aif.ru counter
166

Оптимистическая трагедия на НТВ

Своими мнениями о происходящем с нами делятся Леонид Парфенов, Альфред Кох, председатель совета директоров НТВ, Муртаза Рахимов, президент Республики Башкортостан, Алим Юсупов, репортер, Павел Лобков, специальный корреспондент, Светлана Сорокина, Эрнест Мацкявичус, Марианна Максимовская, Владимир Кара-Мурза, Мария Шахова, жена Евгения Киселева, бывший пресс-атташе НТВ, Александр Невзоров, Михаил Пономарев, ТВ-6, служба информации... А что же делается тем временем на ТНТ, где базируется "киселевская фракция НТВ" и аккурат через дорогу, на "старом новом НТВ"?

Леонид ПАРФЕНОВ:

- ЧТО вы сейчас собираетесь делать?

- Я хочу воспользоваться шансом заниматься журналистикой такой, как я ее понимаю - не пропагандой и агитацией и не митингом. Если здесь, на этом канале, мне это удастся, я останусь. Нет - уйду.

Ясно, что прежнего ТВ уже не будет. Означает ли это, что частное телевидение России откроет в своей истории новую главу, или, наоборот, оно как идея пока умрет и возродится потом и не с нами - еще не знаю. Но раньше смерти поминки устраивать я не буду.

- Предлагали ли вам какую-то "руководящую и направляющую должность"?

- Ничего не предлагали, ничего не жду, и, главное, я на должность не соглашусь, я журналист, по энтэвэшному - "автор и ведущий". Я буду работать на канале с Таней Митковой, которая согласилась руководить выпусками новостей.

- У нее получится?

- А кто это заранее знает? Может, ничего не получится. Но сначала должно "ничего не получиться", а потом уже будем разводить руками.

Альфред КОХ, председатель совета директоров НТВ

В ОДНОМ из недавних интервью Альфред Кох дал понять, что в истории с НТВ все же не обошлось без "руки Кремля". Мы попросили Альфреда Рейнгольдовича пояснить свою мысль, а заодно ответить на вопрос: что ждет теперь НТВ?

- Ситуация была следующая: Кремль говорил "Газпрому" дать НТВ денег, мы их дали. Но мы всегда считали, что дали их Кремлю, который вправе был распорядиться этими деньгами так, как ему хочется. Кремль считал, что нужно дать их Гусинскому. Ну так и дал. После того как нас всех "равноудалили", выяснилось, что мы, оказывается, не Кремлю давали деньги, а Гусинскому. Нам вернули деньги? Нет. С Кремля не спросишь - ну и слава богу. Тогда мы спросили у г-на Гусинского. Володя, верни денежки!

То, что с НТВ якобы ушла вся звездная команда, - вранье. Шендерович - это потеря, согласен. Ну что ж, будем работать, стоять на коленях и вечно бога просить, чтоб вернулся. А если серьезно, я не думаю, что уход команды Киселева катастрофически скажется на рейтинге телеканала, что обмелеют его рекламные потоки. Обмелеют - будем наказывать менеджмент. А как же?

Хотел бы я увидеть Шендеровича с лейблом ТВ-6, увидеть, как Виктор работает на Березовского. Я хочу это увидеть! Покажите мне эту картинку: Шендерович сидит на ТВ-6 и зарабатывает деньги Березовскому. Тогда я буду прав и станет понятно, что все это была пустая болтовня про свободу слова. Бол-тов-ня! А вот если Шендерович там не появится, у меня будет проблема - душевная.

Муртаза РАХИМОВ, президент Республики Башкортостан:

- Я НЕ ХОЧУ обсуждать, кто прав, кто виноват в конфликте, но моя позиция проста: национальный канал должен принадлежать России.

Поэтому хочу обратиться к своим коллегам - руководителям субъектов РФ, на территории которых вещает НТВ, с предложением общими усилиями выкупить блокирующий пакет акций компании. Независимость национального канала должны обеспечивать не иностранные инвесторы, а наши российские регионы, отечественные бизнесмены. Надеюсь, что тогда на этом канале люди наконец увидят мнение России, а не мнение столичного Садового кольца.

В любом случае считаю, что законодательно нужно ограничить возможность скупки иностранцами общенациональных каналов. Ввести запрет на владение контрольным, а может быть, и блокирующим (25%) пакетом акций. Депутаты от Республики Башкортостан в Госдуме уже работают над реализацией такого подхода.

