aif.ru counter
53

Командировка на войну

В небольшом здании подмосковного аэропорта "Чкаловский" прохладно и тихо. У окошка диспетчера быстро редеет очередь из офицеров. В дальнем углу на лавочке тихо спят несколько молоденьких солдат, положив кулаки под голову. В ногах - бронежилеты и каски. Рядом что-то обсуждают офицеры с шевронами военной разведки на камуфляже. А на подоконнике сидят два карапуза с мороженым и внимательно наблюдают, как их родители упаковывают сумки. Все ждут, когда объявят рейс на Моздок. А оттуда - в Чечню. Кто - на службу, кто - в командировку, кто - домой...

В НЕБОЛЬШОМ здании подмосковного аэропорта "Чкаловский" прохладно и тихо. У окошка диспетчера быстро редеет очередь из офицеров. В дальнем углу на лавочке тихо спят несколько молоденьких солдат, положив кулаки под голову. В ногах - бронежилеты и каски. Рядом что-то обсуждают офицеры с шевронами военной разведки на камуфляже. А на подоконнике сидят два карапуза с мороженым и внимательно наблюдают, как их родители упаковывают сумки. Все ждут, когда объявят рейс на Моздок. А оттуда - в Чечню. Кто - на службу, кто - в командировку, кто - домой...

"Подкидышем" до Ханкалы

ДОБРАВШИСЬ самолетом-"почтовиком" до Моздока, оказываешься перед выбором: как ехать дальше? Попасть в расположение 42-й гвардейской мотострелковой дивизии, что на окраине Грозного, можно двумя способами - на вертолете или на электричке. Ее в простонародье называют "подкидышем".

С названием соглашаешься сразу, едва увидев гибрид времен "мирного обустройства Чечни". Это обычный поезд, состоящий из дизеля и семи бронированных вагонов - общих и плацкартных. Плюс платформы для танка, двух зенитных установок. Здесь же есть и саперы - на случай, если вдруг поступит информация о заложенном взрывном устройстве.

Учитывая известную обстановку в республике, впереди электрички выходит платформа с песком - на случай возможного подрыва. Следом под прикрытием двух вертолетов огневой поддержки идет и сам "подкидыш". 130-километровый путь он преодолевает за 8-9 часов.

К слову, бронированных "подкидышей" в Чечне два. Один принадлежит Министерству обороны, другой - МВД. Так они и ходят через день с вокзала Моздока. Военным все пользуются бесплатно, а место в милицейском, по неофициальным данным, обходится от 500 до 1000 рублей.

Чеченский опыт

ТУЧИ потихоньку расходятся. Где-то вдалеке из рваных облаков пробиваются лучи солнца, а с ними надежда на то, что полеты будут.

- Сейчас пойдет "вертушка" ФСБ, - по-заговорщицки раскрывает нам местную тайну прапорщик, - можете попроситься у командира. Хороший летчик, опытный. Это действительно шанс.

...Внутри вертолета жарко и душно. Чтобы как-то отвлечь себя от дурацких мыслей, что невольно появляются у каждого попавшего на войну человека, смотришь в окно. Со слов командира, в Ханкале будем где-то минут через сорок. "Вертушка" идет достаточно низко над землей, на высоте не больше 10-12 метров. "Прыгает" только над ЛЭП и лесополосами. Это не выпендреж командира или экипажа, а борьба за жизнь, опыт, который пришел к вертолетчикам после войны в Афганистане и Чечне. На такой высоте "вертушку" невозможно сбить из "стингера" - нет необходимого угла для выстрела.

Минутная стрелка еле движется. Нервы у всех на пределе. Судя по тому, как напряглись сидящие со мной "фронтовики", мы уже в Чечне. Здесь можно ожидать всего. Наемники научили чеченцев бороться с низко летящими "вертушками", привязывая трос в лощине между деревьев. На такой скорости трос, словно лезвие, перерезает винт, а то и сам вертолет.

Шесть или восемь внезапных одиночных щелчков по корпусу вертолета, похожих на винтовочные выстрелы, заставляют вздрогнуть сидящего со мной рядом на скамейке молодого старшего лейтенанта. Давно забыв о войне, я тоже поначалу принял их за выстрелы, но потом вспомнил, что с таким щелчком отстреливают вертолетчики тепловые заряды. Если бы это были выстрелы, мы бы почувствовали их сразу: здесь брони нет.

Из окна "вертушки" видны окраина Грозного с полуразрушенным красным пятиэтажным зданием, военный аэродром в Ханкале, палатки Объединенной группировки, военный городок 42-й дивизии. Вместе с нами на бетонку садятся и два сопровождавших нас "крокодила" - "Ми-24" огневой поддержки.

Мы в Чечне...

О буднях наших военнослужащих в Чечне читайте репортаж нашего специального корреспондента в следующем номере.


Актуальные вопросы

  1. Чем запомнился барабанщик группы «Машина времени» Сергей Остроумов?
  2. Для поступления на какие специальности нужны самые высокие баллы ЕГЭ?
  3. Можно ли дать ребенку двойную фамилию?