aif.ru counter
39

Бабушка нового русского

Статья из газеты: АиФ Долгожитель № 5 05/09/2002

Новохоперск, Таганрог, Кинешма, Москва, Фрунзе, Джангиджар, Ташкент - вот только приблизительный список населенных пунктов, которые Вере довелось сменить в детстве. А все потому, что отец ее был самым настоящим авантюристом, а по совместительству, точнее, по профессии - финансовым работником...

Сказка странствий

НОВОХОПЕРСК, Таганрог, Кинешма, Москва, Фрунзе, Джангиджар, Ташкент - вот только приблизительный список населенных пунктов, которые Вере довелось сменить в детстве. А все потому, что отец ее был самым настоящим авантюристом, а по совместительству, точнее, по профессии - финансовым работником. Человек общительный, добрый, отзывчивый, он, к несчастью, слишком любил выпить и покутить, чем и пользовались в своих интересах его многочисленные приятели. Верина мать, по доброй русской традиции, ночами выходила на крыльцо со скалкой - встречать мужа. Но скалка была бессильна. После очередной растраты семья спешно паковала вещи и, заметая следы, перебиралась в другой город. В конце концов отца все-таки арестовали - Вера уже к тому времени выросла и не жила с родителями. Выпустили его по амнистии, в 53 года, так что внуки и правнуки до сих пор считают своего безалаберного деда героем и жертвой сталинского режима.

После окончания техникума по специальности геофизик-магнитолог Вера была направлена в геофизическую экспедицию в Старый Оскол. Практически сразу на нее обратил внимание начальник партии. 20-летняя девушка сопротивлялась недолго. Короткой оказалась и любовь начальника. Когда выяснилось, что Вера в положении, он быстренько отправил ее обратно в Москву, с глаз долой. Правда, вскоре одумался, стал слать письма, звать Веру и ребенка обратно, но она не отозвалась. Потому что знала - есть в жизни вещи, которые прощать нельзя.

Не было бы счастья, да несчастье помогло

КОГДА дочке исполнилось 2 года, Вера уехала с ней на строительство Каракумского канала. Там она и познакомилась со своим будущим мужем Анатолием. Сначала они почти не замечали друг друга, только здоровались. Но однажды Анатолий с товарищем выехали на объект и исчезли. Двое суток их искали в песках всем миром. Нашли обезвоженных, полумертвых у сгоревшей машины. Ответственность за происшествие возложили на Анатолия, и не избежать бы ему суда и срока, если бы не Вера. Она всегда была решительной. И тут не побоялась пойти одна против всех и сумела-таки убедить компетентные органы в невиновности Анатолия. Такой, наверное, и бывает настоящая любовь. Он удочерил девочку и всегда относился к ней как к родной, даже после того как у них с Верой родился общий ребенок, никогда не делал между ними разницы.

Ничто не вечно под луной

ПОСЛЕ смерти Сталина стройку прикрыли и всех геологов раскидали по разным экспедициям. И опять Вера с мужем и дочерьми стали вести кочевую жизнь, на то они и геологи, чтобы не засиживаться на одном месте. Только в 63-м году осели они, получив квартиру в Байрам-Али. Семья была дружная, все любили и уважали друг друга, все друг другу доверяли. В их доме все буквально лучилось светом и радостью. А девочкам даже немного завидовали одноклассники, что у них такие замечательные родители.

Для Веры это было самое счастливое время. Но, увы, счастье не может длиться вечно. Внезапно умер муж. Обе девочки уже учились в Москве: старшая - в кооперативном институте, младшая - в педагогическом. Вера осталась совсем одна. Но она всегда была сильной: продолжала жить и работать. И хранить верность памяти своему умершему мужу: больше ни один мужчина не вошел в ее жизнь.

Мир не без добрых людей

ЛИЧНАЯ жизнь дочерей устроилась. Младшая вышла замуж за латиноамериканца, студента Университета дружбы народов, и по окончании института уехала с ним за границу. "Железный занавес" закрылся за ней, и вплоть до распада СССР мать не имела возможности общаться с дочерью. Старшая осталась в Москве, тоже вышла замуж, родила сына. Этот брак оказался не столь удачным, как у сестры. Муж был ревнив, нередко поднимал руку на жену. Дома были вечные скандалы. Сын рос нервным и болезненным. А тут еще отыскались доброжелатели, которые сообщили дочери, что человек, которого она привыкла считать своим отцом, ей не родной. И она ополчилась на мать. Обвинила ее в том, что та лишила ее настоящего отца. А вдруг он был богат? Вдруг бы смог обеспечить ее на всю жизнь? И перестала называть ее мамой, а стала обращаться исключительно по имени-отчеству - Вера Александровна.

Недавно старшая дочь отпраздновала свой пятидесятилетний юбилей. О матери даже не вспомнила. Но Вера Александровна не в обиде. Нет, наверное, такой матери, которая не нашла бы оправдания своему ребенку.

