aif.ru counter
42

ХРОНИКА ОДНОГО ТЕАТРАЛЬНОГО КОНФЛИКТА. Потерять, чтобы найти?..

Кажется, мы живем во времена чуть ли не эпидемии театральных конфликтов. Очередной из них разразился в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. В последние годы этот театр тихо и незаметно существовал на периферии театральной жизни столицы

Кажется, мы живем во времена чуть ли не эпидемии театральных конфликтов. Очередной из них разразился в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. В последние годы этот театр тихо и незаметно существовал на периферии театральной жизни столицы. Менялись главные дирижеры и постановщики, но ожидаемого творческого взлета не происходило. Два года назад на место художественного руководителя и главного дирижера был приглашен Евгений Колобов, работавший в Ленинградском театре оперы и балета им. Кирова. Первые же подготовленные им премьеры "Пират" Беллини и "Борис Годунов" Мусоргского стали настоящим явлением, что давало серьезные основания говорить о возрождении музыкальной сцены на Пушкинской улице... Но последовавшие за этим события оказались непредсказуемыми...

ИЗ ПИСЬМА артистов театра министру культуры СССР Н. Губенко: "...уход Колобова из театра будет невосполнимой потерей для театра и всего нашего музыкально- театрального искусства. Оперные деятели такого дарования и масштаба сейчас наперечет не только у нас в стране - во всем мире... На сегодняшний день - и вы не можете об этом не знать, ибо это реальность нашей жизни, - практически не осталось музыкантов, которые продолжали бы полноценно работать в нашей стране: одни уехали навсегда, другие подписали контракты на длительное время...".

19 мая 1990 г., 203 подписи.

СТОРОННИКИ

Г. Шохман, артист оркестра: - Конфликт в театре начался год назад. Причина - решение Колобова поставить спектакль "Евгений Онегин" с молодыми актерами. Разразился скандал, ветераны театра обиделись. Колобова стали обвинять в том, что он разрушает традиции Станиславского. Но наш театр давно не живет этими традициями. Все основные художественные и творческие задачи многие годы решались вне музыки, а внешними эффектами. Идея же Станиславского заключалась в том, чтобы актеры без всяких декораций могли спеть так, чтобы было понятно все, что происходит с героями. Для этого дирижер должен иметь еще и талант режиссера. У Колобова он есть. Поэтому его интересует смысл каждой музыкальной фразы. Другое дело, что одни могут спеть так, как он хочет, другие нет.

Г. Кузнецова, солистка оперы:

- Я могу подписаться под каждым действием Колобова в отношении спектакля "Евгений Онегин". Чайковский создавал эту оперу для консерваторий, он говорил, что там будут петь птенцы, но зато не будет рутины. Колобов сейчас делает то же самое.

В последнее время я уже не ходила на постановки, в которых сама не участвовала. И вот однажды я забежала на репетицию на пять минут и буквально приросла к креслу. Это была репетиция спектакля "Пират", которую вел Колобов. Пели молодые солисты, в том числе и актриса, которая пришла на мои роли. И я подумала тогда: зачем цепляться за свои роли, если пришла такая смена!

В. Кирнос, солист оперы: Колобова называют деспотом, но это оттого, что многие в театре просто разучились работать, а он сам работает, как вол, и от других требует такой же самоотдачи.

Р. Орешкина, председатель цехкома солистов оперы:

- Если те, кто добивается скорой расправы, победят, это будет не победа, а поражение для всего музыкального искусства страны, потому что тогда Колобов уедет. Его приглашают на работу лучшие театры мира.

Напряжение в театре продолжает расти. Группа солистов настаивает на отмене художественным руководителем двух его решений: о замене состава в постановке "Евгений Онегин" и назначении главным режиссером О. Ивановой, с которой Колобов выпустил две премьеры "Пират" и "Борис Годунов".

19 ноября художественный руководитель театра и главный дирижер Е. Колобов, исчерпав все аргументы, отказывается от присвоенных ему ранее званий "Заслуженный деятель искусств РСФСР" и "Народный артист РСФСР". В заявлении в Президиум Верховного Совета РСФСР он пишет, что решение его обусловлено глубоким убеждением, что человек, посвятивший свою жизнь искусству, хотя бы в глубине души, считающий себя серьезным художником, в первую очередь должен обладать честным именем и талантом.

20 ноября художественный руководитель театра Е. Колобов приостанавливает исполнение своих служебных обязанностей.

21 ноября в театре проходит однодневная предупредительная голодовка.

