aif.ru counter
Юрий Белановский 372

Александр Мень: Не нужно церковного «гетто»

9 сентября 1990 года трагически погиб священник Александр Мень. Он был убит по дороге в храм.

Юрий Белановский.
Юрий Белановский. © / АиФ

Я думаю, что только сейчас наступает период, когда можно всерьез задуматься о той роли и о том наследии, что оставил нам отец Александр Мень. Так сложилось, что с начала возрождения Русской Церкви (в 90-х годах) взгляды, труды, начинания этого священника были резко отвергнуты православным сообществом. Отец Александр стал персоной нон грата. Как это не парадоксально, современные православные христиане в большинстве своем незнакомы ни с его биографией, ни с его наследием. Почему это так — отдельная и большая тема, в этой заметке я постараюсь рассказать об отце Александре и его значении для Русской Церкви.

Сразу оговорюсь, что знаком с наследием и жизнью отца Александра Меня лишь по нескольким книгам. О значении этого священника и пастыря я сужу по тому, что вижу в Русской Церкви сейчас и что знаю о миссионерской и молодежной и социальной работе.

О той эпохе

Эпоха Сталина и Хрущева, — а именно в эти годы произошло взросление и становление отца Александра, — годы «торжествующего» атеизма, годы эйфории, связанной с успехами научно-технического прогресса. Советское общество искренне видело в религии всего лишь недоразумение.

Советскими властями было сделано все, чтобы преемства веры не произошло. Репрессии и пропаганда сделали свое дело. Конечно, и в сталинские и в хрущевские времена оставались священники, прекрасные духовные руководители, но их было мало, они жили для неизбежно замкнутого немногочисленного круга христиан. Не могло быть не только речи, но и мысли о миссионерстве, о проповеди, о социальном служении христианских общин.

Христианство — это религия, которая меньше всего может быть сведена к «отправлению культа» в богослужебном плане и к гетто в социальном — но именно к этому всеми силами старались свести его советские власти. По словам известного филолога и философа С.С.Аверинцева, в сталинские и даже хрущёвские годы имело место единственное в своем роде психологическое давление: советское общество навязывало верующему роль преступника и вдобавок глупца, который по своей вредной и злонамеренной дикости всё ещё не узнал того, что обязан знать каждый грамотный человек. Против верующего было все советское общество как таковое и, конечно, КГБ. Атеизм пользовался статусом самоочевидной аксиомы.

Именно в такое время молодой, умный, активный, живой, образованный Александр Мень не только становится священником, но и начинает и развивает дело миссии, апологетики (защиты веры), позже социального служения. Для того периода жизни Церкви это было самое невозможное из всех невозможных служений.

Среди враждебного молчания (не только со стороны общества, но и, как это не прискорбно, со стороны братьев по вере) в лице о. Александра зазвучало еще одно живое слово веры, слово, обращённое прямо к современнику, слово, отвечающее на его вопросы и недоумения, слово воспитывающее и учащее. Трудно понять сегодня, как это было важно в те годы.

«Сын человеческий»

Александр Мень родился 1935 году в Москве, тогда же его мать крестилась, крестив и сына. Семья Меня имела тесное общение с духовенством и верующими людьми. Одна из форм такого общения — подпольные кружки на квартирах священников и христиан. На таких закрытых собраниях устраивались не только лекции по религиозным вопросам, по философии, по культуре, но были и уроки для детей по закону Божьему и совместные чтения и обсуждения Священного Писания.

В 1953 году Александр закончил школу, где, кстати, он учился с будущим поэтом Андреем Вознесенским и Андреем Тарковским, впоследствии известным режиссером. Безусловно, Александр был человеком очень одаренным и талантливым. С детства он любил литературу, поэзию, музыку, живопись, был страстно увлечен изучением природы, астрономией, биологией, писал стихи и художественные эссе. Уже подростком он серьезно подошел к христианской вере, имел духовного наставника, общался с христианами, изучал вероучение. То, что сейчас звучит банально, для 40-х 50-х годов было совсем необычно.

Протоиерей Александр Мень. История религии в семи томах. Фото: Commons.wikimedia.org/ Vizu

В 1958 году Александр буквально накануне защиты диплома был отчислен из института за христианскую веру. В тот же год сбылась давняя его мечта, он был рукоположен в дьякона и начал служение в храмах Московской области. В 1960 году рукоположен в священники.

Отец Александр сам изучил вероучение не только в рамках программы духовной семинарии и академии, но и очень глубоко знал все то, что окружало веру, то, что могло выразить ее по отношению к современности, что помогало обратиться с словом веры к современнику. Он изучил не только наследие, изданное до революции — святых отцов церкви, богословов, историков, философов. Он был хорошо знаком и с творчеством западных христиан, с творениями и исследованиями наиболее известных его современников. Отец Александр достиг фактически невозможного для Советского Союза. Его знания были поистине энциклопедическими.