Москвичей испортил квартирный вопрос

И ПОМОГАЛА она своей дочери чем могла. Внук подолгу жил у бабушки в Байрам-Али, а каждое лето, когда в Туркмении становилось слишком жарко, она увозила его на Украину, в Каменку, к своей свекрови. Когда мальчик пошел в первый класс, Вера Александровна стала часто наведываться в Москву. Внук по состоянию здоровья учился в загородной школе-интернате, на пятидневке. Пока бабушка находилась в Москве, она каждый день навещала его. Внук обожал ее и считал лучшим другом. А дочь тем временем развелась с мужем и делала успешную карьеру в торговле, и времени на сына у нее не хватало.

В 90-м году, когда Вере Александровне исполнилось 64 года, дочь смилостивилась: дала санкцию, чтобы мать прописалась в ее квартире.

Однако очень скоро выяснилось, в чем причина такого великодушия. Дочь и не собиралась жить с матерью, ей просто нужен был лишний зарегистрированный жилец, чтобы встать на очередь на расширение. Она к тому времени вторично вышла замуж, внук окончил ПТУ и ушел в армию, услуги няньки больше не требовались, а вот лишние метры были весьма желанны. Вера Александровна не знала, куда деваться: жилье в Байрам-Али она потеряла. Выручил случай: знакомые завербовались на пять лет на Север, и стала она жить в чужом доме. Любимый внук вернулся из армии, женился, обзавелся собственным ребенком. И появилась у Веры Александровны новая забота: ухаживать за правнучкой, которую, едва отняв от материнской груди, перебросили к прабабушке. Так они и жили целых три года в чужой квартире: прабабушка и малышка, не имея ничего своего, даже тарелок. Впрочем, Вера Александровна, в конце концов, привыкла спать на чужой кровати, смотреть чужой телевизор и подметать чужой пол. А потом вернулись с Севера знакомые, и снова помог случай: удалось найти компаньонку, такую же одинокую пожилую женщину, с которой в складчину они снимают небольшую квартиру на окраине города по сей день.

Бабушка-охранник

ВНУК выбился в люди, несмотря на недостаток образования, открыл свое дело. Бизнес развивался успешно. Появились и большие деньги, и четырехкомнатная квартира в престижном районе, и иномарки - словом, все атрибуты преуспевающего бизнесмена. Только вот места для бабушки, которая вырастила, которая всегда была рядом в нужную минуту, среди этого пышного великолепия не нашлось. Но Вера Александровна на внука не обижается. Она-то знает: он бы ее ни за что не бросил, если бы не жена. Ведь это она категорически против посторонних в доме. А внук просто любит свою жену и не может ей ни в чем отказать. Он ведь хороший, а денег у него она не просит только потому, что не хочет ни от кого зависеть. Но полной независимости все-таки не получается: внуку часто требуется бабушкина помощь - посидеть с правнучкой на даче во время очередного евроремонта, присмотреть за разгрузкой новой мебели или за работой горничной. И тогда бабушка бросает все свои дела и, несмотря на возраст, как-никак 76 лет скоро, на автобусах, на метро в любую погоду едет к нему через весь город.

Лягушка-путешественница

ТАКОЕ прозвище дали Вере Александровне ее пожилые подружки. "Железного занавеса" теперь и в помине нет, и появилась у Веры Александровны возможность видеться с младшей дочерью, которая живет в Испании. Каждую весну Вера Александровна приезжает в гости на пару месяцев. Дочь возит ее на экскурсии, которые Вера Александровна очень любит. Она уже побывала в Италии и во Франции и, конечно, всю Испанию объездила. Престарелые приятельницы удивляются: и как тебе, Вера, не страшно в чужой стране-то? Как же ты там, в Испании, по магазинам ходишь? А очень просто. Вера Александровна набирает в корзинку продукты, а у кассы говорит: "Нор абле испаньол" (не говорю по-испански) - и деньги протягивает. Там кассиры нашим не чета - никогда не обманут. Заблудиться на улице Вера Александровна и вовсе не боится - она ведь бывший геолог, хорошо ориентируется. Младшая дочь предлагает: "Мама, переезжай ко мне, я сделаю из тебя настоящую европейскую бабушку. Будешь заниматься только собой и много путешествовать". Но она не соглашается. И языка не знает, и традиции совсем другие. Она ведь как любит: чтобы по выходным домашние пироги, обед из трех блюд. И чтобы вся семья за столом вместе собралась. А там с пятницы до воскресенья все в ресторанах едят. Но разве испанский ресторан заменит настоящую русскую кухню? Никогда! Только и пользы, что посуду мыть не надо.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что даст России возвращение в ПАСЕ?
  2. Кто такая певица Билли Айлиш и в чем ее обвиняют?
  3. Какие новинки концерн «Калашников» показал перед форумом «Армия-2019»?