ОППОЗИЦИЯ

Л. Болдин, народный артист СССР:

- С приходом Колобова стали возникать непонятные крены. В частности, когда его спросили, как он относится к солистам, он сказал, что ко всем

одинаково, у него нет в театре любимчиков. На самом деле - и любимчики, и группа солистов, которых он просто ненавидит. Это выражается в том, что он снимает этих людей с партий, даже не объясняя причины. Нас, ведущих солистов, представляют какими-то душителями гения. Но это не так. Пусть Колобов работает - музыкант он великолепный, мы против него как художественного руководителя. Ведь что такое художественный руководитель? Его задача - объединить все силы театра. А у нас сейчас балет готов отделиться, оркестр считает, что солисты никуда не годятся, хор тоже так думает. Уважения к нам никакого! Во многих партиях выходят люди, которым петь их нельзя. Они и выступают за Колобова, потому что тот дает им эти партии.

В. Таращенко, лауреат международного и всесоюзного конкурсов:

- Сейчас я пою в два месяца один спектакль "Иолаита". Колобов из принципа не восстанавливает старые спектакли, декорации которых пострадали от пожара, хотя затраты там минимальные. А тогда бы многие ведущие солисты были заняты.

Н. Гуторович, заслуженный артист РСФСР:

- Паваротти сказал, что певец выглядит настолько, насколько он поет. Законы оперы - это же не законы кино, где на экране видна каждая морщинка. И молодежь должна войти в спектакли на наших руках, а она сейчас в конфронтации с нами. Нам же есть что ей передать, многие из нас работали с учениками Станиславского.

Конечно, творческая личность такого масштаба, как Колобов, имеет права на какие-то неосторожные шаги. Но хочется, чтобы нашелся какой-нибудь старец и сказал ему: юноша, будьте мудрее, добрее, философичнее! Вот чего ждут от гения!

В. Щербинина, заслуженная артистка РСФСР:

- Если он хочет выразить себя как художник, то почему такой дорогой ценой? Почему он не приглашает режиссеров, почему думает, что дирижер может руководить театром? Ведь только режиссер способен увидеть наши творческие индивидуальности.

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ ПО СУЩЕСТВУ

В театре пока только конфликт, и дай бог, чтобы он не превратился в раскол. Здесь, думаю, многое зависит от того, хватит ли обеим сторонам той самой мудрости и доброты, о которых говорил один из собеседников. Да, обид накопилось много, и порой в них тонет истина. Например, что касается занятости солистов: Л. Болдин и А. Мищевский поют ведущие партии во всех спектаклях Колобова. Заняты в репертуаре Л. Екимов и В. Маторин.

Что же касается упрека в том, что Колобов не приглашает на постановки режиссеров, то в планах театра сотрудничество с В. Покровским, К. Маэстрини, В. Васильевым, А. Кончаловским.

Хочется возразить и по поводу восстановления спектаклей. Вправе ли талантливый художник, творческая жизнь которого так коротка, тратить ее в основном на реставрацию старого репертуара, а не на создание нового? И с каких это пор художественный руководитель потерял право мыслить самостоятельно? А два министерства культуры, пригласившие его именно для этого, отказывают ему в доверии, как только он взваливает на себя эту ответственность?

Почему работники обоих министерств, занимающие прекрасные кабинеты, позволяют артистам мучиться в чудовищной тесноте, под протекающей крышей, без репетиционных помещений и гримерных, и получать при этом нищенскую зарплату. Для сравнения: солист театра получает чуть больше 200 руб., а начальник Комитета по вопросам культуры Мосгорисполкома и его замы в 3 - 4 раза больше.

И до каких же пор мы будем обретать лишь после того, как потеряем? На кого уповать, чтобы на сей раз потери не произошло? Кстати, одна из последних - недавний отъезд в Испанию камерного симфонического оркестра "Виртуозы Москвы". Десять лет музыканты, составляющие гордость отечественного музыкального искусства, мыкались по подвалам, за неимением других репетиционных помещений. Не выдержали - уехали. По разным причинам за границей теперь работают Атлантов, Китаенко, Хворостовский...

Перефразируя поэта, можно сказать: талант в России больше, чем талант, он всегда мученик, призванный прославить искусство своего Отечества, лишь став его изгнанником. Перестроечное время рекрутирует в ряды изгнанников очередных кандидатов. Похоже, Евгений Колобов - один из них. Если это произойдет, не появится театр, который может составить конкуренцию лучшим оперным сценам мира. И мы сделаем еще один шаг в пропасть духовного и нравственного оскудения общества, куда оно уже и так сползает с навязчивым упрямством самоубийцы.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. В каких регионах ЖКХ подорожает больше всего?
  2. Кто такой Ким Чон Ян, ставший новым главой Интерпола?
  3. В чем обвинили Цымбалюк-Романовскую?