aif.ru counter
75

Кентавр революции

Статья из газеты: АиФ Долгожитель № 10 22/05/2003

Человек, которого привыкли считать символом казачьей лихости, казаком на самом деле не был. Дед Иван, отпущенный из крепостных по указу царя-освободителя, вместе с троимя сыновьями в поисках лучшей доли двинул из-под Воронежа на Дон. Казаки, гордясь своим сословием, пришлых не жаловали. Поэтому отец Буденного - Михаил, женившись на местной крестьянке Меланье Емченко, обосновался не в богатой станице Платовской, а на ближнем хуторе, где 25 апреля 1883 года и родился у них сын, крещенный Семеном.

Казаками не рождаются

ЧЕЛОВЕК, которого привыкли считать символом казачьей лихости, казаком на самом деле не был. Дед Иван, отпущенный из крепостных по указу царя-освободителя, вместе с троимя сыновьями в поисках лучшей доли двинул из-под Воронежа на Дон. Казаки, гордясь своим сословием, пришлых не жаловали. Поэтому отец Буденного - Михаил, женившись на местной крестьянке Меланье Емченко, обосновался не в богатой станице Платовской, а на ближнем хуторе, где 25 апреля 1883 года и родился у них сын, крещенный Семеном.

На казачьем Дону Буденным (и деду, и отцу, и сыну) доля выпала батрацкая. Кроме того, Семен, здоровьем и силой не обделенный, работал на кузне молотобойцем. Но главной любовью были у него лошади. В седле с 20 лет, мечтал он стать коннозаводчиком, чтоб всегда при них быть. Получилось и так, и не так. В положенное время Семен Михайлович, 24 лет от роду, обвенчался в Платовской церкви с крестьянкой из соседней деревни. Надежде Ивановне сразу после свадьбы пришлось собирать мужа в солдаты. Провожала в армию, а вышло - на войну. Во время русско-японской кампании рядовой Приморского драгунского полка Семен Буденный отличился в схватках с хунхузами и дослужился до унтера.

Семь лет в строю, короткие отпускные встречи с женой, и в 1914-м - новая война. Воюя на германском, австрийском, кавказском фронтах, приняв участие в Баратовском походе в Персию, Буденный получил чин вахмистра, а также заработал храбростью и смекалкой высшие знаки солдатской доблести - четыре Георгиевских креста, полный бант! В Кавказской конной дивизии, где каждый второй "в седле рожденный", слыл первым всадником и рубакой. В силу этого имел у однополчан авторитет и в феврале 1917-го, когда полк квартировался в Тифлисе, был избран членом эскадронного, затем полкового и позже дивизионного комитета.

В революцию вступил так же, как воевал, лихо, по-боевому. В августе 1917-го развернул обратно кавбригаду, посланную на усмирение восставшего Гомеля. В сентябре со своими бойцами разобрал железнодорожные пути, перекрыв путь на Питер эшелонам с корниловцами. После Октября вернулся на Дон, сколотил кавалерийский отряд, определил законную супругу медсестрой и уже через несколько месяцев закрутился в вихре Гражданской войны. Много лет спустя в шутку вспоминал: "Я тогда решил, что лучше уж буду маршалом в Красной Армии, чем офицером в Белой!"

Непобедимая и легендарная

В АВГУСТЕ 1918-го под началом Буденного было всего 11 эскадронов (1500 сабель). До ноября бригада превратилась в дивизию, дивизия развернулась в корпус, и наконец 17 ноября 1919 года приказом РВС Семен Буденный назначается командармом Первой конной армии. В качестве комиссара и партийного наставника к бывшему царскому вахмистру приставили луганского пролетария Климента Ворошилова.

Почти на всех фронтах побывала Первая конная. Оборона Царицына и штурм Воронежа, битва за Ростов и Таганрог, бои на Украине против поляков, взятие Перекопа и Крымская операция. "Да по мне все равно какой фронт, - козырял Буденный солдатской простотой, - мое дело рубать!" При первой возможности срывался он из штаба в передовые порядки, чтобы сшибиться с врагом в сабельной рубке. Любил это дело, несмотря на упреки Ворошилова: "Не командирское это дело - шашкой махать!" "Кто смерти боится, тот покойник среди живых", - отвечал на это Буденный.

