Масленица, блин! Как умели и любили гулять на Руси наши предки

Статья из газеты: АиФ №9 26/02/2014
Все материалы сюжета Великий пост и Пасха

Что только не случалось во время радостных и безумных дней перед Великим постом! А почему именно Масленица так любима на Руси?

Картина Бориса Кустодиева «Балаганы». 1917 год.
Картина Бориса Кустодиева «Балаганы». 1917 год. © / АиФ

Последнее обновление: 10.02.2015 г.

Масленицу в Москве отмечали, несмотря ни на что. Даже в 1813 г., когда после ухода наполеоновской армии и страшного пожара город был больше похож на Помпеи, чем на столицу огромного государства, на улицах звучали песни и продавались блины. Как говорится, война войной, а праздник - по расписанию. Что только не случалось в эти радостные и безумные дни перед Великим постом!

Царь Иван Васильевич любил на Москве-реке «кровушкой блин окропить». Кстати, в старину Масленицу отмечали не 7 дней, а беспробудных 14. Зато в XVII в. патриарх Адриан хотел вообще Масленицу запретить - как «бесовский, диавольский» праздник.

Драться запрещается!

Да ещё один российский царь пытался удержать подданных от пьяного разгула и нелепых смертей во время Масленой недели - Алексей Михайлович был твёрдо уверен, что грешно проводить время в буйных забавах и застольях. Поэтому сочинял один за другим указы, согласно которым под запретом оказывались кулачные бои, подпольное винокурение, азартные игры и даже… качели. Дело в том, что с гигантских качелей на 10-20 человек регулярно сваливались нетрезвые катальщики, и Великий пост они встречали уже с многочисленными переломами. Как свидетельствуют записки личного врача государя англичанина Сэмюэля Коллинза - народ не обращал на указы особого внимания: «Русские предаются всякого рода увеселениям с необузданностью и пьют так много, как будто им суждено пить в последний раз на веку своём». Ну а обычай целоваться со всеми подряд в Прощёное воскресенье (даже с нищими и случайными прохожими) казался иностранцу негигиеничной и развратной затеей.

Когда же на трон взошёл Пётр I, «безумная неделя» была официально узаконена и названа в пику Церкви «Всешутейшим, всепьянейшим и сумасброднейшим собором». Особенно москвичам запомнилось, как император устраивал на улицах морские прогулки под парусами, для чего лодки и яхты ставились на сани. Царский корабль тащили 15 лошадей, и с него непрерывно шла стрельба из пушек. Секретарь австрийского посольства Иоганн Корб так описывал столичную Масленицу: «Я бы скорее назвал это время вакханалиями, потому что русские в эти дни заняты только гульбой и в ней проводят всё время. Разбойники пользуются такой безнаказанностью, и потому почти ни о чём более не слышно, как о смертоубийст­вах и похоронах. Правда, что в некоторых местах стоят часовые для предупреждения этих бесчинств, но от них мало пользы, так как и они постоянно пьяны и запятнаны общими пороками, потому никто их и не опасается».

Картина Василия Сурикова «Большой маскарад в 1722 г. на улицах Москвы с участием Петра I и князя-кесаря И. Ф. Ромодановского»

Первая PR-кампания

Оригинальнее всех из властителей России Масленую неделю проводила императрица Екатерина II: в 1763 г. сразу после коронации она решила устроить, как бы это назвали сейчас, PR-акцию
собственной персоны. Вот у кого нынешним политикам нужно поучиться действенной рекламе. Праздник готовили профессионалы - Фёдор Волков, создатель первого российского публичного театра, и две литературные знаменитости - поэты Александр Сумароков и Михаил Херасков.

Весь город обклеили афишами, анонсирующими трёхдневное шоу: «Сего месяца в четверток, субботу и воскресенье по улицам Большой Немецкой, по обоим Басманным, по Мясницкой и Покровке от 10 часов утра за полдни будет ездить большой маскарад, названный «Торжест­вующая Минерва», в котором изъявится Гнусность пороков и Слава добродетели. По возвращении оного к горам начнут кататься и на сделанном на то театре представят народу разные игралища, пляски, фокус-покус и разные телодвижения. Кто оное видеть желает, могут туда собираться с утра и до ночи, в маске или без маски, кто как похочет, всякого звания люди».

Чтобы народ вернее понял, что изображает 4-тысячная армия артистов и хористов, занятых в «живых картинах», была выпущена специальная про­граммка (огромным по тем временам тиражом - 3200 экземпляров). Три дня москвичам показывали, как ловко императрица, выступавшая в лестной для себя роли римской богини мудрости Минервы, расправится с массовым пьянством, мздоимством чиновников, волокитой и подкупом в судах, казнокрадством и всеми остальными людскими грехами. Для зрителей попроще приготовили множество уличных мостков, окна домов украшали сотни голов москвичей благородного звания, а вот полицейским было не до веселья. В их обязанности входило выравнивать дорогу, чтобы гигантские платформы с аллегорическими картинами не застряли, посыпать скользкие места песком и стоять живой стеной между публикой и маскарадным шествием. Кстати, стражам правопорядка наказали не только не пускать никого из зрителей к артистам, но и следить за последними, не давая им по ходу движения «промачивать горло» в кабаках.

