Борис Усвяцов 0 516

Там, за туманами... У военных моряков должны быть не проблемы, а задачи

В конце июля в состав ВМФ РФ принят головной фрегат проекта 22350 «Адмирал Горшков». В СМИ это событие назвали началом новой эры для ВМФ России. И в этом нет особого преувеличения.

Фрегат «Адмирал Горшков».
Фрегат «Адмирал Горшков». © / Алексей Даничев / РИА Новости

Борис Усвяцов, кандидат военных наук, профессор:

— Фрегат «Адмирал Горшков» — первый в постсоветской истории России корабль дальней морской зоны, построенный по разработанному с нуля чисто российскому, а не советскому проекту. Он способен противостоять как надводным кораблям, так и подводным лодкам вероятного противника. Современное вооружение даёт ему значительное преимущество перед зарубежными аналогами. Несмотря на небольшие габариты и довольно скромное водоизмещение, «Адмирал Горшков» может нести самые современные ракеты «Оникс» и «Калибр». Всего планируется построить 15 кораблей этого класса, из которых 8 уже заказаны.

Кто тормозит?

Всё было бы хорошо, если бы не два серьёзных «но». Во-первых, строительство головного фрегата заняло 12 лет, что примерно втрое больше положенного. Во-вторых, даже после этого «Адмирал Горшков» встал в строй ВМФ РФ не вполне боеготовым. По некоторым данным, ракетный комплекс «Полимент-Редут» до сих пор не является полноценным оружием. Если это так, то для доведения до ума корабля, на строительство которого ушло примерно 400 млн долларов, потребуются дополнительные деньги.

Увы, «Адмирал Горшков» далеко не единственный пример затягивания строительства кораблей и связанного с этим их заметного удорожания. Это становится нормой для отечественного судостроения. Вот и в этом году сроки передачи боевых кораблей Военно-морскому флоту могут быть сорваны. Об этом заявил в ходе недавнего селекторного совещания, посвящённого гособоронзаказу для флота, заместитель Председателя Правительства РФ Юрий Борисов. При этом он подчеркнул, что с 2014 г. государственный заказчик «практически ежегодно» имеет дело «с системными срывами сроков поставки кораблей и судов для ВМФ со стороны ряда судостроительных предприятий».

Многие известные срывы гособоронзаказа для ВМФ приходятся на Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК). По этому поводу ОСК также удостоилась критики Владимира Путина. «Неоправданно затягиваются строительство и передача ВМФ РФ целого ряда атомных подводных лодок и надводных кораблей», — сетовал российский лидер в 2013 г., призывая корабелов «мобилизоваться».

Не помогло: в 2015 г. входящий в состав ОСК Амурский судостроительный завод не поставил флоту дизель-электрическую подводную лодку «Комсомольск-на-Амуре», которая находилась в ремонте более 10 лет. В боевой строй она вернулась только в январе 2017 г. Аналогичная ситуация складывалась с корветом «Совершенный», который вошёл в состав Тихоокеанского флота на год позже запланированного срока — в июле 2017 г. В 2016 г. появилась информация, что заложенные в Госпрограмму вооружений-2020 атомные подводные лодки проектов «Борей» и «Ясень» будут приняты в эксплуатацию на несколько лет позже — в 2021 и 2023 гг.

За 2017 г. предприятиями корпорации по гособоронзаказу было поставлено вдвое меньше кораблей, чем в 2016-м, — 4 против 8, отремонтирован лишь 1 корабль вместо 5, и даже сервисное и гарантийное обслуживание прошли лишь 698 — на сотню меньше, чем раньше. Общий тоннаж построенных в прошлом году в соответствии с госзаданием кораблей и судов составил 11 820 т, что на 19% меньше, чем годом ранее. Но, несмотря на то что 2017 г. по военному кораблестроению оказался для ОСК провальным, по его итогам руководство корпорации получило многомиллионные премии.

