aif.ru counter
Срочная новость Путин назвал главный способ решения проблемы снижения уровня жизни Срочная новость

«Прорвёмся, мужики». Бывший бандит помогает исправиться другим оступившимся

В начале 90-х он был малолетним рэкетиром. А сейчас помогает бывшим заключённым вновь не свернуть на скользкую дорожку.

Тёмное прошлое может быть и у людей с золотыми руками.
Тёмное прошлое может быть и у людей с золотыми руками. © / Александр Колесниченко / АиФ

Евгений Морозов заказывает в кафешке чай и рассказывает, что его родной подмосковный город Электросталь всегда считался бандитским. По крайней мере сам он начал «работать» рэкетиром в 15 лет. Дворовая компания, в которую его привёл двоюродный брат, «держала» местный рынок.

Малиновый пиджак

«Директор под нами ходил», - вспоминает Евгений Морозов. - У нас в здании администрации даже свой кабинет был! Например, приезжала фура с арбузами. Считали так: 10 тонн, например, по 5 рублей за кило - это 50 тыс. руб., 10% - 5 тыс. руб. - наши.

Плюс дюжина арбузов «живьём» к столу. Сейчас забавно вспоминать: как положено, у меня была пацанская «БМВ», борсетка, золотая цепочка с палец толщиной, золотая гайка (перстень) 27-граммовая - с инициалами, друзья подарили. И два пиджака в гардеробе - малиновый и чёрный. У нас ведь стабильно раз в неделю - чёрный пиджак, церковь, кладбище: «Братан, не забудем тебя»...» Говорит, что самому в людей стрелять не приходилось, но стволы были у всех. У знакомых ментов  можно было взять и модный пистолет Стечкина долларов за 500, и гранату за 50 баксов. С гранатами ездили на рыбалку. Вот такие «лихие девяностые».

Евгений рассказывает, как его отец - заслуженный педагог - на тот рынок ходить стеснялся: город-то маленький, все про всех знают. «Отец, несмотря на свою непростую детдомовскую судьбу, всегда был очень мягким, добрым, пытался дать мне то, чего не было в его детстве. Баловал... Сейчас я думаю, что воспитывать надо было жёстче. Но в какой-то момент все разговоры на этот счёт у нас стали заканчиваться так: «Твой сын - преступник, и точка». А он «вскипал»: «Посадят - не приеду!» Понимаю, насколько ему было тяжело и стыдно, когда меня действительно посадили - в 2008-м. Но он приехал, проговорили с ним на первом длительном свидании целые сутки, ночь не спали...»

Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

Судьба взыскала должок

«Ведь как получилось-то? С рэкетом история закончилась ещё в 90-х: одних старых друзей посадили, других убили, деньги с рынка начали собирать более серьёзные люди из бывших спецслужбистов. Зато появились возможности начать обычный бизнес: стройка, торговля стройматериалами. Но судьба, похоже, ждала момента взыскать должок за лихую юность. Праздновали день рождения, выпивали, повздорили с одним из гостей, тот достал нож. Боролись, упали на землю, нож воткнулся мужику сзади под коленку. «Поорали ещё друг на друга, я поехал домой. А утром звонит приятель: «Умер мужик-то от потери крови, а тебя за убийст­во разыскивают».

Свидетель драки потом прощения просил: «Опера сказали, если не дам нужных показаний, сделают соучастником». А мне пообещали, что дадут немного в обмен на признание вины. И вместо убийства по неосторожности впаяли тяжкие телесные со смертельным исходом. Им-то ради статистики, а мне - 6 лет лишения свободы...» 