Лотки сменились ларьками, балаганы - быстровозводимыми сценами, а в остальном всё как встарь - и блины, и представления, и уличные гулянья
Лотки сменились ларьками, балаганы - быстровозводимыми сценами, а в остальном всё как встарь - и блины, и представления, и уличные гулянья. Фото: АиФ / Эдуард Кудрявицкий

«Блин не клин»

Почему именно Масленица так любима на Руси? И традиции её возрождаются - в Коломне, к примеру, не первый год возводят даже «Ледяной дом» для широких гуляний. Масленицу воспевали и автор романа «Ледяной дом», собиратель «русских потех» Иван Лажечников, и Иван Шмелёв (писатель из старообрядческой семьи, а в таких семьях Масленицу весьма почитали), и Пётр Чайковский, и Борис Кустодиев, и Василий Суриков, и драматург Островский в своей «Снегурочке». А сколько прибауток, поговорок, пословиц, песен, присказок насочинял про неё народ: «Блин не клин - брюха не портит», «Блин живот не разорвёт», «Не всё коту Масленица», «На маслёной на неделе из печи блины летели…» Было даже поверье - коли на Масленой не объешься и не «оторвёшься по полной», ждут тебя горе и худой жизни твоей финал.

У масленой семидневки было жёсткое «расписание уроков» с понедельника до Прощёного воскресенья: Встреча, Заигрыши, Лакомка (когда зятья приглашали тёщ) и, наконец, в четверг - Разгул, широкая Масленица! А затем - Тёщины вечёрки и Золовкины посиделки. В эти дни все родственники, хотя бы и временно, любили, уважали, чествовали друг друга, гостевали, целовались, объедались. Было это и временем некой свободы в любви, присматривания невест и женихов, договорённостей о сватовствах и свадьбах. Наряжались все в лучшее из лучшего - есть повод себя показать и других перещеголять, похвалиться богатством, шубами, уборами да тройками: «Хоть себя заложи - а Масленицу проводи!» Девицам с парнями дозволено было обниматься и целоваться - под присмотром родителей.

Водили медведей, устраивали рысьи бега. И повсюду - гармошки, тройки расписные с колокольчиками, снежные городки, как на картине Сурикова. Бились «на кулачках» и стенка на стенку, и «кучей-малой».

Гони, брат, к Яру!

После гуляний, театров и цирков (в пост ведь всё закроют) купцы ехали в Большой Московский, к Тестову, к Яру. И вот тут начинались уже полный кутёж и бесчинст­ва: читайте Чехова и «Чертогон» Лескова. «Обмотав вокруг пальца угол скатерти, сделал он лёгкое движение, и закуски, подсвечники, бутылки - всё со звоном и визгом загремело на пол». Но лакеи, привыкшие к «кабацким катастрофам», ловко, «как хирурги», подбирали безобразия. Уж чего-чего, а побузить спьяну на Руси умели!

Купцы в пьяном кураже поили ресторанных служек-«паразитов» водкой, вином, коньяком - прибавив в стакан масло, горчицу, соль, перец. И «паразит», привычный, выпивал, да ещё довольно крякнув. Другим мазали лицо горчицей, икрой - чем барин пожелал. Купали в фонтанах - оплата по прейскуранту. В лесковском «Чертогоне» процесс кутежа описан со вкусом и знанием дела: купец призвал специального человека-великана и «сдал» ему бумажник и толстенную свою палку - чтоб чего не вышло. И началась «пропасть разгула»: бутылки швырялись в зеркала и люстры, весь цыганский хор поили и кормили. «Отчего это люди, кроме пьянства и беспутст­ва, не признают других каких-нибудь удовольствий?» А ведь, может быть, Масленица на то и дана, чтобы глубже впасть в грех и глубже после раскаиваться. Что ж, это очень по-русски.

Зиму пережили? Надо закусить!

Лев Дуров, актёр: Масленице удалось остаться любимой народом, несмотря на попытки «прикрыть» её, которые предпринимала в прошлых веках Церковь, а позже - советская власть.

Масленицу мы дома всегда празд­новали, празднуем и будем празд­новать, печём и едим блины с разными начинками. И как же без Масленицы в конце зимы - начале весны? Ведь это гулянья, веселье, все ждут эту «обжорную неделю». Люди, пережив холодную зиму, собираются дома, на улице, на площадях, радуются друг другу, угощают друг друга, ждут весну.  Масленицу, насколько я знаю, праздновали всегда, даже во времена Советского Союза. Ведь этот праздник, разгульный и бесшабашный, как никакой другой, отвечает русскому характеру. Что же здесь такого? Это же уже давняя наша традиция, не самая плохая, надо сказать. И не нужно в данном случае ссылаться на язычество. Возможно, когда-то Масленица и была языческим праздником, но эти времена далеко позади, многие уже даже забыли, что такое язычество, а Масленицу очень любят и ждут. Ведь блин - это олицетворение солнца, света, тепла. Помимо того, блин - это очень вкусно. Поэтому желаю всем счастливой Масленицы!

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Из-за чего митингуют люди в центре Киева?
  2. Кто такой Джордж Сондерс, получивший «Букера»?
  3. Какие новые виды телефонного мошенничества бывают и как с ними бороться?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ

Новое на AIF.ru