aif.ru counter
35

ЗАВТРА РОССИЙСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ. "При Ельцине существует шанс..."

Нового председателя Всероссийской государственной телерадиокомпании (ВГТРК) Эдуарда САГАЛАЕВА можно сравнить с Дэн Сяопином. Как и у знаменитого китайского политика, у него были взлеты и падения, судьба его то возносила на высокие посты, то бросала в пучину забвения

Нового председателя Всероссийской государственной телерадиокомпании (ВГТРК) Эдуарда САГАЛАЕВА можно сравнить с Дэн Сяопином. Как и у знаменитого китайского политика, у него были взлеты и падения, судьба его то возносила на высокие посты, то бросала в пучину забвения. Но профессионал есть профессионал. И в итоге он по-прежнему определяет телевизионную политику страны.

- Эдуард Михайлович, вы начинали как талантливый, рисковый журналист. Создали острую молодежную передачу "12-й этаж". Потом мы узнали вас как очень умелого руководителя на 1-м канале. Затем вы довели до нормального уровня 6-й канал. А сейчас, как ни странно, в связи с кашей новой должностью можно слышать такие определения: "Сагалаев - осторожный, хитрый"; "Сагалаев очень активно поддерживает власть", "подкладывается" под нее" и т. д. Как вы можете это прокомментировать?

- Если говорить об определениях, то Сагалаев, наверное, как и любой Другой человек, - сложный. И в самых разных ситуациях часто руководствуется мотивами, которые могут быть непонятны окружающим. Я бы и сейчас мог не объяснять, почему с коммерческого пошел работать на государственное телевидение. Но для начала я ответил бы на вопрос о поддержке властей.

Я не занимаюсь созданием мифов о Ельцине, не передергиваю фактов, не занимаюсь очернением его политических противников. Вместе с тем я глубоко убежден в отсутствии альтернативы Ельцину сегодня, и реальный расклад политических сил таков, что для России было бы убийственно возвращаться назад в "строительство коммунизма". Потому что мы быстро забываем, что это было за "строительство".

У меня на столе лежит письмо от моего двоюродного деда из Воронежской области, простого крестьянина. Он пишет, что если выберут Ельцина, то у крестьян не будет выхода, как просто браться за вилы. И дальше он объясняет, почему. Говорит о Чечне, Сталина вспоминает. Пишет, что Сталин с чеченцами за одну ночь разобрался, а Ельцин не может. Там все свалено в одну кучу: и сталинизм, и то, что он все свои деньги вложил в "Русский дом селенга" и потерял их и что сыновья у него безработные.

Я мучительно все это через себя пропускаю и прихожу к непростому решению, что из двух зол меньшее сегодня - это Ельцин. Да, есть и будут в России люди, которые будут лучше делать президентскую работу, чем Ельцин. Но сегодня либо они не могут победить, либо мы просто их не знаем. При Ельцине существует шанс, что будет лучше, а при Зюганове, Анпилове и др. существует шанс полного крушения.

То, что мы делаем на канале, - это не пропаганда. Мы пытаемся открыть людям глаза. И это не "обслуживание власти". Тем более что я лучше других понимаю эффект бумеранга: когда ты обслуживаешь власть, ты оказываешь ей "медвежью" услугу. А я не хочу оказывать Ельцину такую услугу.

- Скажите, а не используете вы в предвыборных передачах некое "секретное оружие"? Скажем, Березовский считает, что на первом канале такое оружие - это Невзоров, который в канун выборов "приведет" часть пока не симпатизирующего Ельцину электората. А может, вы какой-нибудь 25-й кадр вставляете, который не заметен взгляду, но психологически воздействует на телезрителей?

- Телевидение - это такая вещь, где очень много значит деталь. И мы идем по пути нюансов, а не лобовой агитации или запрещенных рекламно-психологических трюков с 25-м кадром.

Мой приход на Российский канал совпал не только с выборами, но и с мощным, я бы сказал, тектоническим процессом выхода на поверхность российского самосознания. И на нашем канале появляется, например, ежедневная программа российского фольклора, причем высокого уровня. Создана дирекция "РТР- фильм", ищем деньги для производства как документальных, так и художественных фильмов.

- А где вы их возьмете?

- Из бюджета государства. Но просто их можно по-разному тратить: покупать "Санта-Барбару", покупать за огромные суммы показ "Формулы-1"...

А вот когда появляется на канале родное и люди генами узнают - эту музыку, песни, танцы, речь - это, если хотите, тоже пропрезидентская кампания. Я хочу сделать Российский канал именно российским.

- Но пока, как говорил мне Благоволив, по количеству российских фильмов лидирует ОРТ.