Алим ЮСУПОВ, репортер:

- КАК вам известно, я уволился из телекомпании НТВ. Все происходящее вокруг ушедшей творческой бригады и новой команды НТВ настолько меня раздражает, что я даже не хочу давать какие-либо комментарии прессе. Наверное, просто потому, что участвовать в театрализованном шоу - не моя профессия. Я репортер, а не политик.

Павел ЛОБКОВ, специальный корреспондент:

- Я УЖЕ неоднократно говорил, что молодежь в России знает только два слова, где присутствуют три буквы. Одно слово непечатное, другое - НТВ. Можете так и написать: Лобков взял паузу. Не хочу участвовать в этом балагане. Пока думаю, что делать. Но никаких конкретных шагов предпринимать не буду. Все какие-то нервные, многие почему-то создают хаос искусственно. Ни на ТНТ, ни на ТВ-6 я пока заявление о приеме на работу не писал. В конце концов, когда пауза закончится, я поступлю так, как подскажет мне моя совесть.

Светлана СОРОКИНА:

- ЧТО все это для меня значит? Во-первых, это огромная личная трагедия, во-вторых, есть стойкое ощущение, что нас предали. Я работаю в телевизионной журналистике больше 15 лет, но такого еще не было! Сейчас многие журналисты, уволившиеся с канала, снимают со стен свои портреты. Смотрю на все это, и становится по-настоящему грустно. Свой портрет тоже унесу. Я, разумеется, уже уволилась с НТВ, однако еще не написала заявления о приеме на работу на ТВ-6. И лучше не спрашивайте у меня, когда я это сделаю. Не давите на меня, пожалуйста...

Эрнест МАЦКЯВИЧЮС:

- ВЫ знаете, где я сейчас нахожусь? Сижу за бывшим своим столом, работаю за бывшим своим компьютером. Скоро мне подпишут заявление об уходе... В мои 32 года - это коренной перелом в жизни. Кажется, я никогда больше не увижу этого коридора в "Останкино". В последние дни в моей душе какое-то ощущение пустоты, внутри все сжимается. Так бывает, когда умирает близкий человек. Сегодня же я собираюсь, как только получу на руки трудовую книжку, написать заявление о приеме на работу на имя и. о. гендиректора телекомпании ТВ-6 Евгения Киселева.

Марианна МАКСИМОВСКАЯ:

- УБИЛИ канал, прошлись бульдозером по людям, по человеческим судьбам. Наша власть показала себя в полной красе. Сама я об этом даже не задумывалась, но от религиозных людей услышала, что оскорблены чувства верующих: захват произошел в такой важный для христиан день.

Владимир КАРА-МУРЗА:

- Я ЛИШИЛСЯ авторских прав даже на свою фамилию. Теперь я буду называться "Кара без Мурзы без пяти двенадцать". У нас отняли все. Мы лишились даже фотографии Ельцина, все приходится начинать с нуля. Ахматова, когда в 1949 году расстреляли ее последних родственников, сказала, что теперь помолодела на 12 лет, намекая на 37-й год. Мы помолодели на 8 лет, стали такими, какими были в 1993 году, после перехода с первого канала. Тогда это никакого Йордана не интересовало. Тогда ему было абсолютно наплевать, кто я такой и чем занимаюсь, где и в какой квартире живу. Спустя 8 лет ему это стало очень любопытно. Я опять сижу на уголке стула в чужой комнате, у меня нет телефона.

А может, произойдет еще что-нибудь почище. "Новые хозяева" возбудили уголовные дела против бедных руководителей ТНТ, гендиректора и главного бухгалтера, которые нас приютили. А потом мы перейдем на ТВ-6, и Березовского из подозреваемых по делу "Аэрофлота" переведут в обвиняемые. Все это у нас умеют!

Мария ШАХОВА, жена Евгения Киселева, бывший пресс-атташе НТВ:

- ОНИ влезли в наши компьютеры, файлы, стали распечатывать нашу информацию, которую мы собирали 8 лет. Они взяли мои бумаги. Мой стол совершенно пустой, все лежит в углу. Это омерзительно. К сожалению, это не будет наказуемо, потому что президент молчит, он не видит и не слышит, что происходит, только и всего. У Евгения Киселева отобрано все, что он сделал за много лет для "Итогов", его комната опечатана.

Во многом страшный грех лежит на Олеге Добродееве. Год назад, в очень тяжелый для телекомпании момент, он принял решение уйти. Тогда пришла новая администрация президента, новый президент, он понял, чем это грозит каналу.

