aif.ru counter
Яна Хватова 19193

«Как я работала продавцом в метро». Эксперимент АиФ.ru

Наша корреспондент два дня работала продавцом разных мелочей — дисков, пластырей и ручек — в вагонах петербургского метрополитена. Об изнанке профессии — в материале АиФ.ru.

Многие пассажиры даже не обращали на меня внимания.
Многие пассажиры даже не обращали на меня внимания. © / Яна Хватова / АиФ

Ежедневно жители мегаполисов встречаются с многочисленными продавцами в вагонах метро. У них можно купить практически всё — от обложек для документов до баз данных всех мобильных операторов. Меня давно интересовал вопрос — зачем люди идут работать в метро, когда можно устроиться в обычный магазин или хотя бы киоск? Сколько зарабатывают вагонные продавцы? Обратную сторону профессии я решила узнать на своём опыте.

Не ищет полиция? Вы приняты!

Когда я ехала в метро на интервью с одним из героев своей статьи, в вагон зашла бойкая женщина лет пятидесяти со спортивной сумкой. Перекрикивая шум колёс, она предлагала пассажирам купить каких-то игрушечных солдатиков на липучках. Пассажиры явно не вдохновились солдатиками и приобретать их не захотели. Когда продавец вышла из вагона, я выскочила следом за ней и окликнула женщину.

— Я тоже хочу продавать вещи в вагонах метро, — призналась я. — Как можно устроиться на работу?

— Надо главному звонить, — ответила та и дала мне номер телефона «шефа», Николая.

— А вообще, сколько можно заработать?

— Ну... Всё от тебя зависит. В среднем тысяч 20–25. Я в прошлом месяце вообще 36 тысяч заработала.

Неплохо! Столько в Петербурге зарабатывают квалифицированные специалисты. Звоню Николаю. Голос у него оказался довольно приятным, но всё равно речь моего будущего босса я понимала с трудом — он постоянно жевал жвачку. Договорились встретиться у метро «Невский проспект». Как выяснилось, голос у Николая совершенно не сочетается с его внешностью: низкий, широкоплечий, бритая голова, массивный лоб. Одет Николай был в кожаную куртку и спортивные штаны. Образ завершала зубочистка во рту. У меня сложилось впечатление, что Николай переместился в наше время из Петербурга 90-х. При встрече Николай медленно и с подозрением оглядел меня с ног до головы. Стало немного не по себе.

— Ты откуда приехала? — первым делом спросил Николай.

— Я местная, из Петербурга.

— Какие проблемы?

— Нет у меня никаких проблем...

— Я имею в виду, какие-то документы не в порядке? Менты ищут?

— Не ищут, и с документами всё хорошо.

— А чё тогда в метро торговать хочешь?

— Да никак не могу на работу устроиться. Никуда не берут, даже листовки раздавать.

Я продавала ручки, пластыри и телефонную базу данных. Фото: АиФ / Яна Хватова

Главное — не привлекать внимание

Я заверила своего будущего босса, что готова на любые условия работы, и мы договорились встретиться на том же месте на следующий день. Николай попросил меня взять с собой спортивную сумку. На другой день Николай поджидал меня с большим пакетом в руках. Это был товар, который я должна продавать. В пакете были упаковки пластырей, ручки и диски. Николай объяснил, что эти ручки пишут под любым наклоном и хватает их чуть ли не на полжизни. На дисках оказалась база данных с телефонными номерами всего города.

— Разве базы данных можно продавать?

— Нам всё можно, — ухмыляется Николай.

Работать я должна была по графику два через два, чтобы не так часто попадаться на глаза сотрудникам метро. Если они остановят такого продавца, как я, могут вызвать полицию, и вместо того, чтобы заниматься торговлей, я рискую провести время в отделении. Работать лучше с 11 утра до 5 часов вечера, когда давки в вагонах уже нет, а народу всё равно много. В вестибюлях метро ни в коем случае нельзя демонстрировать товар. Чтобы не привлекать внимание сотрудников метрополитена, вести себя надо, как обычный пассажир. Текст для рекламы своего товара я могу придумать сама, но в нём обязательно должны быть слова «необходимый», «незаменимый» и «полезный». Вещать надо радостно и громко, здороваться с пассажирами и желать им счастливого пути — в этом верный залог успеха, по словам Николая.

В ежедневнике я вела отчетность по продажам. Фото: АиФ / Яна Хватова

Первый блин комом

В пакете по сто экземпляров каждого товара. Я должна вести отчётность — ставить палочки, сколько чего продано. Диски стоят 150 рублей, упаковка пластырей из десяти штук — 50 рублей, ручка — 30. Каждые два дня я должна сдавать остаток товара и заработанные деньги Николаю, а чтобы мне было неповадно присвоить товар, я оставила боссу залог в размере тысячи рублей. Их он обещал вернуть, когда я предоставлю выручку. По условиям работы, половина заработка — моя. Как сказал Николай, самые толковые продавцы из его команды зарабатывают до ста тысяч в месяц. Если работа у меня пойдёт хорошо, «шеф» пообещал повысить меня до продажи солдатиков и линз для чтения. Товар из пакета мы переложили ко мне в сумку.

