aif.ru counter
723

С НОВОГО ГОДА 2-Й КАНАЛ СТАНЕТ БУДИТЬ НАС ГИМНОМ. Эдуард Сагалаев: "Государственного ТВ у нас нет!"

Полгода возглавляет государственное телевидение Эдуард САГАЛАЕВ. За это время чего только не пророчили ему длинные языки. Но слухи забываются, он остается, и телевидение постепенно меняется. О том же, что с ним происходит, лучше спросить самого Сагалаева

Полгода возглавляет государственное телевидение Эдуард САГАЛАЕВ. За это время чего только не пророчили ему длинные языки. Но слухи забываются, он остается, и телевидение постепенно меняется. О том же, что с ним происходит, лучше спросить самого Сагалаева.

- Светлана Сорокина в одном интервью назвала кресло, в котором вы сейчас так удобно сидите, "дымящимся" - кто бы в него ни сел, оно тут же начинает дымиться...

- Но применительно ко мне оно дымится не по внешним причинам, а, скорее, по внутренним. Я создатель независимого канала. И когда пришел сюда и почувствовал, скажем так, некоторые неровности этого кресла, стал спрашивать себя: "Во имя чего?" Ради чего бессонные ночи, четырнадцатичасовой рабочий день, ради чего я увольняю людей, причиняя им боль, сижу в приемных, о чем-то прошу, что вообще противно моей натуре? И когда победил Ельцин, я подумал: "Вот отличный момент, чтобы вовремя уйти в отставку и вернуться к жизни белого человека!" Но я этого не сделал. Потому что, во-первых, хочу влиять на то, что происходит в стране, действительно влиять. И во-вторых, чтобы изменить канал, нужно время. Сделать работу наполовину и все бросить я не могу.

- Отставка Сосковца, Барсукова и Коржакова, которые, как говорят, "съели" вашего предшественника, вызвала новую волну слухов о вашем уходе.

- Слухи в основном всколыхнуло мое собственное интервью "Известиям", где я говорил, что я человек независимый и что у меня как раз нет политической команды, которую я обслуживал бы. Одни сразу стали судачить, что меня выгонят, другие - что я ухожу на повышение вице-премьером. И мне уже друзья говорят: "Да ты рубишь сук, на котором сидишь! Никому бы и в голову не пришло, что тебя могут сместить, если бы ты сам об этом не заговорил". Так что меня подвела моя же искренность. Я ответил не просто на все вопросы, которые мне задавали, но и на те, которые только могли у кого-то возникнуть. Чтобы было абсолютно понятно все, что происходит вокруг меня и внутри.

- И все же для человека в такой должности, наверное, неизбежны компромиссы? Обвинили второй канал в "чернухе", поставили вас - выкручивайся...

- Я приведу два примера. Звонит мне человек из Кремля по замечательному белому телефону с гербом Советского Союза и говорит: "Август на дворе, жатва! А у вас только война да Приморье. Почему не показываете нормальную работу? От нее, между прочим, зависит, как мы будем зимовать". И в таких ситуациях я действительно иду на компромисс, потому что считаю, что есть правота в таких пожеланиях сверху. Даже люди на улицах часто подходят и спрашивают: "Скажите, а что, ничего хорошего нет?" С другой стороны, бывают другие звонки по тому же телефону. Например, мне говорят: "На носу инаугурация, а чеченцы пытаются нам это отравить. Вы бы пока не сообщали о потерях в федеральных войсках..." И вот тут я говорю: "Нет!"

- С другой стороны, который год уже мы смотрим правдивые кадры из Чечни. Но почти ничего не говорится о причинах, которые стоят за этим. И получается именно "чернуха" - потому что смотреть это страшно, больно, но совершенно бессмысленно, раз ничего не меняется...

- В одном пункте я с вами полностью согласен. Считаю, что это огромная проблема нашего ТВ - то, что мы не говорим всей правды. Пока война идет, наш долг показывать ее такой, какая она есть. Но то, что мы показываем один кровавый фасад, не заглядывая внутрь, - наша беда. Нельзя сказать, что мы не хотим, - может быть, журналистам просто не удается, но эта работа действительно не сделана...

- Вот мы и заговорили о "телеболезнях". Вы в данном случае, так сказать, сам себе доктор. Какой же диагноз у государственного телевидения?

- Сама ситуация здесь ненормальна. И большинство политиков себя обманывают, не желая видеть реального положения. Мы либо не понимаем сути вещей, либо сознательно играем терминами. Может быть, вы удивитесь тому, что я скажу, но, считаю, у нас вообще не существует государственного ТВ в его чистом виде. Возьмите ВГТРК, или Санкт-Петербург, 5-й канал, или 90 региональных компаний, которые считаются полностью государственными, и попробуйте заглянуть в существо. А это такие понятия, как управление и деньги. Президент, конечно, может назначить или сместить председателя - то есть меня. Но при этом сегодня мы получаем лишь треть средств, которые выделены нам бюджетом. И, следовательно, государственные компании вынуждены заниматься коммерцией. Это сразу же сказывается на объемах рекламы, которые превышают всякие разумные для государственного телевидения нормы. Для сравнения: в Германии на госканале рекламу можно размещать только четыре часа в сутки и в строго ограниченном объеме. А у нас одинаковое ограничение - не больше 25% (!) эфирного времени - и для государственных и для коммерческих компаний. Причем я даже не могу призывать к уменьшению рекламы, потому что тогда все госкомпании просто погибнут.