Целый год он звонил ребятам. Спецкор НТВ Аркадий Мамонтов чудовищно страдал: он не хотел уходить на РТР, но его донимали звонками, уверяли и увещевали покинуть нас. И в какой-то момент он пришел ко мне и сказал, что больше не может.

Александр НЕВЗОРОВ:

- Я НЕ БУДУ работать на обновленном НТВ - мне никто этого не предлагал. А если бы предложили, я бы долго и страстно смеялся в лицо этому человеку.

Что же касается ситуации вокруг НТВ, то я восхищаюсь мужеством и мудростью Коха, который доселе не вызывал у меня симпатий. Потому что одно дело - быть один на один с огромной сворой просто злобствующей публики. И совсем другое - быть один на один со сворой квалифицированной публики, умеющей и любящей злобствовать. Это очень сложно. Но Кох эту дуэль выиграл.

Все, что себе позволяли журналисты НТВ, было чистой воды мошенничеством. Уж они-то обязаны знать, что телевидение - это не то место, где делается правда. Правда на телевидении не делается точно так же, как на балалаечном заводе не делаются атомные бомбы. На ТВ нет таких станков, таких мощностей. Поэтому увязывать свою судьбу с судьбой правды в России, с судьбой свободы слова - это мошенничество. У телевидения одна функция - это всегда чье-то орудие. Никаких других функций у него на сегодняшний день нет и быть не может. Свобода слова гнездится немножко на других ветвях. Есть литература, искусство, кино - все то, что требует совершенно иной квалификации.

Михаил ПОНОМАРЕВ, ТВ-6, служба информации:

- Я НИЧЕГО не имею против корреспондентов НТВ как таковых, они всегда будут "штучными" кадрами для любой службы информации на любом канале. Однако в начале этой недели я написал "превентивное" заявление об уходе по собственному желанию. И если акционеры утвердят Киселева в должности гендиректора ТВ-6, то это заявление вступит в силу. Я просто уйду с должности главного редактора по информации. Не хочу, чтобы Киселев "строил новый дом на ТВ-6 с нуля".

Репортаж из закулисья

ЕСЛИ бы телекомпании ТНТ и НТВ располагались на этаже одного уровня, а не на 8-м и 2-м, журналисты еще недавно общей телекомпании могли бы корчить друг другу в окна рожи и, улыбаясь, крутить фиги. Потому что ТНТ, где базируется "киселевская фракция НТВ" и "старое новое НТВ" - аккурат через дорогу, два останкинских корпуса напротив, как раньше строили мужские и женские монастыри. Даже пропуск выписывают общий, в две стороны. Еще оба корпуса соединяет зловещий, мрачный подземный ход, но им сейчас пользуются редко: журналисты переносят вещи с НТВ на ТНТ демонстративно в открытую, как иногда мужчина выносит от жены к новой подруге любимый торшер.

У Киселева

"МНЕ тут удобнее", - Михаил Осокин сидит прямо на лестнице, курит и раскладывает пасьянсом крохотные листочки с информацией, готовится к вечернему выпуску новостей. Мест всем не хватает, поэтому "киселевскую бригаду" мобильно рассаживают по всем имеющимся комнатам, включая пресс-центр. Кстати, по словам старожилов, никакой "подмены" не произошло, потому что тээнтэшники и энтэвэшники были одной командой всегда и никакой конфронтации между новостийщиками обеих команд быть не может. "Миха-а-а-ил, а у нас там компьютер свободный", - игриво завлекают Осокина улыбчивые девушки, но диктор смотрит строго, оставаясь на лестнице с поджатыми коленями.

Компьютеры, кстати, прибывают в промышленных масштабах, молодцеватые парни с криками: "Где у вас тут, ха-ха, штаб эвакуации?" - сносят их на ТНТ десятками. На доске объявлений вывешено "Последнее открытое письмо", в котором журналисты протестуют против захвата их авторских прав на НТВ. Под письмом пока всего три "живые" подписи - Ирины Зайцевой, Константина Точилина и Владимира Кара-Мурзы. По коридорам носятся взволнованные Кричевский, Николаев и Максимовская, постепенно перемещаясь в полумрак бара-ресторана.

В ресторане-баре ТНТ - сумрачно и изысканно, похоже на дорогой испанский отель. Какой-то прямо нерусский шведский стол. Юлия Бордовских в плотном кольце мужчин. Коньяк "Метакса 7" по цене 100 рублей за 100 грамм. Вдруг громкий всхлип-вскрик: "Дибров ни в какой не в Испании, никакой он там "Счастливчик" местный не ведет! Он в Нью-Йорке, на концерте. А вообще он с нами, с нами! То есть на ТНТ..."