— А вы меня по трудовой книжке устроите или просто договор заключим? — поинтересовалась я.

Николай посмотрел на меня, как на сумасшедшую, пожелал удачи и ушёл, а я отправилась работать. Начать я решила с конечной станции «Парнас». Когда заходила в вагон, чувствовала себя ужасно неловко. Как назло, пассажиров оказалось много, все сидячие места заняты. Поезд тронулся, и я неуверенно начала: «Добрый день, уважаемые пассажиры...». На меня никто не обратил внимания, никто даже не поднял глаз. Прокашлявшись, говорю уже громче: «Сегодня я хочу предложить вам уникальные незаменимые вещи по сниженной цене». Эту фразу говорила женщина, которая и вывела меня на Николая. Часть пассажиров заинтересованно смотрит на меня. Я начинаю расхваливать диски, ручки и пластыри. Людям уже неинтересно — одни включили плеер, другие раскрыли книгу, остальные вообще закрыли глаза. Я не сдалась и всё равно бодро закончила свою речь, а потом пошла по вагону, заискивающе заглядывая в лица пассажиров. В этом вагоне у меня никто ничего не купил. «Первый блин — комом!», — решила я и отправилась в следующий вагон.

С этой сумкой я ходила по вагонам. Фото: АиФ / Яна Хватова

Подводные камни

В следующем вагоне работа оказалась более успешной — у меня купили сразу четыре упаковки пластырей и пять ручек. Воодушевившись, я представила, что если так пойдёт и дальше, я смогу заработать довольно приличную сумму. Я быстро спустилась с небес на землю: в течение следующих трёх часов я продала всего одну ручку за 30 рублей. Зато за это время я наслушалась много уничижительных реплик в свой адрес, преимущественно от женщин: «Вроде молодая, прилично одетая, а нормально работать не хочет», «Замолчите и идите в другой вагон — вы не видите, я читаю?», «Все вы шарлатаны, людей обманываете, и не стыдно!» и другие фразы в том же роде. В то время я и правда чувствовала себя шарлатанкой. Один раз какой-то парень пытался вырвать у меня из рук сумку с товаром.

Весь мой заработок за два дня составил 695 рублей. Фото: АиФ / Яна Хватова

За первый день работы с 10 утра до 5 часов вечера я обошла 73 вагона. Ноги у меня отваливались — хоть я и работала в кроссовках, но за семь часов ни разу не присела. Язык заплетался, я была раздражена и зла на пассажиров, которые упорно не хотели покупать товар. Плечо болело от тяжести сумки. На следующий день я начала работу с конечной станции, где я живу, — «Рыбацкое». Когда проходила мимо пункта осмотра пассажиров в вестибюле, ждала, что меня остановят сотрудники метро. Нервничала так, как будто несу в сумке наркотики или оружие, однако всё обошлось. Второй день работы был более продуктивным. Двое гастарбайтеров даже купили у меня пару дисков с базой данных. Этот рабочий день пришлось закончить раньше, чем предыдущий. К трём часам дня я ужасно охрипла и больше не могла расхваливать товары.

За два дня работы продавцом в метро я продала 2 диска, 23 ручки и 8 упаковок пластыря на сумму 1390 рублей. Николай честно отдал мне половину. Чистая выручка получилась 695 рублей — примерно по 350 рублей за день. Залог мне тоже вернули. Когда я сказала боссу, что работать больше не буду, он даже не удивился.

Продавец в метро — неблагодарный труд: денег много не заработать, зато можно получить распухшие ноги, сорванный голос, оскорбления пассажиров и пониженную самооценку. Работа «на любителя», точнее — для нелегалов. Теперь я езжу в метро только в качестве пассажира. Это гораздо приятнее.



Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. ヅОлег Чеботарёвヅ[odnoklassniki]
    |
    23:10
    21.12.2016
    1
    +
    -
    Тут Ошибочка Вышла. Сначала Николай же интересуется каке документы не в порядке. Значит "НЕЛЕГАЛА" Кто Не легально находится я на территории РФ. Он брать не будетю ПОтому первая проверка документов и на родину. Нелегалы сами не пойдут на такую работу.
Комментарии (2)
  1. ヅОлег Чеботарёвヅ[odnoklassniki]
    |
    23:10
    21.12.2016
    1
    +
    -
    Тут Ошибочка Вышла. Сначала Николай же интересуется каке документы не в порядке. Значит "НЕЛЕГАЛА" Кто Не легально находится я на территории РФ. Он брать не будетю ПОтому первая проверка документов и на родину. Нелегалы сами не пойдут на такую работу.
  2. ヅОлег Чеботарёвヅ[odnoklassniki]
    |
    23:13
    21.12.2016
    0
    +
    -
    Я считаю тема Яны Хватовой в конце повествования Вывод не правильный ))))) Поставьте мне 5 За то что я заметил ! ))))
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Различают ли животные цвета?
  2. Ждать ли в России аномальной жары и на какой срок можно делать прогноз?
  3. Что известно о здоровье Инны Чуриковой?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