Но хоть и считал Семен Михайлович, что лучшее место для командира - впереди на лихом коне, а талантом полководца обделен не был. Когда-то, при Ватерлоо, Наполеон назвал маршала Нея идиотом за самоубийственную атаку всей французской конницы без поддержки пехоты против английских каре. Буденный про Нея, может, и не знал, но при всей показной простоте простаком, а уж тем более идиотом не был. Еще в период формирования своей армии он настоял на включении в ее состав двух стрелковых дивизий. Кроме этого, под началом Буденного был автобронеотряд из 15 машин с пулеметами, 4 бронепоезда, а впоследствии даже авиаотряд из 12 самолетов. И, конечно, знаменитые тачанки. Историки до сих пор спорят, кто же все-таки первым додумался поставить "Максимы" на легкие брички и телеги - батька Махно или "братишка наш Буденный"? Семен Михайлович первенства Нестора Ивановича не оспаривал, но придал гениальной идее свой собственный "фирменный" экстерьер. Сзади на его тачанках было написано: "Хрен догонишь!", а спереди - "Хрен уйдешь!".

Даже враги высоко оценивали уровень тактической подготовки "Красного Мюрата". В своей работе "Роль, значение и тактика конницы в русской Гражданской войне" генерал Кальчевский со скрытым восхищением описывает знаменитую "карусель", позволявшую буденновцам выдерживать изматывающие бои при отсутствии свежих резервов. Конница атакует, пехота - во второй линии. Когда потрепанные эскадроны уходят в тыл, стрелковые части становятся прочным заслоном на пути врага. Пока противник "ломает зубы" о пехотные порядки, кавалеристы отдыхают, перегруппировываются и вновь идут в бой, давая передышку "царице полей".

Но даже на самых славных знаменах есть пятна. Не избежала этого и Конная армия. Во время польской кампании целых три буденновских полка были расформированы трибуналом за погромы, грабежи и убийства мирного населения. И хотя в приказе командарма преступники и мародеры клеймились позором, сам Буденный предпочитал эти случаи не афишировать. Когда вышла в свет великолепная книга Исаака Бабеля "Конармия", основанная на личных воспоминаниях автора, Буденный обрушился на нее и на писателя с разгромной критикой. К тому времени "былинники речистые" уже создали эталонную легенду о Первой конной, и любая попытка вернуться к реальности воспринималась в штыки.

Счастье с третьей попытки

ПОСЛЕ войны Буденный с супругой перебрались в Москву и поселились в правительственном доме на улице Грановского. Но семейное счастье не заладилось. Удалому кавалеристу вообще фатально не везло с женщинами. В 1924 году "боевая подруга" Надежда на глазах Буденного и в присутствии нескольких гостей застрелилась из его пистолета. Слухов тогда ходило - тьма! Говорили даже, что командарм из ревности сам убил жену.

Полгода спустя состоялась вторая женитьба Буденного. Новой избранницей стала певица Ольга Стефановна Будницкая, работавшая под сценическим псевдонимом Михайлова. Дочь железнодорожного служащего целеустремленно шла к славе, уверенная в своем предназначении блистать и покорять. После свадьбы она окончила Консерваторию, поступила в Большой театр и с головой окунулась в богемную жизнь советской артистической элиты.

Все тринадцать лет совместной жизни ожидал Семен Михайлович домашнего уюта, тихого досуга и мечтал о детях. Но роды для красивой артистки были хуже смерти. Однако вскоре стало ясно, что не тех страхов она боялась. В 1935-м Буденный получает звание маршала (в числе пяти первых маршалов Советского Союза), а через два года, воспользовавшись его отъездом на военные сборы, НКВД арестовывает Ольгу. Обвинение - связи с иностранцами и поведение, дискредитирующее красного маршала. Приговор - 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Самими чекистами была пущена утка, что Буденный собственноручно сдал жену на Лубянку, то ли заподозрив в шпионаже, то ли уличив в неверности. На самом деле у нее выбивали компромат на мужа. Сломленная женщина в своих показаниях действительно начала оговаривать Буденного. Но арест спровоцировал тяжелое психическое заболевание, и на допросах она несла такой бред, который не смогли бы использовать даже самые ушлые дознаватели.

