aif.ru counter
260

В СВЕТЕ ГЛАСНОСТИ. Чекисты... в рясах

Не так давно член Священного Синода Русской православной церкви митрополит Смоленский и Калининградский КИРИЛЛ заявил, что в Церкви, как и на Центральном телевидении, было немало лиц, сотрудничавших с КГБ. Это заявление и послужило основой разговора нашего корреспондента П

Не так давно член Священного Синода Русской православной церкви митрополит Смоленский и Калининградский КИРИЛЛ заявил, что в Церкви, как и на Центральном телевидении, было немало лиц, сотрудничавших с КГБ. Это заявление и послужило основой разговора нашего корреспондента П. ЛУКЬЯНЧЕНКО со священником Костромской епархии о. Георгием ЭДЕЛЬШТЕЙНОМ.

В течение 5 последних лет о. Глеб Якунин и я много раз говорили и писали о засилии КГБ в Церкви. Но наши иерархи упорно отрицали это или отмалчивались. Заявление владыки Кирилла особенно ценно, потому что он является руководителем Отдела внешних церковных сношений - учреждения, которое кагэбэзировано полностью, начиная с председателя и кончая швейцаром.

Это касается не только митрополита Кирилла, но и его предшественника на посту председателя - митрополита Минского Филарета. Когда он выставил свою кандидатуру на выборах народных депутатов, мы через журнал "Референдум" спросили: "Почему рядом с вашей приемной находится кабинет кадрового офицера КГБ?" Как мне рассказывали, митрополит ответил так: "Я - монах, и делаю все, что мне велит Святейший Патриарх".

- Огульно можно обвинить всех и вся в том, что они работают на КГБ. Можете ли вы назвать имена людей, о которых доподлинно известно, что они работают на КГБ?

- Допустим, я назову вам сейчас имена пятерых людей. И гнев читателей обрушится именно на этих пятерых. Но это не значит, что остальные, не виноваты в том же. Ведь до сих пор каждый второй священнослужитель - это явный или тайный сотрудник Комитета госбезопасности. Я не знаю священника, с которым бы сотрудники КГБ не беседовали. Подтверждением тому являются слова бывшего председателя Совета по делам религий К. Харчева: "Ни одна кандидатура епископа, тем более высокопоставленного, тем более члена Священного Синода, не проходила без утверждения ЦК КПСС и КГБ".

- А себя вы относите к той, второй половине священников, которые не имели контактов и не сотрудничали с КГБ?

- Ну почему. Я имел контакты с КГБ. Когда я служил в г. Кадникове Вологодской области, ко мне регулярно приходил сотрудник местного УКГБ. На первой встрече он сразу спросил: "Вы мне подписку о сотрудничестве дадите?" Я говорю: "Нет", - "Ну хорошо, мы будем встречаться только для беседы".

Он расспрашивал меня об отце Глебе Якунине, который тогда находился в заключении, об известных правозащитниках о. Димитрии Дудко, о. Николае Эшлимане. Кроме того, вологодский архиепископ Михаил несколько раз говорил мне, что имеет контакты с органами госбезопасности, что к нему регулярно приходит начальник местного отдела КГБ. Да и сам архиепископ частенько бывал там.

- Что еще интересовало сотрудников КГБ?

- Все, что связано с жизнью церковного прихода. Например, мои доходы. Они так и говорили: "Расскажи честно, как на духу, сколько ты зарабатываешь и сколько кладешь в карман". Доходов у каждого священника всегда много. Более того, если ты послушный, охотно сотрудничаешь, то тебя "наградят": переведут в богатую церковь, где будешь зарабатывать не 150 - 200 рублей, а раз в 5 - 10 больше.

- Говорят, что до недавнего времени была даже такса за перевод на богатый приход и за внеочередное получение священного сана. Называют такую цифру: за получение "епископа" платили от 25 до 75 тысяч. Правда ли это?

- Вы говорите в прошедшем времени, а коррупция в Церкви существует и сегодня. Называют самые разные цены. Но поскольку я непосредственно с этим не сталкивался, то и сплетником быть не хочу.

- Один из бывших сотрудников управления "З" КГБ СССР, отвечавший за "работу с Церковью", в неофициальном разговоре похвалился: "Мы давно уже на полном хозрасчете", имея в виду практику взяток от Церкви.

- Вы помните, наверное сообщение в печати о расстреле за взятки майора Ростовского УКГБ Хвостикова, курировавшего церковные приходы.

У меня был приятель - священник. Когда он ходил в Совет по делам религий (читай: "филиал КГБ"), то брал с собой саквояж с самыми изысканными спиртными напитками. Так вот, после него в тех отделах Совета делать было нечего - все были в стельку пьяные.

На уровне областных управлений КГБ и уполномоченных Совета - и я могу это сказать с абсолютной уверенностью - действительно идет "датие" и "взятие".

- За что?

- Допустим, возникла необходимость принять монаха в Свято- Духов монастырь, что в Вильнюсе. А для этого нужна прописка. Милиция прописки не дает. Тогда в епархиальном управлении устраивалась грандиозная пьянка, на которую приглашался соответствующий "чин". Потом под белы руки его выводили, усаживали в монастырский "ЗиМ", в багажник грузили осетрину, балык, несколько килограммов кофе. А через несколько дней мы получали прописку. То же самое происходило при рукоположении, когда кто-то должен был стать священником.

- То есть не КГБ разлагал Церковь, а Церковь разлагала КГБ.

- А вы знаете, где кончается наша сегодняшняя Церковь и начинается КГБ? Разница была лишь в том, кто носит клобук, а кто носит погоны.

- Говорят, что КГБ широко использовал священнослужителей для проведения своих операций за рубежом.

- Это правда. Приведу только два общеизвестных примера. Это Б. Кудинкин, многолетний сотрудник Отдела внешних церковных сношений, и священник Анатолий Казновецкий. В настоящее время оба служат во Всехсвятском храме на Соколе в Москве.

- В чем вы видите выход для Церкви? И есть ли он?

- Сказать правду и покаяться во лжи. Необходимо разрушить систему всеобщей взаимосвязи в доносительстве. Она - наш единственный враг.

- Сегодня вы берете на себя смелость откровенно рассказывать о тех безобразиях, которые творились и творятся в Церкви. Но почему вы молчали раньше?

- Говорят, что диссидентами не рождаются, их делала наша система. Не буду рассказывать о всех своих мытарствах. Расскажу только о двух фактах. 20 лет мне не давали возможности стать священником. Когда же я им наконец стал, то спустя некоторое время за мое "воспитание" взялся Вологодский областной уполномоченный Совета по делам религий: "Не было такого случая, чтобы я с мятежным попом не справился. Будешь вот здесь на коврике рядом с моим креслом стоять на коленях и просить у меня ручку поцеловать".

Что же касается моего "молчания", то о безобразиях в Церкви я стал открыто говорить еще в 1980 г., а первые мои публикации в печати (поначалу, увы, только в зарубежной) появились в 1987 году.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Книги каких знаменитых библиотек можно читать онлайн?
  2. Стоит ли покупать квартиры в новостройках на нулевом этапе строительства?
  3. Кому из военных задним числом проиндексируют выплаты и пособия?