13:04 19/02/2015 Виктор Черкесов 6 8582

Ликвидация ФСКН — подарок наркобизнесу

Экс-глава ФСКН Виктор Черкесов в колонке для АиФ уверяет: ожидаемое слияние силовых ведомств может пойти на пользу организованной преступности.

Виктор Черкесов.
Виктор Черкесов. © / Коллаж АиФ

Сократят ли ФСКН или всё-таки не тронут? В конфликте интересов, который возник из-за предложения ликвидировать Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков, пока ещё не наступило полной определенности. 

По инициативе МВД и Минфина функции наркоконтроля и миграционной службы должны быть переданы МВД, а 7,5 тыс. офицеров-оперативников из штата ФМС перейдут в подразделения уголовного розыска. В то же время 27 тыс. аттестованных наркополицейских из ФСКН, штатная численность которой сегодня составляет около 34 тыс. человек, с целью сокращения бюджета планируется уволить.

В результате, по подсчётам Минфина, сэкономить можно будет не менее 30 млрд руб. из расходных статей госбюджета, а экономический эффект от ликвидации Госнаркоконтроля и ФМС наступит не позднее 2017 г. 

Виктор Черкесов, первый зам. председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, директор ФСКН в 2003–2008 гг., первый зам. директора ФСБ в 1998–2000 гг., начальник управления ФСБ по Санкт-Петербургу в 1992-1998 гг., генерал полиции:

— Наивно полагать, что если мы вдруг ослабим силовое давление на наркорынок, то он не заработает с новой силой. Обязательно заработает, а вот вернуть потом ситуацию назад будет крайне трудно, поскольку в результате сокращения ФСКН та система борьбы с незаконным оборотом наркотиков, которая действует в России уже 12 лет, окажется дезорганизованной. Ресурсы наркомафии от этого только увеличатся в разы, потому что она сможет без проблем накапливать прибыль в гораздо более свободных условиях. Эти деньги будут отмываться и пойдут в теневую экономику, на коррупционные сделки. Как результат, потребителей наркотиков прибавится и неизбежно произойдёт резкий скачок количества смертей из-за разной отравы.

Не надо забывать, что сегодня Россия является одним из главных звеньев глобального механизма противодействия мировой наркопреступности. Ослабление борьбы с ней означает, что наша страна превратится в ещё более удобную площадку для транснациональных криминальных структур, которые смогут расширять у нас свои поставки.

Можно спросить — а почему наркодельцы вдруг ринутся в Россию? А потому что нигде, ни в одной цивилизованной стране мира монополия на борьбу с криминальным оборотом наркотиков не находится в одних руках. В США этим занимаются несколько десятков ведомств. А у нас, выходит, будет только одно?

К чему приведёт очередное разбухание МВД? Что станет с таким монстром?

Давайте вспомним недавнее прошлое. Не секрет, что главными причинами образования ФСКН в 2003 г. стали низкая эффективность работы и провалы в организации комплексной борьбы с наркопреступностью, за которую тогда отвечало Министерство внутренних дел. В его структуре эти задачи решались силами Главного управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ГУБНОН) и профильными территориальными подразделениями, в которых было немало сильных и толковых профессионалов, но действовать им приходилось внутри огромного и неповоротливого ведомства, нацеленного на решение десятков сложносочетаемых задач. В итоге министерство не смогло распределить приоритеты так, чтобы на каждом направлении его деятельности были бы достаточные ресурсы.

Эти и другие не зависящие от МВД факторы (попросту — развал управления страной) и привели к невиданной степени наркотизации, к тому, что деятельность криминальных наркоструктур разного калибра стала фактически бесконтрольной. 

По сути, если бы не провалы в деятельности МВД, то катастрофическая для России наркоситуация конца 90-х была бы попросту невозможна. Именно беспомощность и коррумпированность многих звеньев тогдашнего Министерства внутренних дел привели к тому, что Россия столкнулась с невиданным натиском наркопреступности и приростом наркопотребителей. А теперь представители МВД приводят цифры: что на долю этого ведомства приходится не менее 64% всех дел общем количестве расследованных преступлений, связанных с оборотом наркотиков. А на долю ФСКН — всего 33%.

