aif.ru counter
Андрей Володин 336

Маяк на атолле: c кораллового рифа Санганеб видно всё Красное море

Всем, кто собирается в путешествие по дайв-сайтам Красного моря, рекомендуют непременно посетить Санганеб - коралловую

Фото Александра Ингилевича

Однако, по сути, риф Санганеб - это не одна, а сразу две башни: природная и рукотворная. А всё вместе - одно из чудес диковатой и мало посещаемой туристами Северо-Восточной Африки.

Там, у пустынного берега Судана, напротив знаменитых Мекки и Джидды в Саудов­ской Аравии, с морского дна на 800 м в высоту поднимается громадная коралловая башня. Её отвесные стены обрываются  глубоко в бездну. На мелководной вершине этого рифа собрана, кажется, вся живность из местной подводной экзотики. А на поверхности атолла возвышается 70-метровый маяк, возведённый англичанами ещё в старые добрые колониальные времена.

Санганеб - единственный крупный атолл с лагуной в акватории Красного моря. От ближайшего города Порт-Судан туда можно добраться на сафари-боте. Недавно в этих местах побывал действительный член Русского географического общества, специалист по подводной археологии и руководитель экспедиционного клуба «Архео» Александр Ингилевич. А вернувшись, поделился впечатлениями с «АиФ».

«Борзой» на «Доне Квесто»

- На жаркой, пыльной и забитой иссиня-чёрной толпой нубийцев набережной Порт-Судана мы грузим своё дайверское снаряжение в лодку и переправляемся на сафари-бот. «Дон Квесто» - бывший английский минный тральщик, построенный в 1964 г. В 1984-м он был переоборудован в океано­графическое исследовательское судно и стал ходить под итальянским флагом, а в 1991-м реконструировался ещё раз для туристических нужд: на борту появились вполне приличные по суданским меркам туалеты, каюты и ресторан, а также гидравлическая платформа для спуска резиновых лодок. Но на палубе в память о первом порте приписки новый хозяин «Дона Квесто» любовно сохранил большую шильду (табличку) с надписью «Сделано в Ливерпуле».

Капитана зовут Лоренцо. Лет 15 лет назад он служил шеф-поваром в сети отелей «Шератон» и был там очень уважаемым человеком. Но однажды ему надоело стоять у плиты и следить за поварятами. Тогда он купил себе судно и отправился на нём в Красное море… Внешне это доброжелательный итальянец с не очень ровно подстриженной бородой, поскольку стрижёт её сам. Подкупают его отношения с командой, состоящей из суданцев и египтян. Общается он с ними принципиально только на арабском языке. В ответ команда относится к капитану не с подобострастием, как к большому белому господину, а с уважением - как к мудрому начальству. Атмосфера на борту очень домашняя. Когда мы позд­ним вечером прибыли на борт, Лоренцо встретил нас у трапа и сказал, что очень сильно волновался, потому что нас долго не было, а Судан - непредсказуемая страна. Чтобы снять стресс, ему даже пришлось взять из холодильника бутылку рома и выпить с нами пару стаканчиков…

И не скажешь, что это минный тральщик.. И не скажешь, что это минный тральщик... Фото Александра Ингилевича

Я поинтересовался: «Откуда это? Ведь в Судане сухой закон». Лоренцо заговорщически ухмыльнулся: «С проходящих судов. Мы швартуемся к идущему из Джибути (государство в районе Африканского Рога. - Ред.) кораблю и покупаем там». В итоге всё спиртное на борту «Дона Квесто» контрабандное: шотландский виски, колумбийский ром, английская водка «Борзой», южноафриканские вина. Грех не выпить перед ужином за здоровье хозяина… Тем более что кормёжка на борту вполне приемлемая. Завтрак обычный: подходишь к стойке с тарелкой, заказываешь омлет или блинчики. Между погружениями нехитрый обед. Зато ужин превращается в пиршество: на верхнюю палубу выносят длинные столы на два десятка персон. Во главе с бокалом в руке садится сам Лоренцо…

На боте есть и рекомпрессионная барокамера - специально для непредвиденных случаев с дайверами. Капитан ею очень гордится, повторяя, что это единственное подобное устройство на весь Судан. А кроме того, имеется уже упомянутая гидравлическая платформа. Когда «Дон Квесто» встаёт на рейде у рифа, она опускает нашу лодку в воду. Пара минут - и мы на причале.