Уже в колонии Морозову сообщили, что после приговора у матери случился инсульт. Не сломаться самому Евгению помогло то, что из СИЗО он начал переписываться по телефону со знакомой. Эсэмэска за эсэмэской - и оба неожиданно поняли, что друг без друга не могут. «Юля начала приезжать ко мне в колонию в Ивановской области. Через некоторое время мы обвенчались в церкви при колонии. Юля устроила настоящий праздник: украсила комнату свиданий шариками, сама была в свадебном платье, мне привезла костюм, а на фотографиях сделала другой фон: будто мы где-то на природе... Смотрю сейчас, много лет спустя, на эти фотографии и благодарю Бога за нашу встречу». 

Жена долго не решалась сказать матери: муж-то не в длительной командировке, а на зоне. «Когда она забеременела, я сказал: давай я сам позвоню! Отец у жены - и вовсе отставной сотрудник спецслужб. Но после освобождения мы вполне нашли с её родителями общий язык».

Никому не нужны?

На воле Морозов собрал бригаду из ивановских мужиков и стал наниматься на стройки. А скопив немного денег, в подмосковном Ногинске взял в аренду ангар в 300 кв. м под столярный цех, куда решил брать на работу бывших заключённых. Снимает для них даже общежитие. Платит от
20 тыс. руб. в месяц в зависимости от объёма. 

Евгений показывает хозяй­ство: вот недавно купили ещё один бэушный станок, вот мужики (из 7 человек 6 отсидели) делают из массива дерева весёлые детские мебельные наборы. Под заказ - двухъярусные дет­ские кровати, шкафы и вообще любую мебель. Всё отменного качества, ручной работы.

Отвожу Морозова в сторону, спрашиваю: почему бы ему просто не выкинуть из головы всю эту «тюремную» историю, перестать тянуть за собой каких-то уголовников? Он в ответ шутит, что освободился в 2010 г. в День дурака, 1 апреля. А разговор о зоне начинает издалека. «Нечисти там полно. И грязи много. Но я очень удивился, когда увидел, сколько там ещё и совершенно случайных людей: кому-то подбросили наркотики, на кого-то повесили чужое преступление, выдумали дело, чтобы отобрать бизнес, да и просто дали по максимуму за то, что в первый раз оступился. На зоне я ушёл на «промку» - работать в столярный цех, чтобы не сойти с ума от безделья. И вот там сначала просто мечтал: освобожусь, открою цех, заберу вас, мужики, к себе. А потом понял: ведь так и надо сделать! Там же есть нормальные люди с золотыми руками. Но на свободе они часто никому не нужны,  даже родным!»

К разговору присоединяется столяр Юра - его в 23 года посадили за кражу телевизора. «Дома в Шуе (Ивановская обл.) меня с судимостью даже в разнорабочие не взяли. Сын заканчивает школу. Думаем с женой, как быть: говорят, ему потом надо будет бумагу специальную писать, от отца отказываться, чтобы устроиться на работу, например, в полицию или в банк. Папа-то судим...» 

«Я куда только не приходил устраиваться. Но по профессии - госуправление - похоже, уже никуда не возьмут», - рассказывает Даниил, спортивного вида парень с байкерской гривой и бородой. Выясняется, что и правда - спортсмен и байкер. Говорит, что в драке, может, и превысил необходимую оборону, но посадили как за умышленное убийство. К счастью, это не стало проблемой для родителей и девушки, с которой он познакомился уже после освобождения. Но скольким «сидельцам» некуда деваться, кроме как снова преступить закон и вернуться на зону?

Все изделия отменного качества, ручной работы.
Все изделия отменного качества, ручной работы. Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

«Прорвёмся, - говорит Морозов, рассказывая, с какими сложностями приходится сталкиваться его небольшой столярной фирме. - А люди, которые отсидели свой срок, - такие же, как все, нельзя отказывать им в шансе». На стене в его «офисе» - комнате мастера - висит листочек: «Каждый раз, когда ты можешь помочь кому-то, просто сделай это и радуйся тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через тебя...» 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие рекорды может побить погода в Москве?
  2. Сколько раз можно венчаться?
  3. Как получить компенсацию в 450 тысяч рублей на погашение ипотеки?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