aif.ru counter
37

...И призраки ходят в темноте

Статья из газеты: АиФ Москва № 39 25/09/2002

Среди мусора, битых бутылок лежала огромная резиновая шина, под ней уходил на несколько метров в глубину бревенчатый колодец. Случайный прохожий никогда не догадается, что эта дырка - единственный вход в Володарские штольни, которым, по слухам, около пятисот лет...

СРЕДИ мусора, битых бутылок лежала огромная резиновая шина, под ней уходил на несколько метров в глубину бревенчатый колодец. Случайный прохожий никогда не догадается, что эта дырка - единственный вход в Володарские штольни, которым, по слухам, около пятисот лет...

"НУ, ПОРА забрасываться", - слышу я голос одного из моих спутников. Все они - хиппи; спелеологией занимаются любительски, но имеют достаточный опыт: побывали в пещерах Крыма и Абхазии. Кроме этого, мне известны лишь их прозвища. Вокруг уже сгустились сумерки, а внизу вообще кромешная тьма, и температура не выше семи градусов. Но выхода нет, и я опускаю ногу в пустоту...

Сухопутный "Кит"

НА ДНЕ меня встречает лаз размером с волчью нору. Сверху уже спускают мой рюкзак, набитый едой, фонариками, свечками, спиртом, запасом спичек и зажигалок. Как мне сказали, спелеолог без света через два часа грустнеет, а через три умирает... И вот я, полный "чайник", обряженный в комбинезон, перчатки и налобный фонарик, начинаю протискиваться вслед за остальными. Лаз - метра три-четыре длиной, а затем оказываюсь в коридоре. Мои напарники что-то разглядывают при свете карбидных ламп. Подползаю к ним: на камне раскрыта тетрадка. Что-то вроде дневника: кто пришел, когда и сколько пробыл. Вписываем себя. А затем - небольшая пробежка по каменным коридорам (по-профессиональному - штрекам), где из чернильной тьмы фонарь выхватывает лишь пятачки пола и груды камней, через которые надо перелезать. Идти в полный рост не удается: или на четвереньках ползешь, или пригнувшись.

Неожиданно оказываемся в гроте, который называется "Кит" - из-за нарисованного на стенке зубастого кашалота. У другой стены - валун, заменяющий стол, каменные стулья, в углу - колонна и полка, заменяющая кровать. Неожиданно замечаю, что двоих моих спутников - Шульца и Вовчика - нет. Они свернули не туда. "Не беспокойся, здесь больше недели никто не сидел", - сообщает мне Солнышко, самый "подкованный" в нашей команде. "А если заблудились, то Белый спелеолог выведет", - добавляет Moon - очень бесстрашная девушка. Предчувствую интересную байку: "Давным-давно одного спелеолога, который заплутал под землей, друзья бросили и не стали искать. Он погиб в кромешной тьме и холоде из-за предательства. С тех пор он помогает тем, кто не смог найти пути назад. Но если встретишь его, то не говори об этом никому - завалит..." - "А если я после этого не полезу под землю?" - "Тогда в метро потолок на голову обрушится! Еще - ни в коем случае не прикуривай от свечки - плохая примета. Недавно в Системе (так ребята называют штольни) чуть не придавило плитой одного баклана, который считал это чушью".

Через "Перекур"

КОГДА пропавшие нашлись, меня повели на экскурсию к "Фигуркам" через "Перекур". Путь шел через узкий кривой лаз, называемый шкурником. Лезешь-лезешь, пыхтишь, колени оббиваешь, а когда невмоготу становится, лаз неожиданно расширяется до маленькой пещерки. И надпись на стене: "Перекур". Лежи себе на спине и кури - даже сесть невозможно. Покурил - и дальше столько же ползи, как земляной червяк. "Фигурки" - пещера, где есть глина, из которой все что-нибудь лепят на память. Целый подземный музей: глиняные ноутбук, сотовый телефон, ежики, свинки - всего не перечесть. Оставляю на память глиняную крыску с сыром и трубкой.

Возвращаемся назад, и тут Система играет с нами одну из любимых шуток: мы - я, Moon и Вовчик - теряемся. Причем там, где теоретически потеряться невозможно. Начинаются беготня по переходам и лазание по шкурникам. Чувство времени в такой тьме теряется. Непонятно - то ли день бегаешь, то ли десять минут. "Нам сюда!" - кричит один. "Нет, сюда!" - отзывается другой. Попадаем в Новейшую каменоломню. (Система делится на Старую, Новую и Новейшую.) Новейшая малоизученна и потому очень опасна. Стараемся стоять под разными плитами - это тоже одно из правил: в случае обвала есть шанс вытащить товарища под устоявшую плиту. Снова блуждаем в царстве камня и тишины. Новичку отсюда не выбраться: карт нет. Ориентироваться можно лишь по рисункам на стенах, названиям гротов. Вот поэтому и ходят сюда только свои. Все же мы нашли нужный указатель и вышли к гроту. Затем пели песни под гитару. Странно громко раздавались звуки среди каменных стен, чей покой нарушают лишь звон капель да шорох летучих мышек.

Меня приобщили

СПАТЬ мы легли в девять утра, не заметив, как пролетела ночь. Необычно засыпать в такой тьме. Появляются галлюцинации: вот вроде перед тобой стена, а протянул руку - ее и нет, вот сидит твой напарник и смотрит на тебя, и рука проходит прямо сквозь голову призрака. В коридорах слышны шаги и даже далекий вой. Поспав всего три часа, проснулись. Позавтракав-пообедав холодными консервами, готовимся к выброске наверх.

Преодолеваю последние сантиметры по входному лазу. В глаза бьет дневной свет. Целую вечность, казалось, не видела. Ноги еле тащатся по пыли. На краю поселка стоит общага. Заворачиваем в нее в поисках воды. Нас приветствует детвора, восхищенно разглядывая грязное снаряжение и обувь. Кстати, местные в штольни не спускаются: однажды их ребят под землей половодье застало, так спасло лишь МЧС через несколько дней. "Спасибо!" - сказала я спутникам. "Теперь можешь считать себя спелестологом - тем, кто исследует каменоломни", - ответил Солнышко.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что известно о россиянах, находящихся на борту задержанного Ираном танкера?
  2. Что известно о здоровье боксера Максима Дадашева?
  3. Ждать ли в России аномальной жары и на какой срок можно делать прогноз?