстве Молотова, руководителя промышленности Кагановича и Жукова, военного, которому он все больше доверял. Как будто в его отсутствие произошло что —то очень важное и ему нужно это обсудить с главными сподвижниками. Думаю, одной из тем и причин этой встречи была Финляндия. В это время Сталин задумал её захватить. И хотя она входила в сферу влияния СССР, аннексию скандинавской страны, весьма любимой в Германии, следовало согласовать с Гитлером. В своей книге я попытался реконструировать эту встречу двух диктаторов.

Досье
Эдвард Радзинский родился в 1936 г. в Москве. Окончил Московский историко-архивный институт. Драматург, прозаик, сценарист. Мировыми бестселлерами стали его биографии Николая II, Сталина и Распутина. Многократный лауреат премии «ТЭФИ».

«АиФ»: — Какую бы вы хотели видеть реакцию общества на новую книгу о Сталине?

Э.Р.: — Понимание. Но в этом случае понять не значит простить. Понять значит понять. Чтобы читатели поняли — человека по фамилии Джугашвили... Как и почему мальчик Сосо, получивший духовное образование, стал воинствующим атеистом, революционером-подпольщиком Кобой. И как из пламенного революционера Кобы, верно служившего Ленину и партии большевиков, сформировался хозяин партии и страны, один из самых искуснейших и коварных политиков Иосиф Виссарионович Сталин.

Чтобы поняли мироощущение этого человека, прожившего большую половину жизни в тюрьме, ссылках. Поняли что это мироощущение трагически сказалось, когда он стал Вождем страны, точнее самодержцем с властью, не снившийся самодержцам династии Романовых... Поняли, как идя к власти, он создал знаменитую номенклатуру, ставшую его верной опорой... И, наконец, поняли, почему так стремительно менялись сами революционеры, предававшие великие идеалы. Почему вожди большевистской Революции, прошедшие каторгу и ссылки, превращались в покорных трусливых лакеев. И Сталин смог с презрением сказать «люди очень легко обкатываются, как камешки в море и это должен учитывать политик». Поняли систему маленьких вождей, которую он создал. И новый тип вождя-хозяйственника, который умел достичь невероятных результатов, но через людей, не щадя людей. Именно такие люди руководили его фараоновыми стройками, на которых работали и умирали рабы 20 века — его заключенные, люди страны ГУЛАГ.

Ленин выступает на заседании 2-го когресса Коминтерна Ленин выступает на заседании 2-го когресса Коминтерна. Фото www.russianlook.com

Но Сталин был не просто самодержец... Осталась его фраза «Народу нужен Бог и Царь». И он дал стране и то, и другое в своём лице... Ученик духовной семинарии весьма грамотно построил новую религию, этакий азиатский марксизм, именовавшийся «марксизмом-ленинизмом». Как и положено религии, она беспощадно наказывала инакомыслие, не терпела соперников и оттого неистово боролась с православием, уничтожала храмы, сажала и расстреливала священников, предавала поруганию мощи православных святых... В этой атеистической религии роль Мессии играл сам Иосиф Виссарионович. И Иоанном Предтечей, естественно, стал Ленин... И в главном храме этой религии Мавзолее было выставлено тело богоЛенина этого неутомимого борца с православными мощами, превращенного Сталиным... в нетленные мощи новой религии! Куда уж смешнее!

«АиФ»: — В вашей книге повествование ведётся от лица некоего Фудзи. Такой действительно существовал?

Э.Р.: — В своё время по телевидению я сделал несколько передач о Сталине. И после каждой получал удивительные рукописи. Это были те самые Дневники его современников. И не просто современников, но общавшихся с ним современников. Некоторые авторы, как писалось в сопроводительных письмах родственников, исчезли в его лагерях. Один из дневников показался мне особенно интересен. Его автор был нашим разведчиком, но о своей работе писал весьма туманно. Но было очень интересно, что каждый раз, после длительного отсутствия в СССР, возвращаясь в страну, он как бы видел её стороны, и оттого остро ощущал изменения. Он и стал вторым героем моей книги... Короче, Фудзи — собирательный образ, хотя в основе его есть реальные люди. Но главный герой книги, конечно, Сталин. В нынешней литературе Сталин, как правило, политическая маска, которую напяливают на него в зависимости от мировоззрения автора. Даже у Солженицына он фарсовый персонаж. Мне же хотелось, чтобы прочли книгу о человеке... Чтобы, повторюсь, поняли этого человека... И чтобы он стал для читателя, каким стал для меня — живым...Я вижу его лицо. Вижу его фигуру, часто в темноте... Я много снимал на его «Ближней даче» и, как правило, вижу его там. Я могу с ним разговаривать.