Корабли и менеджеры

Объединённая судостроительная корпорация — это гигантский организм, полностью принадлежащий государству. В ОСК входят 40 судостроительных, судоремонтных заводов и конструкторских бюро. На предприятиях корпорации трудятся 80 000 человек. 95% боевых кораблей, строящихся и разрабатываемых для ВМФ России, производятся именно там. Что же не так с этим монстром? Пытаясь докопаться до сути, многие эксперты главной проблемой называют трудоёмкий процесс импортозамещения. Значительная доля правды в этом есть. Взять хотя бы оснащение кораблей газотурбинными двигательными установками. В мире есть всего три компании, которые делают двигатели подобного рода: американская «Дженерал электрик», британская «Роллс-Ройс» и украинская «Зоря — Машпроект». Все они включились в антироссийские санкции. Российская двигателестроительная корпорация ПАО «ОДК-Сатурн», которой поручено заниматься импортозамещением в этой области, обещает, что ВМФ получит первые серийные отечественные газотурбинные двигатели не ранее 2019 г.

Ещё одна причина затягивания строительства в том, что основные фонды большинства наших судостроительных предприятий давно не обновлялись. В целом износ зданий и сооружений составляет 48%, износ машин и оборудования — 60%, а темпы обновления всего 3% в год. С этим связана и проблема низкой производительности труда: что на новом станке можно сделать за час, на старом займёт день. При этом с финансированием у ОСК всё в порядке — корпорацию буквально заваливали деньгами и заказами. Тем не менее серьёзной проблемой ОСК по-прежнему остаётся кадровый дефицит на всех уровнях, вплоть до сварщиков и электромонтажников.

Из всего этого вытекает третья и, пожалуй, основная проблема отечественного кораблестроения — низкий уровень менеджмента. Казалось бы, правильно и эффективно организуй работу, и результат будет налицо. Однако этого не происходит. Замысловатая структура корпорации и кадровая чехарда не позволяют использовать ресурсы с максимальной отдачей. В середине 2012 г. был снят директор госкомпании Роман Троценко, а на его место пришёл гендиректор «Севмаша» Андрей Дьячков. Однако уже в мае 2013 г. в этом кресле его сменил Владимир Шмаков. Прошёл год, и во главе корпорации встал Алексей Рахманов, который никогда не работал в судостроительной отрасли, если не считать того, что он курировал её, будучи заместителем главы Минпромторга. Придя в ОСК, Рахманов дал много громких обещаний. В частности, он заявил, что не видит трудностей с импортозамещением, и пообещал за год-два полностью перейти на отечественное обеспечение. Глава ОСК также пообещал увеличить долю России на мировом рынке кораблестроения в несколько раз (правда, к далёкому 2030 г.). Однако все обещания Рахманова оказались по сути пустыми словами.

Как сняться с мели?

Увы, кадровые, финансовые и прочие проблемы ОСК — это лишь верхушка айсберга под названием «проблемы ВМФ России». К «подводной части» относится то, что главкомат и Главный штаб ВМФ лишены сегодня функций определять, какие силы и средства необходимы для выполнения задач в Мировом океане. Отсутствует и единый орган, отвечающий за разработку, создание и производство кораблей и судов ВМФ. Нет его ни в Минпромторге, ни в Минобороны. Сегодня в ВМФ наблюдается огромное разнообразие кораблей разных проектов, которые в очень малой степени унифицированы между собой по машинам, механизмам, топливу, горюче-смазочным материалам. Например, среди малых ракетных кораблей (МРК) имеются корабли проекта 1234.1, которые заменяются на МРК двух разных проектов — 21631 и 22800. Имеются также малые противолодочные корабли проекта 1124, многоцелевые корветы проекта 20380 — как в строю, так и в постройке. Строятся корветы проекта 20385, а теперь ещё и крайне напоминающие их корветы проекта 20386... Как тут не вспомнить, что именно изобилие разнотипной военной техники одинакового предназначения довело до банкротства военную промышленность СССР в 1991 г.!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Чем отравились россиянка и ее муж в ресторане в Солсбери?
  2. О чем фильм «Капитан Марвел»?
  3. Как быстро успокоить нервы?

Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