Юлия Колесниченко 1 5068

Приходи на меня посмотреть

Катрина Моррис с мужем приехали в Россию из США усыновить ребёнка с синдромом Дауна. Леру они про себя уже называли Наташа, что означает «рождённая». Что было дальше, несложно догадаться: подоспело принятие «закона Димы Яковлева».

Катрина в фонде «Даунсайд Ап».
Катрина в фонде «Даунсайд Ап». © / Из личного архива

Приходи на меня посмотреть.
Приходи. Я живая. Мне больно.

А. Ахматова

Они не первый раз в Москве. Но впервые им не удастся даже увидеть своих детей. Потому что по закону они им теперь никто. Декабрь 2012 года отнял у одной из них дочку, восьмилетнюю девочку с синдромом Дауна. А у другой — сына, оставив по разные стороны границы родных братьев. Двое из более чем трёхсот родителей, разлучённых со своими детьми так называемым «антисиротским» законом. Героини моего прошлого материала. Зачем они снова приехали в Россию? На что надеются? Я расскажу вам о каждой из них отдельно.

Рене Томас и Катрина Моррис
Рене Томас и Катрина Моррис. Фото: АиФ / Юлия Колесниченко

Нормальные герои

Знакомьтесь, 45-летняя Катрина Моррис. Иностранных усыновителей у нас любят спрашивать злорадно: что ж сами-то не рожают? У Катрины с мужем трое кровных сыновей — 19, 17 и 14 лет. Ещё в адрес американских родителей часто звучит вопрос: неужели у себя в стране некого усыновить было? В США это действительно гораздо сложнее. Например, очередь из желающих принять в семью ребёнка с синдромом Дауна выстраивается там на несколько лет вперёд — ведь случаи отказа от таких детей в Америке редкость… Но у Катрины и её мужа тем не менее есть и шестилетняя приёмная дочка. Которую они вначале взяли под опеку, а потом, после невероятных усилий, смогли официально удочерить, так как кровные родители с тяжёлой наркотической зависимостью не изменили своего образа жизни. Катрину и её семью не пугали ни наследственность ребёнка, ни проблемы со здоровьем.

Как Лера не стала Наташей

Несколько лет спустя Катрина с мужем решили взять ещё одного ребёнка. «Я знала, что в России родители часто вынуждены отказываться от детей с особыми потребностями. У меня был опыт работы с детьми с синдромом Дауна, и мы решили, что возьмём такого ребёнка», — объясняет Катрина.

Все документы они собрали в ноябре 2011. Но лишь летом следующего года их пригласили встретиться с Лерой, которую они про себя называли Наташей. Ведь это имя означает «рождённая», а они надеялись, что усыновление станет для неё вторым рождением… Именно Катрине не говорящая до этого девочка сказала своё первое слово. А в последний день, едва увидев будущих родителей, Лера бросилась к ним и крепко схватила за руки. Её невозможно было отвести назад в группу… Казалось бы, всё решено. Но сначала выяснилось, что собранные документы больше не действительны, потом добавились новые требования. В результате всё было готово лишь к ноябрю 2012 года. Оставалось дождаться решения суда. Что было дальше, несложно догадаться: подоспело принятие «закона Димы Яковлева».

Катрина, Стивен и Лера-Наташа в детском доме
Катрина, Стивен и Лера-Наташа в детском доме. Фото: Из личного архива

«Мы не можем их забыть!»

Уже больше года Леру никто не навещал — да и никто не вспоминает о ней, кроме Катрины и её семьи. «В России постепенно забывают об этих детях. Но мы-то не можем забыть! Мы уважаем законы вашей страны и желание властей самим позаботиться о детях. Однако с момента принятия закона прошло больше года. Наши дети по-прежнему в детдомах».

Катрина прилетела в Россию, чтобы попросить нас: «Этой девочке необходима семья! Как и любому ребёнку. Она находится в одном из лучших детских домов, но это не может заменить семью. И самое главное, что там у неё нет будущего. Ведь если другие дети смогут выйти из детского дома в 18 лет, Лера всю свою жизнь проведёт в закрытых учреждениях. Больше всего на свете я хотела бы дать ей семью! Но если это невозможно, я хочу попросить людей в России взять мою девочку. Конечно, это особый ребёнок. Но такие дети требуют не только особой заботы, но и приносят особенную радость». Ради этого она пролетела полмира, встречалась с чиновниками, журналистами, дипломатами, специалистами по семейному устройству, умоляя каждого только об одном: помогите детям встретить родителей. Если не в США, то в России. Была Катрина и в Центре ранней помощи благотворительного фонда «Даунсайд Ап», где ей пообещали проконсультировать желающих взять в семью ребёнка с синдромом Дауна. А одна маленькая воспитанница фонда вдруг обняла её и поцеловала. И тогда эта женщина, поражавшая всех присутствием духа, впервые не выдержала и расплакалась. Только тут стало ясно, чего ей стоила эта поездка — да и весь прошлый год. И как же сильно она должна была болеть душой за детей — «наших» детей, чтобы, несмотря ни на что, не сдаваться и верить.

Анкета Леры в федеральной базе >> Судя по качеству фотографии, не обновлявшейся уже несколько лет, и характеристике, российские чиновники душой за ребёнка не болеют.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Анна Поляк
    |
    15:18
    07.02.2014
    1
    +
    -
    Этого и следовало ожидать. Вместо того, чтобы наладить контроль над усыновлением и дальнейшей судьбой детей, наши чиновники-депутаты выпустили очередной закон. Да, да пусть посмотрят как содержаться такие дети в непрестижных детских домах в глубинке! 3 года назад я летела в США и видела в самолете женщин усыновивших наших деток. Почти 10 часов до Нью-Йорка эти женщины носили вдоль прохода плачущих и капризничающих деток. Не очень красивых и явно не очень здоровых. Но женщины эти были счастливы и всю дорогу шеплали на ушко им нежности и целовали, целовали, целовали. Это не игра на публику (эту публику удивить непросто), это любовь, настоящая. Почему из-за одной паршивой овцы, страдают все остальные дети? Наше российское общество пока не готово к усыновлению по разным причинам. Их много, но главная неуверенность в завтрашнем дне.
Комментарии (1)
  1. Анна Поляк
    |
    15:18
    07.02.2014
    1
    +
    -
    Этого и следовало ожидать. Вместо того, чтобы наладить контроль над усыновлением и дальнейшей судьбой детей, наши чиновники-депутаты выпустили очередной закон. Да, да пусть посмотрят как содержаться такие дети в непрестижных детских домах в глубинке! 3 года назад я летела в США и видела в самолете женщин усыновивших наших деток. Почти 10 часов до Нью-Йорка эти женщины носили вдоль прохода плачущих и капризничающих деток. Не очень красивых и явно не очень здоровых. Но женщины эти были счастливы и всю дорогу шеплали на ушко им нежности и целовали, целовали, целовали. Это не игра на публику (эту публику удивить непросто), это любовь, настоящая. Почему из-за одной паршивой овцы, страдают все остальные дети? Наше российское общество пока не готово к усыновлению по разным причинам. Их много, но главная неуверенность в завтрашнем дне.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за «самолеты судного дня» есть в США?
  2. Почему сторонники президента Венесуэлы напали на здание парламента страны?
  3. Каких растений лучше избегать на даче?
  4. Почему такси обычно желтого цвета?

Надо ли штрафовать синоптиков за неточный прогноз?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ

Новое на AIF.ru