«АиФ»: — И как? С ним интересно разговаривать?

Э.Р.: — Диктаторы, как правило, блестящие актеры... И умеют быть разными. Именно поэтому он умел очаровывать самых разных людей. И Фейхтвангера, и Бернарда Шоу, и леди Астор, и Барбюса... Он мог говорить тупые партийные речи и одновременно написать фантастически точную беспощадную психологическую характеристику на сына...Он играл в сурового солдата партии, обожал материться. И он же в юности писал стихи, нравившееся королю грузинских поэтов Илье Чавчавадзе. И при этом беспощадно душил и задушил в объятиях партийности и соцреализма советскую литературу. И он же каждый день очень много читал... У него была огромная библиотека, преступно расформированная после его смерти. Уверяю вас интереснейший был собеседник.

«АиФ»: — А для чего история посылает нам таких правителей, как Сталин?

Э.Р.: — Он смиритель революции... Кромвель смиритель английской революции, Наполеон — французской, Сталин — смиритель нашей революции. Смиритель азиатский. Такой же кровавый и беспощадный, какой была эта революция.

«АиФ»: — Вы открыли памятник Сталину в городе Сочи. И это вызвало, мягко говоря , изумление у многих...

Э.Р.: — Скульптура была создана на деньги бизнесмена Виктора Батурина. Он пригласил создать скульптуру знаменитого израильского скульптора Ф. Майслера, участвовавшего во Второй мировой войне... Но это не памятник Сталину. Это скульптурная группа — как бы ожившая знаменитая фотография Ялтинской конференции. На скамейке сидят три руководителя великих держав — Сталин, Черчилль и Рузвельт. По моей просьбе на пьедестале нет их имен. Только названия конференций великих держав... Почему? Потому что это не памятник отдельным людям, но памятник столь редкому в истории тесному сотрудничеству и дружбе великих держав. Я считал тогда (как и сейчас), что наш мир стоит накануне великих бедствий. И об этом я говорил на открытии этого памятника. Я говорил, что руководителям великих стран необходимо вспомнить тот период, когда перед великой опасностью они сумели сплотиться и был побежден фашизм...

Уинстон Черчилль, Франклин Рузфельт и Иосиф Сталин на встрече в Ялте, 1945 год Уинстон Черчилль, Франклин Рузфельт и Иосиф Сталин на встрече в Ялте, 1945 год. Фото www.russianlook.com

И, забыв об амбициях, надо сделать это сейчас, когда перед человечеством стоят новые страшные вызовы — возможный крах мировой экономики, голод в Африке, и, наконец, терроризм. «Аль-Каида» — не просто террористическая организация... Это куда страшнее — это движение, массовое движение обездоленных, опасно соединившееся с религией... Это ужасное дитя, родившееся из пропасти между богатыми и бедными. И благодаря новым технологиям эффективно управляемое и оттого способное потрясти самые благополучные страны...

Вот о чем я говорил на открытии этого памятника. Судя по откликам, это был глас вопиющего в пустыне. Из моего выступления не поняли ничего. Точнее, поняли только одно — что я открыл памятник Сталину...А далее... Памятник был открыт в мае 2008 года. Не прошло и нескольких месяцев после этой моей речи, как произошло то, о чём я говорил: разразился мировой финансовый кризис. А нынче загорелся и Ближний Восток. И роль «Аль-Каиды» в этом «освободительном» в кавычках пожаре мы ещё поймём.

«АиФ»: — Вы как-то сказали об опасности новых технологий... В чем же их опасность?