Фото Александра Ингилевича

Башня на башне

Чем Санганеб отличается от других рифов Красного моря, прежде всего от египетских? Хотя он и находится недалеко от южной границы Египта, такое ощущение, будто вся местная морская живность доплывает до неё, но, ужаснувшись обилию дайверов и сафари-ботов в Хургаде, тут же возвращается обратно. Из-за отсталости Судана и отсутствия массового туризма подводный мир там почти не тронут. Жёлтая лихорадка, малярия, тиф, война на юге страны и некоторые другие особенности этого большого африканского государства могут и отпугнуть. Но зато если вы всё-таки решитесь на поезд­ку и сделаете все положенные прививки, то будете вознаграждены.

Сам риф не выходит на поверхность. Глубина воды на его вершине - от  силы метр-полтора. Море тут абсолютно прозрачно. А на самой кромке кораллов установлен высокий бетонный причал, на который мы карабкаемся, цепляясь за кранцы и автомобильные по­крышки. Маяк (кстати, самый старый из действующих на Красном море) стоит на платформе, где кроме него сооружено и несколько строений для обслуживающего персонала. Туда с причала ведёт длинный и узкий пирс, больше похожий на мостки, по которым проложены рельсы. В конце пути есть и вагонетка для перевозки грузов.

Фото Александра Ингилевича

Входим в небольшой уютный дворик. В тени два чёрных нубийца в белых галабеях и шапочках играют в нарды. На нас они не реагируют ни одним жестом, будто бы находясь в своей, параллельной реальности. На столике чайник, из которого они время от времени подливают себе в чашки. По словам Лоренцо, служители маяка сменяются каждые несколько недель и нечасто показываются на людях, предпочитая находиться где-то внутри своих помещений. По традиции, пассажиры каждого судна, приходящего на атолл, преподносят им подарок: рыбу, мясо, фрукты или сигареты. А заодно можно приобрести и фирменные футболки с видом маяка и его координатами.

Мы поднимаемся по винтовой металлической лестнице, выглядывая из башни маяка в маленькие квадратные окошки. Путь занимает «всего лишь» 288 ступеней… Наверху огромная лампа за толстым рифлёным стеклом. Когда наступают сумерки, она включается и, послушная специальному механизму, начинает вращаться, а маяк - мигать… На высоте 50 м - открытая огороженная смотровая площадка. Внизу открывается вся панорама атолла и кораблей, стоящих на рейде. А по сторонам - море от горизонта до горизонта.

На верхушку башни ведут железные скобы. Я взбираюсь по ним и сажусь на крыше, свесив ноги с карниза. Это самая высокая точка на Красном море. От ощущений захватывает дух: кажется, что ты паришь над морем. На горизонте оно незаметно для глаз сливается с небом (оптический эффект возникает из-за особого расположения слоёв нагретого воздуха), в бирюзовой воде над рифом красноватыми пятнами мерцают кораллы. На мели барракуда гоняет стаи рыбок. Видно, как со всех сторон риф обрывается в тёмную толщу.

Я вспоминаю, что капитан Лоренцо советовал мне позвонить отсюда кому-нибудь из знакомых. Мобильная связь в этом районе берёт только на верху маяка. Чей бы номер набрать? Пока я размышляю, «Дон Квесто» снимается с якоря. Это сигнал к тому, что пора спускаться.

О путешествии на затонувшие корабли и заброшенную подводную станцию Жак-Ива Кусто у берегов Судана - в ближайших номерах.

Из «АиФ. Без границ» № 12, 2012 г.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие товары могут подорожать из-за введения маркировки?
  2. Как проверить точность магазинных весов?
  3. Чем занимается Государственное бюро расследований?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