aif.ru counter

Революционер в смокинге: тайны обольщения Запада при Сталине

Французский историк написала книгу о дипломате Литвинове*, которого в своё время окрестили «могильщиком революционных идеалов» и...

В свет вышла книга французского историка С. Дюллен**, которая посвящена истории и деятельности советского дипломатического корпуса в 1930-е годы.

Автор рассказывает о главе Наркомата иностранных дел Максиме Литвинове и его взаимоотношениях со Сталиным, которые сыграли важную роль в выработке советской внешней политики.

Ставя вопрос о парадоксах, таившихся в одном человеке, Литвинове, и в группе высокопоставленных чиновников, дипломатов, автор стремится раскрыть человеческие противоречия системы, отличавшейся «невероятной бесчеловечностью».

- В момент когда мировая революция вот-вот, казалось, должна была охватить всю Европу и Азию, большевистская Россия не нуждалась в дипломатии, инструменте сосуществования с другими государствами, - пишет Дюллен. - В действительности новому режиму, со всех сторон окруженному врагами, быстро понадобились дипломаты. Во главе их Ленин поставил только что вернувшегося из Лондона Г. В. Чичерина, бывшего меньшевика, выходца из знатной семьи, служившего ранее в царском Министерстве иностранных дел.

По словам историка, Чичерин «совершил чудеса», чтобы вывести Россию из изоляции, и завязал прочные отношения с Веймарской Германией. Число советских дипломатов росло, причём чаще всего, как отмечает Дюллен, «это были старые революционеры, которые сумели быстро приспособиться к новой для них роли и вместе со смокингом и цилиндром перенять «общий кодекс поведения», которому подчинялся этот проникнутый аристократической традицией мир».

- Они оказывались своего рода живым олицетворением провала революционной экспансии, воплощением неизбежности сосуществования социалистической и капиталистической системы. С этой точки зрения, их работа могла вызывать определенное недоверие у партийцев, - отмечает автор.

В момент «Великого перелома», давшего сигнал к началу коллективизации и первой пятилетки, на место Чичерина был назначен его бывший заместитель М. М. Литвинов. Как и его предшественник, новый нарком до революции жил в Лондоне и даже был женат на англичанке. На этом сходство, по словам С. Дюллен, заканчивалось.

- Литвинов, выходец из семьи польских евреев, был старым большевиком, и, с энтузиазмом взявшись за новую для себя дипломатическую деятельность, вкладывал в нее ту же энергию, которую несколькими годами ранее отдавал партийной работе. На протяжении десяти лет он возглавлял сталинскую дипломатию, руководя сотнями сотрудников, работавших в аппарате НКИД в Москве и примерно в тридцати полпредствах и сорока консульствах по всему миру. Ленин назвал его «самым большим крокодилом из всех наших дипломатов»: Литвинов отличался крепкой хваткой и никогда не выпускал своей добычи.

В середине 1930-х годов Литвинову «удалось стать в глазах Запада воплощением того нового, положительного и респектабельного образа, который стремился создать Советский Союз, выступая в роли борца за мир и коллективную безопасность, а затем и опоры антифашистского движения».

- Этот человек с множеством личин привлекал внимание и вызывал любопытство многих современников. Многочисленные свидетельства, касающиеся Литвинова, не знают полутонов. Одни авторы клеймят его как «могильщика революционных идеалов», другие превозносят за то, что он положительно влиял на Сталина или «оказывал сопротивление» диктатору.

По словам Дюллен, Литвинова нельзя с уверенностью причислить ни к категории героев, ни к разряду послушных марионеток.

- Даже став к началу 1930-х гг. самым могущественным членом Политбюро, Сталин не добился еще прямого контроля над всей системой, к которому он так стремился. Литвинов мог оставаться во главе НКИД, не будучи ставленником или приближенным Сталина, - резюмирует автор.

Согласно одной теории, действия советских дипломатов в различных странах совпадали с реальными целями режима. С другой точки зрения, перед советской системой, порожденной большевизмом, стояли прежде всего «идеологические цели, и в центре сталинского проекта по-прежнему находилась идея «экспорта» революции».

- Работа дипломата состояла главным образом в том, чтобы, играя на «межимпериалистических противоречиях», способствовать расшатыванию капиталистической системы. Антифашистская борьба, в которой участвовали советские дипломаты и деятели Коминтерна, и политика коллективной безопасности, проводимая Литвиновым и его командой, оказываются направленными (втайне от самих дипломатов, искренность которых приверженцы этой интерпретации обычно под вопрос не ставят) на разжигание конфликта между западными демократиями и гитлеровской Германией, - пишет Дюллен.

Историк отмечает, что Сталин, Молотов и Литвинов «могли найти общий язык в вопросе о целях и разделять один и тот же прагматический подход к внешней политике».

- В той «грамматике», при помощи которой Сталин и его соратники расшифровывали окружающий их мир, тон задавали заносчивый антикапитализм, дихотомия между «нами» и «ними», страх перед «пятой колонной», враждебность и недоверие по отношению к загранице, которую они презирали, стремясь скрыть тем самым свою боязнь.

Как пишет Дюллен, эти особенности ярко проявились в момент Большого террора, когда – в глазах таких помощников Сталина, как Ежов и Жданов, – контакты с зарубежным миром превратили советских дипломатов в потенциальных предателей.

- В этой «круговой обороне» от внешнего мира, являющегося синонимом неизвестного, заметно отсутствие личного опыта знакомства с заграницей. Дипломаты же провели достаточно времени в эмиграции (в дореволюционный период) или на службе за рубежом, чтобы не разделять подобного испуганно-презрительного отношения, характерного для кремлевских властителей, - отмечает историк.

Дипломаты 1930-х годов, о которых пишет Дюллен, до сих пор почти никогда не попадали в поле зрения исследователей, за исключением некоторых работ на тему внешней политики, где они фигурируют на втором плане.

- Чаще всего историки использовали их в роли своего рода свидетелей обвинения или защиты в ходе дискуссии о приоритетах внешней политики Сталина, - констатирует автор.

В своей книге она подробно описывает «стратегию обольщения» советскими дипломатами западного общественного мнения, которая «сочеталась с антифашистской направленностью народных фронтов в странах Европы и производила большое впечатление во Франции и в Женеве».

Справка

* Максим Максимович Литвинов (настоящее имя Макс (Меер-Генох) Моисеевич Валлах; партийный псевдоним — «Папаша», Максимович, Феликс и др.; 5 (17 июля) 1876, Белосток, Российская империя — 31 декабря 1951, Москва, СССР) — революционер, советский партийный и государственный деятель, дипломат, автор многих работ по вопросам внешней политики СССР. Член ЦИК СССР 2—7 созывов, депутат Верховного Совета СССР 1—2 созывов. Член ЦК ВКП(б) (1934—1941).

** Источник: Дюллен С. Сталин и его дипломаты: Советский Союз и Европа, 1930–1939 гг. / С. Дюллен; [пер. с фр. Э. М. Кустовой]. – М.: (РОССПЭН); Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина, 2009. – 319 с. – (Серия: История сталинизма).

Благодарим издательство Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН) за содействие в публикации.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за меч Ким Чен Ын подарил Путину?
  2. Кто такой Магомед Юнусилау, отца которого убили в Подмосковье?
  3. Где в Москве можно устраивать пикники и жарить шашлыки?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