В 1959 году Александр Мень написал первый вариант книги, впоследствии прославившей его на весь мир — «Сын Человеческий». Книгу издали в Брюсселе в 1969 году. Перу отца Александра принадлежит шеститомник «В поисках пути, истины и жизни» (изданный также в Брюсселе), в котором автор рассматривает историю нехристианских религий как путь к христианству в борьбе магизма и единобожия. Мень — автор книг «Таинство, слово, образ» (Брюссель), «Откуда явилось всё это?» (Неаполь), «Как читать Библию?» (Брюссель), Библиологического словаря (ок. 10 тыс. Терминов) и многочисленных статей главным образом проповеднического и апологетического содержания.

Бурная публицистическая и миссионерская деятельность священника в Советском атеистическом государстве не могла остаться незамеченной. В той или иной форме отец Александр постоянно подвергался если не преследованиям, то разного рода нареканиям и упрекам. Несколько раз он чудом избежал ареста.

В конце 80-х во время перестройки после десятилетий торжества атеистической идеологии общество потянулось к Церкви. Наступило время свидетельствовать о христианской вере в полный голос. В последние годы у отца Александра не было ни секунды отдыха. Количество прихожан его храма в Подмосковье стало невероятно большим для советского времени и превышало несколько сотен, большинство из них приезжало из Москвы. Многие приезжали из других городов, чтобы послушать его потрясающие проповеди.

Его широкая миссионерская проповедь началась в 1988 года, когда он впервые выступил с публичной лекцией в Московском институте стали и сплавов. Позже были лекции в учебных и научно-исследовательских институтах Москвы, в различных домах культуры и библиотеках. С середины 1980-х годов отец Александр Мень —самый популярный христианский проповедник (в том числе в средствах массовой информации) в СССР.

Протоиерей Александр Мень был приглашен участвовать в подготовке комментариев к научно-популярному изданию Библии с обширными комментариями, так называемой «Брюссельской Библии». В этом издании ему принадлежат комментарии к Пятикнижию и Пророкам. После завершения этой работы им были написаны Комментарии к Новому Завету, которые также изданы на русском языке в Брюсселе.

Отец Александр был одним из инициаторов возрождения Российского библейского общества в 1990 году и журнала «Мир Библии». Он активно поддерживал христианскую благотворительную и социальную деятельность, стоя у истоков создания Группы милосердия при Российской детской клинической больнице и других медицинских учреждениях.

О значении священника Александра Меня для Русской Церкви

Я думаю, что определяющим для осознания, понимания роли и значения протоиерея Александра Меня является тот печальный факт, что он так и не переступил порог советского периода Русской православной церкви. Я совершенно убежден, что современному человеку, тем более молодому человеку трудно понять и оценить значение самой личности отца Александра и его трудов вне контекста того, что он жил в Советском союзе. Сергей Сергеевич Аверинцев писал, что трезво и точно оценить масштаб и характер жизненного дела отца Александра можно, только помня, в какой час вышел на труд этот сеятель: «рано до звезды». Образ сеятеля помогает многое оценить по отношению к нам, поскольку отсылает не к прошлому, а к настоящему и будущему, призывает судить по тому, что из посеянного проросло и принесло плод.

Что же важно для современного этапа жизни Русской православной церкви? Прежде всего — это личный пример самоотверженного служения Церкви. Отец Александр прекрасно владел языком светской культуры, он мог наилучшим образом говорить с людьми науки, искусства и литературы на темы, близкие для них. И поныне поразительна и поучительна не только его одаренность и разносторонняя образованность, сколько то, как эта образованность без малейшего остатка отдавалась на служение Богу и людям.

Интересно, как сам Александр Мень определял смысл своего пастырского служения. Он говорил, что стремится создавать «среду», в которой верующие чувствовали бы себя свободно, создавать предпосылки для образа жизни, мысли и устоев христиан XX века. Думаю, что до сих пор вполне актуально и востребовано такое понимание православной миссии в современном мире.

Очень важно для нашего времени, что протоиерей Александр Мень всю свою жизнь отстаивал очевидное для христиан, но ушедшее из жизни церкви в СССР понимание, что важнейшими задачами священников должны быть проповедь и миссионерство, а самая большая опасность для христиан — замыкаться в церковном «гетто». Первое десятилетие после падения советского режима россияне, образно говоря, «валили в храмы». Сложилось обманчивое впечатление, что миссионерство и открытость к диалогу с обществом не имеют смысла: главное — принимать пришедших. Однако в наши дни как никогда православию нужны примеры активного пастырского служения, творческого и деятельного взаимодействия с обществом, примеры проповеди, обращенной к реальным людям здесь и сейчас, выраженной на современном языке.

Я думаю, что именно отец Александр заложил основы того подхода к христианскому свидетельству, который спустя годы после его смерти получил развитие в осмыслении курса «Основ православной культуры». Он свидетельствовал, что вся мировая культура создана верующими людьми, именно религии обеспечивали нравственный прогресс народов. Мень стремился показать, что те лучшие ценности, что есть в светской культуре, не чужды христианству и разделяются им. Достоинство личности, творчество, свобода, дерзновение — всё это есть и в христианстве и по большому счёту только там и может быть логически обосновано. Отец Александр категорически не принимал метод авторитаризма и патернализма. Он был убежден, что все должно строиться на свободе. Это тяжелый дар и, конечно, риск.