Бывает в жизни так, что трагедия одного открывает путь к счастью другому. После ареста Ольги к ее матери, жившей в доме Буденных, стала заходить племянница Маша. В 1936 году приехала она в Москву из Курска, училась на стоматолога, жила в общаге, а к тете Варваре наведывалась, чтобы помогать по хозяйству.

Как-то во время обеда Семен Михайлович сидел, сидел да и... сделал Маше предложение. Старый солдат не знал слов любви, поэтому диалог вышел довольно странный.

- Как вы ко мне относитесь?

- Вы мой любимый герой!

- Замуж за меня пойдете?

- (После молчания.) Я боюсь...

- Съездите к родственникам, посоветуйтесь и дайте ответ.

Говорят же, что Бог троицу любит. Третий брак Буденного удался. Маша бросила учебу, взяла на себя дом и хозяйство. Заслуги и регалии Буденного, а также тридцать лет разницы в возрасте поначалу вселяли робость. Иногда Маша называла супруга по имени-отчеству. "Семен Михалыч вон, на коне сидит, - злился Буденный, - а я муж!" Но робость счастью не помеха, и через год после свадьбы сбылась мечта бойца. Родился сын Сергей. Еще через год - дочь Нина. Третий ребенок, сын Саша, появился уже в 1944 году. Свою молодую жену Семен Михайлович любил по-настоящему крепко и трогательно. На кремлевские приемы не возил, берег от греха. Уже во время Великой Отечественной в письмах с фронта на бумаге спешил выразить то, что не всегда умел сказать в глаза.

Последний всадник эпохи

ВТОРАЯ мировая война не принесла славы 58-летнему маршалу. Лихие эскадроны и пулеметные тачанки, красиво скакавшие на парадах по Красной площади, быстро ушли в прошлое под напором гусениц, стали и огня. И хотя Буденный являлся членом Ставки, командовал сначала войсками Юго-Западного направления, потом Резервным и Северо-Кавказским фронтами, после серьезных неудач от руководства войсками был отстранен и дослуживал свой срок на почетной должности командующего кавалерией Советской армии.

Эх, поздно родился Семен Михайлович Буденный! Прирожденным воином и вождем огромных конных масс создала его природа. Только вот эпоху великих кавалерийских войн застал он на самом излете. Ему бы гонять татарские орды по крымским степям, сшибаться с польскими гусарами в Смутное время, вести казачьи лавы на французские позиции при Бородино. Всадник от Бога, виртуоз конной рубки, уникальный фехтовальщик, Буденный за шестнадцать лет боев на трех войнах, пройдя путь от рядового до маршала, не получил ни одной (!) сабельной раны.

Лошадей обожал до безумия. Весь дом был забит их живописными и скульптурными изображениями. Детскую мечту о конном заводе Семен Михайлович осуществил, выведя свою знаменитую Буденновскую породу. Каждую из своих боевых лошадей знал, что называется, в лицо.

Как-то один художник, рисуя по фотографии парадный конный портрет Буденного, позволил себе "усадить" героя не на его любимого Казбека, а на лошадь Ворошилова, тоже найденную в фотоальбоме. На демонстрации картины дело чуть не дошло до драки. "Меня?! - орал в бешенстве Буденный. - Меня на Климкиной кобыле?! Зарублю!" А когда Никита-реформатор решил, что в коммунизм мы поедем на тракторах, и приказал отправить все конные заводы прямиком "на колбасу", Буденный своим авторитетом отстоял и спас всех лошадей России.

В незаконченных мемуарах 90 лет своей жизни маршал подытожил по-солдатски просто и точно: "В истории я расписался собственной шашкой. А плохо ли, хорошо ли - рассудит время".

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Можно ли мыть двигатель машины?
  2. Нужно ли при ДТП убирать машины с дороги или можно «собирать пробку»?
  3. Что будет, если на Земле растает весь лёд?