Э.Р.: — Я повторил то, что говорю часто — об «Эйфелевой башне технологий» и крошечном холмике человеческой нравственности. ...Башня технологий стремительно растёт вверх, а холмик человеческой нравственности остаётся таким же крохотным. При этом всесильные технологии, изобретённые людьми, давно начали управлять самими людьми. Население всё больше оказывается под слежкой всесильного государства, интимное, личное пространство человека невероятно сузилось. И зомбирование человека стала постоянным... Этим занимается массовая культура, могущественные СМИ, и телевидение. В это включился и Интернет. С утра до ночи современный подросток сидит, точнее, живит в Интернете. Там он спасается от одиночества, там черпает идеи, там учится говорить на языке быдла. И Интернет — великое средство познания и общения — часто превращается нынче в столь же великое средство оболванивания, фальсификации... И злобы... Эта жажда ненавидеть, облить оппонента грязью, оплевать — не только наследие беспощадной сталинской эпохи. Эта злоба, конечно же, связана с очень трудной нынешней жизнью многих молодых людей, с нынешним социальным неравенством, наглой демонстрацией богатств нашими нуворишами. Но это особый разговор... А вообще, в наш век произошла всемирная демократическая революция в культуре. Демос, толпа диктует вкусы эпохи... Странно вспоминать, что в 18 веке умами владели философы...Три самых могущественных монарха русская императрица, австрийский император и прусский король переписывались с Вольтером, преклонялись перед энциклопедистами... Знатный путешественник обязан был посетить Вольтера в Фернее и отписать впечатления на родину... Дамы, чтобы считаться модными, должны были прослыть и умными... В салонах молодые люди жарко спорили о философии и литературе... Нынче совсем иной мир. Он до смешного... детский. И место Вольтера, философов заняли фэнтези и детективы... Мы живём сейчас во всемирной Лилипутии...

«АиФ»: — И в завершение вопрос. Не так давно в Москве в зале Чайковского вы с большим успехом читали вашу пьесу о Моцарте в сопровождении оркестра и хора...

Э.Р.: — На нынешнем культурном фоне мне показалось важным представить эту пьесу. Это разговор о Творце и художнике, о гармонии, о тайне Смерти, о вечном поиске Гения и фанатизме жреца... Мне не хотелось отдавать эту пьесу в театр. Режиссёр в театре должен быть вашим единомышленником. Только тогда получится. Я работал с великими режиссерами — с Эфросом (он поставил 5 моих пьес), с Товстоноговым. Мои пьесы ставили достаточно мне близкие тогда, выдающиеся режиссеры Гончаров, Виктюк и Фокин... Нынче в моих театральных идеях мне никто не близок. Поэтому я и решил всё делать это сам... И счастлив... Счастлив, что получилось, что зал переполнен. Счастлив что было много молодежи и из зала шла такая ответная энергия ,такая радость ... В ноябре я прочел, точнее, сыграл эту пьесу о Моцарте в Петербурге в сопровождении оркестра и хора... Но театр одного актера я буду продолжать. На канале «Культура» мне предложили прочесть мои пьесы на экране. И я это сделаю... Так что мой любимый писатель Габриэль Маркес прав: «Драматург — это навсегда».

Онлайн-конференцию с Эдвардом Радзинским смотрите здесь »

 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (10)
  1. Любовь Яковлева
    |
    14:14
    14.11.2012
    0
    +
    -
    Люди тоскуют не по Сталину, да в наше время не были бы возможны ни Кромвель, ни Сталин, ни Наполеон. Это лидеры СВОИХ эпох. Но народ в России глубоко возмущен и ограблением его в 90-е годы, и мощным валом коррупции, и узурпацией власти одной партией, поэтому мечтают о сильной личности современного типа, кот. освободит страну и народ от ига хапуг и ростовщиков, а Россию вернет на путь прогресса и процветания.
  2. игорь58
    |
    16:56
    14.11.2012
    0
    +
    -
    никто не даст нам избавленья, /ни бог, ни царь и ни герой/. добьемся мы освобожденья/ своею собственной рукой. или не добьемся.
  3. Владимир 1
    |
    19:36
    14.11.2012
    0
    +
    -
    Да и какие то радзинские тоже мне "историк"!!!
  4. тетя доктор
    |
    06:44
    15.11.2012
    0
    +
    -
    Радзинский - убийца,,оставшийся безнаказанным. АиФ,зачем вы печатаете умствования убийцы? Вы же,вполне адекватная газета,или?
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кто такая Татьяна Фельгенгауэр?
  2. О чем говорится в фильме ARD о допинг-системе в Китае?
  3. Кто такой Джеймс Тобэк?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ

Новое на AIF.ru