У Митковой

НА "старом НТВ", на 8-м этаже, с утра в понедельник - не менее шумно и оживленно, чем напротив, на ТНТ. Звонит пресс-секретарь Бориса Йордана, срочно требует какого-то Петухова - никто из "стареньких" никакого Петухова вспомнить не может, все смеются и матерятся одновременно. К Владимиру Кулистикову, временно назначенному советом директоров главным редактором, - очередь из соб. корров и просто корров, которую занимают чуть ли не с ночи. Коллеги с других этажей шепотом переспрашивают, когда ж "на 8-м" пройдет собрание творческого коллектива, чтобы наведаться - прозондировать на предмет вакансий. Кстати, говорят, что Татьяна Миткова объявила временный мораторий на собеседование с потенциальными сотрудниками, потому что предложение значительно превысило спрос. По слухам, оставшиеся на "четвертой кнопке" журналисты резко заволновались, когда в "мятежную субботу" к ним вместе с Олегом Добродеевым зашел и Аркадий Мамонтов. Стали бояться обратного перетока кадров с РТР на НТВ, но все вроде обошлось.

Собрание творческого коллектива началось, как и объявили с утра на летучке, в 16.30. В комнату набилось больше 50 человек. Руководила процессом Татьяна Миткова: ни Владимир Кулистиков, ни Леонид Парфенов на собрание не пришли. Первый решал кадровые вопросы, второй в демократичном джинсовом костюме ел суп в буфете на 11-м этаже и готовился к дебютному прямому эфиру в "Герое дня". Впрочем, их отсутствие не помешало включению Кулистикова - Парфенова в свежеизбранный редакционный совет. 14 кандидатур (среди них и сама Татьяна Миткова, и Вячеслав Грунский, и Юрий Липатов, и Борис Кольцов - практически вся оставшаяся "старая гвардия") выдвинул коллектив, после чего Миткова сказала: "Это полностью совпадает с подготовленным мною собственным списком. Тут, впрочем, есть еще Владимир Михайлович Кулистиков". Проголосовали и утвердили списком вместе с Кулистиковым, но главного редактора не выбирали. Это будет сделано на общем собрании, всем коллективом, и должно будет одобрено советом директоров "Газпром-медиа".

Граница - $ 3000

ПО ВСЕМ прогнозам, главной должны выбрать Миткову - как "сплотившую коллектив в переломный момент". Кстати, на собрании присутствовали и несколько человек, "уже точно перешедших на ТНТ": никто их не изобличал как изменников. "Оставшиеся" и "ушедшие" журналисты, в отличие от нервного руководства, общались между собой на удивление спокойно, чуть ли не с голубиной нежностью. Смешная ситуация сложилась с бригадой монтажеров: они ходят работать на ТНТ, но заявления об увольнении с НТВ подписывать не спешат, оценивают и выжидают. Что касается зарплаты - по старым расчетам ее выплату приостановили на букве "К" (не на фамилии ли "Киселев Евгений"?), все ждут общего собрания с Йорданом, который должен рассказать коллективу, кто сколько и когда будет получать уже по-новому.

Кстати, в останкинских коридорах поговаривают о том, что раскол на "киселевскую" и "митковскую" фракции прошел строго по уровню зарплаты в ...3 тысячи долларов. На ТНТ ушли журналисты, получавшие больше контрольной суммы, а остались, в надежде на возрождение НТВ на четвертой кнопке, "рабочие лошадки" с более чем скромной зарплатой.

P. S. 100 грамм "Метаксы 7" в буфете на 11-м этаже стоят на 4 рубля дешевле, чем на ТНТ через дорогу, но коньяк никто не заказывает, потому что туда периодически заходят парой Константин Эрнст и Александр Любимов, работающие рядом. Строго смотрят на окружающих и всем своим деловым видом осуждают пьянство на рабочем месте.

А чай в барах и на ТНТ, и на НТВ подают в одинаковых "вагонных" подстаканниках, отчего не покидает ощущение, что все это такой общий поезд, который едет в одном направлении, вроде как к зрителю, но при этом жутко трясется и скрипит.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Когда в России появятся новые плацкартные вагоны?
  2. Когда лучше подкопить на жилье, а когда — сразу взять ипотеку?
  3. Почему в России привыкли есть с хлебом?