Однако при этом полицейские умалчивают о качестве проделанной работы. Сам по себе массив зарегистрированных преступлений, где две трети дел числятся за МВД, в котором более 1 млн сотрудников, а треть за 35-тысячной ФСКН, свидетельствует далеко не обо всем: если сопоставить объёмы изъятых наркотиков, то подавляющим большинством в этих «двух третях» МВД окажутся преступления гораздо меньшей общественной опасности, нежели те, которые выявляются ФСКН.

Служба наркоконтроля создавалась для конкретной миссии: её предназначение — борьба с организованными формами наркопреступности. Та же статистика подтверждает, что именно ФСКН разоблачает и нейтрализует подавляющее большинство организованных преступных сообществ, действующих в сфере наркобизнеса. Тогда как для МВД эта работа базовой никогда не была и находилась где-то на периферии внимания ведомства.

Монополия на борьбу с наркобизнесом неизбежно приведёт к глубокой коррумпированности МВД, ещё большей, чем это было в 90-х. Я гарантирую, что при реализации подобной модели поле борьбы с наркопреступностью очень скоро подёрнется плотной плёнкой коррупции самых разных масштабов. Как и любой другой вид организованной преступности, наркомафия ищет «крышу», стремится обезопасить себя путём прямого подкупа тех, кто ей противостоит. Присутствие «соседа» на правоохранительном поле позволяет заметить коррупционные связи и помешать разложению. А отсутствие, наоборот, приводит к бесконтрольности. 

В пользу слияния силовых ведомств выдвигают тот тезис, что ФСКН, мол, стала некой обособленной структурой, которая начала конкурировать со своими «смежниками» — МВД, ФСБ, таможней и т. д. И эта конкуренция якобы идёт во вред работе. Однако Госнаркоконтроль по самой своей сущности обязан быть самостоятельным, конкурирующим в своей сфере ведомством — поскольку это нормальная, ожидаемая конкуренция, и ведомство не должно плестись в хвосте чужих задач и оценок. Оно просто не может не вступать в конфликты на поле, которое перенасыщено коррупционными интересами.

Внутри самого МВД постоянно возникают конфликты, вызванные тем, что кто-то из следователей в рамках разработки криминальной группировки затрагивает интересы другого подразделения. И ничего страшного не происходит. Кроме того, в ФСБ и МВД уже десятки лет действуют подразделения собственной безопасности. Борясь за чистоту рядов, они регулярно конфликтуют с другими структурами своих ведомств. Но если бы каждый такой конфликт заканчивался ликвидацией подразделения, где выявились правонарушения, у нас не было бы ни ФСБ, ни МВД, и вообще ни одной силовой структуры.

Если исходить из логики «конфликт-ликвидация», российское МВД необходимо сокращать и ликвидировать чуть ли не по нескольку раз в день. Почему? Посудите сами: то там пытают и фабрикуют доказательства, то кто-то насмерть забивает подростка и прикрывается незаконно возбуждённым уголовным делом, то под стражей оказывается едва ли не целиком подразделение автоинспекции. А СК РФ вдруг докладывает о раскрытом в Главном управлении по борьбе с экономической преступностью МВД организованном преступном сообществе во главе с генералами, в том числе и «летающими»... Однако в «конфликтности», тем не менее, упрекают ФСКН.

Где логика? Десять лет назад при цене нефти около 40 долл. за баррель годовой бюджет ФСКН составлял около 9 млрд рублей. Штатная численность ведомства была сопоставима с нынешней, и тем не менее служба активно функционировала, и даже развивалась. Бюджет ФСКН последних лет больше в разы, хотя никаких новых функций ведомству не добавлено. Наверное, правильнее было бы посмотреть, как расходуются эти деньги, и найти резервы экономии, а не уничтожать силовую структуру в корне.