Уже говорилось, что особенно сильно волновала священника Александра Меня тема Священного Писания. Именно он положил начало популяризации Библии и изданию научных и научно-популярных книг о ней. Однако в те годы, да и в 90-е тоже, волна традиционализма (в плохом смысле этого слова) не дала прорасти интересу православных христиан к Слову Божьему. Думаю, что в наши дни изучение Библии, принятие ее как Книги Жизни — это одна из наиболее перспективных тем развития православной миссии и религиозного образования. Труды священника Александра Меня и его последователей, деятельность Российского библейского общества трудно переоценить в этой области.

Отец Александр Мень (в центре), 1974 год. Фото: Commons.wikimedia.org/ Hexaemeron

Мало кто оценивает тот факт, что плохо или хорошо, но сегодня большей частью именно ученики отца Александра идут в авангарде социального, миссионерского служения, катехизации. Если внимательно отнестись к этой теме, то роль о. Александра в церковной жизни наших дней становится очевидной.

Отдельная тема, очень актуальная ныне — организация социального служения христианских общин. Протоиерей Александр Мень заслуживает уважения хотя бы за то, что в то время как почти вся Русская Церковь шла на склад стройматериалов и искала денег на «купола и колокола», он вместе со своими помощниками пришел в Российскую детскую клиническую больницу — туда, где боль, горе и смерть. Он создал общину, смыслом существования которой стало служение больным детям и помощь самой больнице, где в конце 80-х — начале 90-х не было не то что дорогостоящих препаратов, — элементарных шприцов и физраствора.

Насколько я понимаю, для священника Александра Меня тема служения и тема общины были едины. Для него община —— это единство, в которое входят как пастыри, так и миряне: как служащие, так и те, кому служат. В общине каждый человек важен, ибо каждый обладает и служит своим даром, к которому призван Богом. Я думаю, важным наследием отца Александра является такое понимание христианской общины, где пастырь и община вместе служат Богу и людям, вместе многому учатся, духовно растут.

Как ни печально это говорить, но до сих пор для многих православных христиан в Церкви отец Александр — просто «обновленец», «еретик», «западник». Осознавая это, в заключение хотелось бы вспомнить важные слова, которые я услышал от Алексея Венедиктова по «Эху Москвы». Он цитировал президента США Обаму, который оппонировал Бушу по поводу войны в Ираке. Миллионы людей выступали против войны, и это, по мнению Обамы, были патриоты Америки. И миллионы людей считали, что эта война справедливая — и это тоже были патриоты Америки. И те и другие — патриоты отечества. Я думаю, что разного рода критики и защитники отца Александра Меня должны об этом помнить, что как бы то ни было, отец Александр жил и умер верным чадом Русской православной церкви, и одно это заслуживает всяческого уважения от христиан.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (34)
  1. Дядя Ваня
    |
    07:08
    11.09.2010
    0
    +
    -
    Я читал шеститомник Меня,в том числе "Сын человеческий". Смысл книги "Сын человеческий" - в отрицании историчности Иисуса Христа. Мень утверждает,что человечеству стала насущно необходима легенда об Иисусе,и человечество создало эту легенду. Александр Мень - очень талантливый отрицатель христианства. Пралельно у читателя зарождается мысль:раз христианство - выдумка,пусть и благонамеренная,то зачем верить в Христа,не лучше ли обратиться к другой религии. И тут на подхвате возникают иудаизм и секта Свидетелей Иеговы ) в последнее время эта секта очень активизировалась). Сочинения Меня направлены на отвращение людей от христианства,особенно православного.
  2. Владимир Яндашевский
    |
    19:25
    11.09.2010
    0
    +
    -
    Ответ дяде Вани! Судя по тому что вы написали, то вы не одной строчки из сочинений отца Алекснрда Меня не читали. Александр Мень был православным священником...
  3. Арте_м
    |
    19:57
    11.09.2010
    0
    +
    -
    Уважаемый дядя Ваня Процитируйте, пожалуйста, те строки из Сын человеческий,где приводится "отрицании историчности Иисуса Христа" (с точки зрения автора, то есть не берем моменты, которые Мень потом опровергает) Процитируете, пожалуста, строчки где Мень пишет , что " человечество создало эту легенду" Очень желательно с указанием глав книги
  4. тм
    |
    00:20
    12.09.2010
    0
    +
    -
    Не прочитав его труды,невозможно судить о нем с третьих уст.Солженицына тоже в советской печати извращали как могли.Только прочитав первоисточник,можно делать заключение.Аминь.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как задать вопрос Владимиру Путину на прямой линии в 2019 году?
  2. Почему Япония и Катар играют на Кубке Америки?
  3. Почему День отца празднуется в разные даты?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