- Получается - государственные и в то же время частные...

- По-настоящему частные компании существуют в гораздо более честных условиях - они открыто занимаются развитием коммерческого телевидения. Если посмотреть, то за НТВ вы найдете одну финансовую группу, за ОРТ - другую. И это не стыдно для частного ТВ - на то оно и частное. Оно должно зарабатывать деньги. Но зато и зарплаты своим сотрудникам может платить нормальные. А у сотрудников государственного ТВ они в 10 - 20 раз ниже. Значит, или от тебя все разбегутся, или поставленная в такие условия компания вынуждена обманывать, скрывать доходы, чтобы платить авторам программ. Причем это идет не сверху - люди сами приспосабливаются, чтобы часть денег, которая идет от спонсоров или рекламы, оседала у них и давала им возможность работать. Но отсюда и уродливая психология. Человек чувствует себя дискомфортно, окружающие смотрят на него, как на вора, возникает нездоровая нравственная атмосфера. Не говоря уже об образе самого канала, перенасыщенного коммерческими передачами. Мы должны показывать бесконечные шоу, викторины, мыльные сериалы... Потому что если не будет этого - не будет денег.

- И у вас есть рецепт - как выйти из замкнутого круга?

- Мое глубокое убеждение: России нужен один государственный канал. Но это должна быть мощная, защищенная - как есть понятие "защищенной" строки в бюджете - государством компания. Как защищены здравоохранение или оборона, потому что здоровье государственного ТВ - это вопрос национальной безопасности. Оно не должно быть ангажированным ни политическими группировками, ни финансовыми структурами, чтобы руководствоваться только соображениями государственной политики.

- Конечно, это решило бы многие проблемы. Но нынешняя ситуация, по-моему, оправдывает телевидение только частично. Кто-то покупает дешевые сериалы и ставит рекламу от бедности, а кто-то, чтобы набить свой карман...

- Мне этой осенью будет уже 50 лет, и половину из них работаю на ТВ. Я все время думаю об этом, но какого-то конкретного ответа на ваш вопрос, по-моему, дать нельзя. Потому что тут все определяют люди, которые делают это дело. Можно издавать порножурнал и зарабатывать бешеные деньги. А можно "Тайм" -и это тоже бизнес. Или журнал для детей, как фирма Диснея...

- Но у зрителей-то нет этого выбора. Мы смотрим то, что нам показывают.

- Чтобы появился выбор, должно определиться само телевидение. Проблема барьера между журналистами и теми, для кого мы работаем, - это то, что меня всегда волновало. Поэтому были "Семь дней", "12-й этаж", поэтому же, придя сюда, я сразу же выдвинул программу "Народного телевидения". То же относится и к новой передаче, которую мы делаем со Светланой Сорокиной, - мы даже названием подчеркиваем, что это "Открытые новости"! Для меня важно, чтобы телевидение не было чем-то столичным, приходило - в дом не как "рупор Кремля", а как сосед, как собеседник. Причем мой опыт показывает, что это повышает и рейтинг. Есть некая "золотая середина" на ТВ, которая позволяет добиться популярности, не только показывая эротику или заманивая призами. Потому что очень многие люди сегодня страдают от элементарного одиночества. И даже бум сериалов - ведь это потребность людей в чувствах, которых им не хватает. Неудивительно, что их увлекли мексиканские страсти. Но с моей точки зрения сейчас происходит обратный процесс в сознании зрителей - возврат к национальному. Поэтому предвижу бум российского сериала. И потому же хочу с будущего года начинать работу 2-го канала гимном России. Это не дань политической конъюнктуре. Я хочу, чтобы люди привыкали к сознанию того, что Россия - это не бывший СССР, а новая страна, и чтобы они получали удовольствие от этого сознания.

- Как-то немного романтично звучит.

- А я и есть, наверное, романтик. Если вернуться к нашему разговору про деньги, то мне лично неинтересно просто делать на телевидении бизнес. Потому что тогда прибыль - это твоя конечная цель. А для меня деньги - инструмент, чтобы делать телевидение. Я бы назвал свою позицию: "романтический прагматизм". Или "прагматичный романтизм". Потому что если я кого-то и "обслуживаю", то в первую очередь аудиторию. Может быть, это прозвучит романтично и банально, но рассказывать людям правду, вообще сеять разумное и доброе - это, знаете, дает огромное моральное удовлетворение.

Беседовал Олег ГОРЯЧЕВ.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Кто и когда досрочно получит пенсии за январь 2019 года?
  2. Что известно о стрелке, открывшем огонь в центре Страсбурга?
  3. Зачем замораживают накопительные пенсии?