aif.ru counter
32

И все-таки мы - власть!

ХОТЯ и четвертая. События последних двух недель, связанные с ситуацией вокруг "Курска" и пожаром на Останкинской телебашне, еще раз показали, что именно средства массовой информации сыграли решающую роль в изменении отношения военных, пожарных и исполнительной власти к тому

ХОТЯ и четвертая. События последних двух недель, связанные с ситуацией вокруг "Курска" и пожаром на Останкинской телебашне, еще раз показали, что именно средства массовой информации сыграли решающую роль в изменении отношения военных, пожарных и исполнительной власти к тому, как и о чем информировать общество в случае катастрофы.

С ПРИХОДОМ Владимира Путина к власти в обществе жарко обсуждается тема, забытая в годы правления Бориса Ельцина: власть и свобода слова. Еще в мае 2000 г. в статье "Зачем нужна свобода слова" ("АиФ", N 21) мы писали, что "никакая вертикаль, никакой механизм не сделает государство сильным, если не будет свободной прессы... Ничто так не разваливает государство, как попытка монополизировать информацию". Достаточно напомнить опыт КПСС, которая, монополизировав СМИ, самоустранилась от проблем пустых полок магазинов, от реальных катастроф, таких, как Чернобыль, гибель подбитого нами корейского самолета с 300 пассажирами на борту, четырех атомных подводных лодок, и многого другого. Пресса оправдывала действия властей, беспардонно замалчивая правду. И к чему это привело? Лишенное критики, голоса оппозиции (диссиденты сидели по лагерям), коммунистическое государство захирело и в конечном итоге развалилось.

В 90-е годы молодая демократия обеспечила главное: свободу слова. Сколько она наделала ошибок, все мы прекрасно знаем. СМИ все эти годы яростно критиковали Бориса Ельцина, и надо отдать ему должное, ни одного окрика ни от него, ни от его окружения в адрес прессы и телевидения не было.

А сейчас? Вспомним попытки закрыть "Куклы", гонения на НТВ и "Медиа-Мост" вплоть до ареста В. Гусинского, бредовую идею пакета указов о так называемых "государственных наблюдателях", которые "с согласия редакций" должны быть зачислены в штат газет, теле- и радиокомпаний. И вот трагедия с "Курском", пожар в Останкино, новая экстремальная ситуация, когда выбыли из строя основные каналы телевидения в Москве и Подмосковье.

Отнюдь не напуганные действиями властей в последние 100 дней, СМИ вновь показали, что пресса и телевидение - это власть, хотя и четвертая.

Доказательства? Во-первых, именно дружный напор газет, радио и телевидения заставил военных отказаться от шапкозакидательских настроений - мол, "справимся сами" - и обратиться за помощью к норвежцам и англичанам. Конечно, СМИ не всесильны, и помощь оказалась запоздалой. А ведь еще 14 августа, через день после трагедии, в СМИ звучали призывы отказаться от ложного патриотизма и принять помощь.

Во-вторых, именно СМИ заставили В. Путина прервать отдых в теплом Сочи и вернуться в Москву, а потом и отправиться на встречу с родственниками погибших моряков в Видяево.

В-третьих, именно СМИ дали оценку "виртуальному" главнокомандующему ВМФ Владимиру Куроедову, упорно избегавшему общения с прессой. Именно СМИ помогли вице-премьеру Илье Клебанову "догадаться", что пора хотя бы на шестой день после катастрофы с "Курском" провести заседание правительственной комиссии и отправиться на место трагедии.

В-четвертых, обвинения в СМИ в адрес военных, что они что-то скрывают, чего-то недоговаривают, заставили их стать более открытыми и откровенными, хотя и не до конца. А обнародование бесчисленного числа разных версий причин случившегося "вытащило" на экраны ТВ и страницы газет конструкторов, специалистов по подводной технике, бывших моряков и экспертов, опровергавших или подтверждавших ту или иную версию.

Наконец, статьи в печати, телепередачи помогли понять президенту, что он должен находиться на месте трагедии и сопереживать вместе со всем народом не как специалист-подводник, раздающий "ценные указания", а как своего рода психотерапевт, врачеватель страданий всего народа, так близко принявшего к сердцу трагедию "Курска".

Нет, что бы ни предлагали "мудрые" советники президенту, как приструнить СМИ и заставить петь "под одну дуду", этого, надеемся, уже не случится. Власть должна наконец понять, что в ее прямых интересах иметь зубастых, острых на язык (хотя нередко и ошибающихся) журналистов, будоражащих общество, не дающих ему во всем верить власти (мы так привыкли за последние десятилетия, что, мол, "начальству виднее"), она должна наконец понять, что общество не может быть здоровым, если оно не хочет знать о себе правду.

Жизнь настолько сложна, что никто не знает единственного чудодейственного рецепта, панацеи от всех невзгод. И СМИ, предлагая десятки и сотни точек зрения, помогают "нащупать" наиболее правильное решение. Пожар в Останкино, можно сказать, как бы ослепил москвичей, лишив их возможности получать информацию от основных каналов телевидения. Гонимое властями НТВ, перейдя на дециметровый диапазон, превратилось в единственный источник информации. "Медиа-Мост" с его каналом ТНТ вдруг стал необходим всем. Так что сейчас, потеряв основные каналы телевидения, мы по-настоящему осознали, что альтернативы свободе слова и многообразию мнений не существует.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Можно ли отправлять копию паспорта по электронной почте?
  2. Когда в России появятся новые плацкартные вагоны?
  3. Когда лучше подкопить на жилье, а когда — сразу взять ипотеку?