aif.ru counter
25

Кинопробы - и никакого мошенничества

Статья из газеты: Я молодой № 21-22 23/05/2002

Мы великие! Мы лучшие! Мы самые обаятельные и привлекательные девушки на свете! Один наш невзначай брошенный томный взгляд заставляет трепетать сердца пафосных казанов в возрасте и юнцов с редкими усиками. Походкой дикого гепарда мы передвигаемся по редакции, оставляя следы от губной помады на фильтрах сигарет. Но вот уже в который раз мы спотыкаемся на ровном месте, когда на экране редакционного телевизора появляется реклама, в которой всех желающих приглашают пройти "кинопробы".

Мы великие! Мы лучшие! Мы самые обаятельные и привлекательные девушки на свете! Один наш невзначай брошенный томный взгляд заставляет трепетать сердца пафосных казанов в возрасте и юнцов с редкими усиками. Походкой дикого гепарда мы передвигаемся по редакции, оставляя следы от губной помады на фильтрах сигарет. Но вот уже в который раз мы спотыкаемся на ровном месте, когда на экране редакционного телевизора появляется реклама, в которой всех желающих приглашают пройти "кинопробы".

НИКТО из нас не трусил, но почему-то мы решили идти вдвоем. К тому же Наталью предстоящий процесс привел в легкое волнение, и она решила слегка отравить свой организм алкоголем. Поэтому взгляд ее на процесс был слегка замутнен в отличие от моего. В целом же в наших головах периодически прокручивались сцены, где славная актриса Наталья Крачковская прижимает нас к своей груди со слезами на глазах и с надрывом в голосе приговаривает: "Боже! Боже! Где же вы были раньше? "Оскары" и "Ники" - все награды ваши!"

Глазами пьяного журналюги

Сначала - не о кино. Вообще у меня есть три стадии опьянения: первая вызывает гомерический хохот в ответ на все происходящее вокруг, вторая убивает во мне всякую нерешительность, третья... а о ней лучше не распространяться. Для сегодняшней задачи мне необходимо было дойти до второй стадии, но баночной "отвертки" оказалось слишком мало. Поэтому страх не пропал, и все происходящие напоминало мне пародию на молодежный фильм ужасов. Помню стадион "Лужники", подъезд с надписью "Гостевая ложа" и охранника-однофамильца с сальной улыбкой. Помимо нас в холодном помещении с высокими потолками и синими шторами на стенах находился мальчик восьми лет (на его милом личике играла поистине, как мне казалось, дьявольская улыбка, говорившая: "Куда лезешь, старуха?"), его привела мама, которая постоянно вытирала ему сопли рукой. После заполнения анкеты, где я на 10 см увеличила свой рост, бюст и попу, мне сказали встать в центре комнаты и начать рассказывать стихотворение. Началось самое интересное: словно оживший плюшевый медведь я протопала в указанное место, стараясь не упасть, не шататься и не чесать пятки (это нервное), и с пьяной драматичностью начала читать "Уединение" Ахматовой. Потом все тоже было как в тумане: исполнение романса "А напоследок я скажу...", какая-то идиотская сценка, где я артистично должна была произнести: "Опять этот алкаш! Кто же его не знает!", танец, в котором я пыталась изображать Траволту из "Криминального чтива", и приглушенные слова оператора, снимавшего все наше выступление на камеру: "Я сойду с ума от этого кошмара".

Размышление на трезвую голову

Поскольку в то время я соблюдала Великий пост и не люблю вообще находиться в пьяном угаре на публике, закладывать за воротник для храбрости я не стала. Заполняя анкету, я окидывала холодным взглядом стену, увешанную фотографиями из чужих портфолио, восьмилетнего мальчугана, разминающегося у стены, и принимавшую анкеты девушку. Она, как выяснилось позже, оказалась актрисой и даже рассказала нам, что рекламировала в свое время жевательные резинки "Ригли". Наконец нас пригласили на пробы. Стараясь придать своему голосу трагичность и возвышенность, я читала стих Евтушенко, размышляя, увидит ли кто-нибудь меня на фоне темной комнаты при свете одной осветительной лампы. Не успела я допеть первый куплет всенародно любимой "Ой, то не вечер...", как меня попросили прерваться и сесть на место. После того как моя не совсем трезвая коллега-подруга простонала романс, нам велели придумать этюд со словами про игру "горячо-холодно". Мы впали в задумчивость, наблюдая, как ребенок вытанцовывает самбу. Наш этюд про пришедшего в разгар просмотра телевизора соседа-алкоголика поверг всех в легкое недоумение, и нам пришлось объяснять, какие глубины человеческих эмоций хотели продемонстрировать. Под конец мы расслабились и на предложение потанцевать принялись виртуозно выкидывать коленца, скакать оленями по помещению и вихлять бедрами, изображая из себя страстных латиноамериканских фемин. Оператор и его помощница буйно повеселились, а последняя даже сказала, что мы молодцы, и велела ждать в течение трех дней решения комиссии.

Финита ля комедиа

Конец истории оказался следующим. Через несколько дней нам позвонили и сказали, что мы приняты в школу актерского мастерства. Теперь нам осталось только заплатить за год обучения 1300 долларов - и голливудские продюсеры будут убивать друг друга сценариями, чтобы заполучить нас в свои цепкие лапы. Такой суммы мы отродясь в глаза не видели, поэтому от обучения вежливо отказались. Но возмущаться не стали: актерам и актрисам, которые когда-то где-то рекламировали жвачку, тоже надо на жизнь зарабатывать. И если бы не способности некоторых "разводить" народ на деньги, откуда бы брались на голубых экранах молодые люди, самозабвенно поглощающие очередную порцию кока-колы?

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Отменят ли льготы на земельный и имущественный налоги для предпенсионеров?
  2. О каком биологическом оружии говорил Путин?
  3. Когда к МКС отправят новый «Союз»?