Считать деньги можно по-разному. Но я вообще не могу согласиться с тем, что сложную и многоуровневую задачу организации системы противодействия ключевым угрозам безопасности страны и её населения мы должны выстраивать на базе бухгалтерских предположений. Никто не спорит, что при формировании федерального бюджета возникает немало критических проблем. Однако нельзя снимать войска с фронта, если враг ещё наступает... Давайте сверять свои решения и поступки с реальными масштабами бедствия. Сегодня мы находимся в состоянии криминальной войны с наркопреступностью. Ставка в этой войне неизмеримо выше расчётов по расходам на денежное довольствие оперативных работников, специальную и криминалистическую технику, транспорт и прочее. Наверное, если бы в разгар Великой Отечественной войны в Ставке Верховного Главнокомандования решили, что, мол, дороговато доставлять пушки и снаряды на Волгу, да и кормить такое количество солдат для казны обременительно — вряд ли бы мы победили под Сталинградом. 

Ликвидация ФСКН — это, по сути, снятие с передовой наиболее боеспособной дивизии. А соответственно, действия такого рода «ликвидаторов» ведут к увеличению потенциала и повышению активности нашего прямого криминального противника.

Кому всё это выгодно? Вопрос риторический.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Ренат Мавлютов
    |
    16:05
    19.02.2015
    3
    +
    -
    Ликвидация ФСКН - это страшнейший удар по наркобизнесу, это ликвидация "крыши" этого бизнеса, а ФМС - это также "крыша" для "торговли" людьми, по существу узаконенная работорговля... конечно часть уйдет в МВД и дальше будет строить свои дворцы на этом бизнесе, НО хоть какая то часть все же сгинет (а уйдя в подполье - рано или поздно сядут)... МВД не ангелы конечно, но работа по приведению людей в погонах в ранг слуг народа все же видна, очень медленная правда работа, но она видна. Опять же "единая крыша" берет меньше чем 10 разных "гопников"... ИМХО
  2. сэм
    |
    21:15
    19.02.2015
    2
    +
    -
    Вместо того чтобы плодить госструктуры "борцов", надо прежде всего создать для граждан обещанные 25 миллионов высокотежнологичных рабочих мест, чтобы люди могли трудиться как люди, а не заниматься преступными деяниями.
Комментарии (6)
  1. Ренат Мавлютов
    |
    16:05
    19.02.2015
    3
    +
    -
    Ликвидация ФСКН - это страшнейший удар по наркобизнесу, это ликвидация "крыши" этого бизнеса, а ФМС - это также "крыша" для "торговли" людьми, по существу узаконенная работорговля... конечно часть уйдет в МВД и дальше будет строить свои дворцы на этом бизнесе, НО хоть какая то часть все же сгинет (а уйдя в подполье - рано или поздно сядут)... МВД не ангелы конечно, но работа по приведению людей в погонах в ранг слуг народа все же видна, очень медленная правда работа, но она видна. Опять же "единая крыша" берет меньше чем 10 разных "гопников"... ИМХО
  2. Санитар
    |
    17:04
    19.02.2015
    0
    +
    -
    Все правильно. Надо сначала с курильщиками разобраться. А вот тогда и за наркобаронов браться. Кст.Кто то помнит, крупный скандал с поимкой крупной наркорыбкой?
  3. Карабас
    |
    17:05
    19.02.2015
    0
    +
    -
    А какая эффективость ФСКН? Такая же как и ФМС - бабло ковать себе в карман? Сколько при существуещем разгуле наркотрафиков посажено крупных поставщиков? Ловится мелочь - курьеры, дилеры - а где же те, кто стоит во главе этой отрасли?
  4. сэм
    |
    21:15
    19.02.2015
    2
    +
    -
    Вместо того чтобы плодить госструктуры "борцов", надо прежде всего создать для граждан обещанные 25 миллионов высокотежнологичных рабочих мест, чтобы люди могли трудиться как люди, а не заниматься преступными деяниями.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как правильно собирать лесные грибы?
  2. Что такое пиррова победа?
  3. Почему человек сутулится?

Готовы ли вы отказаться от машины в пользу общественного транспорта?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