- Здесь важно понять, что такая политика - не только идеология, но и бизнес. И в этом смысле обращение к российской теме может быть выгодным. Потому что отечественные фильмы имеют больший рейтинг, чем западные. Когда идет "Операция "Ы", а по другому каналу "Терминатор", то шансов у "Терминатора" нет.

- Наши российские фильмы дороже. И в этом проблема их продвижения на экран.

- Да. Сейчас они дороже, и это хорошо.

- Хорошее должно цениться?

- Это деньги, которые получит наш кинематограф. Сейчас огромные деньги идут из России на покупку американской или мексиканской кинопродукции. Мы-то в определенной мере содержим Голливуд, почему же нам не содержать "Мосфильм".

- Это золотые слова. Вы, наверное, встречали так называемую цитату из Аллева Даллеса, которую Зюганов в своих интервью приводит, да и Жириновский, и Власов. Там как раз идет речь о том, что американцы собирались искоренить российское самосознание, подменить наши духовные ценности своими. И теперь коммунисты говорят: посмотрите телевидение - и увидите, что получилось.

- Это такие же слова Даллеса, как "Протоколы сионских мудрецов". Их запускают в оборот, когда надо направить народную ненависть в сторону американских империалистов или израильских сионистов. Но при этом любовь к Родине, к родным гробам и пепелищам - это действительно то, что не должно уходить на второй план.

- Эдуард Михайлович, вы не обращали внимания на то, что многие информационные программы заранее предсказуемы и напичканы столичной информацией?.. На пресс- конференциях сидят одни и те же хорошо одетые люди в хороших помещениях. Простому человеку, его повседневной жизни и заботам на экране времени не остается. И он ощущает себя как бы чужим в этой стране.

- Если раньше у нас в стране "не было" тайфунов, землетрясений, ядерных катастроф, а были сплошные "доски почета" и рапорты о собранном урожае, то сейчас - почти сплошь землетрясения, катастрофы, войны. А самое трудное в любом деле - это золотая середина.

Но новости - это товар. Именно по рейтингу новостных программ определяется во многом стоимость канала для рекламодателей. Популярность новостных программ складывается из двух компонентов. Это - ведущий и содержание. Содержание очень легко построить "на чернухе". Но не все же у нас плохо и не все страшно.

- А что вы думаете по поводу "столичности" телевидения, его нестыковки с жизнью в Урюпинске?

- Это серьезная проблема. Провинциальная аудитория чаще всего воспринимает нас как посылку из Москвы: она упакована в красивую, блестящую бумагу с цветочками и "made in", и бантом все это перевязано. С одной стороны, может быть, в этом есть какой-то смысл, потому что это вроде праздника, когда красивые нарядные люди смеются, выигрывают "Мерседесы". Эта красивая жизнь завораживает, скрашивает твое жалкое существование.

С другой стороны - это способ телевидения выразить свое презрение этой аудитории, потому что мы ее дразним все время. И в конечном счете, я думаю, наступает какая-то психологическая усталость у человека, который в какой-то момент ловит себя на мысли, что он никогда так жить не будет. На самом деле никто так и не живет, но он об этом не догадывается. Никто не выигрывает "Мерседесы" - этот вечный "Мерседес" всегда стоит в студии. И когда он понимает, что никогда не выиграет этот "Мерседес" и что жизнь его серая, убогая, тогда телевидение становится античеловеческим, антигуманным.

- О каком телевидении вы говорите, о российском?

- Конечно. Это уже есть у нас в большом объеме на всех каналах. Я думаю, что сейчас нынешняя власть это поняла и дает шанс государственному телевидению сохранить себя.

- Хватит сил и средств?

- Колоссальная машина под названием ВГТРК, где работает 4,5 тысячи человек, требует огромных денег. Мы получаем из бюджета примерно 30% из того, что положено по закону. Так что сегодня другого способа выжить, кроме как зарабатывать деньги на рекламе, у нас нет.

Приведу один пример. Я, наверное, навлеку на себя неудовольствие многих зрителей, но, с моей точки зрения, передача "Джентльмен-шоу" стала себя изживать. Я попытался ее перенести хотя бы на другое время. Ко мне пришли и сказали, что в этой передаче собрано на 90 тыс. долл. рекламы. Уплатите 90 тыс. долл. из своего карманаам или выбейте у правительства эти деньги.

И все же, как бы то ни было, по итогам апреля и мая пошел рост рейтинга РТР. И я уверен, что одна из главных причин этого - Российский канал все больше разворачивается в сторону своего, российского, зрителя.

Беседовал Николай ЗЯТЬКОВ

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Что такое «Уганда Наклз»?
  2. К чему приведет прекращение договора о дружбе между РФ и Украиной?
  3. Запретят ли Google Pay, Apple Pay и иностранные платежные системы?