56

Москвича встречают по... лицу

Статья из газеты: АиФ Москва № 8 19/02/2003

Говорят, москвича в любом провинциальном городе узнают без труда. Не потому, что одет иначе и говорит с явным "аканьем" (хотя этот диалект действительно стал своеобразной "визитной карточкой" столичного жителя) - есть в облике современного москвича какие-то неуловимые черты, которые сразу позволяют распознать его. В чем здесь дело? В особом поведении (чрезмерно надменном или, как считается, очень требовательном) или в том, что у нас... иные черты лица? В самом деле, логично предположить, что за многовековую историю Белокаменной сложился какой-то определенный антропологический тип коренного жителя этого города. Так ли это?

ГОВОРЯТ, москвича в любом провинциальном городе узнают без труда. Не потому, что одет иначе и говорит с явным "аканьем" (хотя этот диалект действительно стал своеобразной "визитной карточкой" столичного жителя) - есть в облике современного москвича какие-то неуловимые черты, которые сразу позволяют распознать его. В чем здесь дело? В особом поведении (чрезмерно надменном или, как считается, очень требовательном) или в том, что у нас... иные черты лица? В самом деле, логично предположить, что за многовековую историю Белокаменной сложился какой-то определенный антропологический тип коренного жителя этого города. Так ли это?

Собирательный портрет

"ВЫНУЖДЕНА вас огорчить: никакого особого антропологического признака у москвичей нет, - говорит заведующая лабораторией Института археологии РАН академик Татьяна Алексеева, - хотя то, как формировалось население города, бесспорно, вызывает научный интерес. Любой древнерусский город формировался на основе окрестных мест: сел, маленьких городов. Для Москвы этот процесс завершился где-то в ХVII веке. Наибольший вклад внесли Подмосковье и Рязанщина. Следом идут Смоленск, Новгород, Ярославль. А, скажем, Владимир слабо повлиял на формирование населения столицы: в этом княжестве была очень сильная неприязнь к поднимающейся Москве, и мало кто оттуда ехал сюда".

Славянофилы всех мастей убеждены, что русские испокон веков жили на территории современной Москвы. На самом деле славяне начали осваивать эти земли только с VI века. Их прародиной считается Центральная Европа. Медленно продвигаясь на восток, славяне смешивались с финно-угорскими, балтийскими и иранскими группами. Колонизация проходила мирно. Пришлые мужчины брали в жены местных девушек, чтобы потомство было генетически приспособленным к суровому континентальному климату. Такая стратегия выживания оправдала себя: нынешние русские считают себя славянами, но почему-то напрочь забыли о финно-угорских корнях.

Также принято считать, что предки москвичей были сплошь голубоглазыми и светловолосыми. Похоже, это всего лишь образ, созданный фольклором. Может быть, светлые глаза и волосы характерны для жителей северо-западных регионов - Архангельской области, Карелии, но вот что касается средней полосы России, то здесь всегда преобладали смешанные цвета. Глаза, как правило, - зелено-карие или серо-зелено-карие. Вообще для русских характерно большое разнообразие антропологических признаков. С определенной долей уверенности можно говорить лишь о цвете волос. У подавляющего большинства они русые либо темно-русые. Примечательно, что древние славяне имели... сильно выступающие носы. Их размер уменьшался по мере продвижения на север и восток. Маленький нос - признак финно-угров.

"Основой московского населения стали вятичи и частично - кривичи, - продолжает Татьяна Алексеева. - Если уж пытаться выделить какой-то антропологический признак у москвичей, то можно назвать более крупные размеры тела по сравнению с сельским населением - рост, лицо, конституция... Но это наблюдается во всех больших городах. Я нахожу тому два объяснения. Во-первых, урбанизация способствует разнообразию в питании человека. Во-вторых, в крупном городе активно перемешиваются генофонды, заключаются межэтнические браки. А дети в смешанных браках (по крайней мере, первые поколения) отличаются высоким ростом, у них более округлая голова. В нашем распоряжении много антропологического материала по Москве - раскопки велись на старых церковных кладбищах в Белом и Земляном городе. Так вот, чем дальше от центра (ближе к селу), тем мельче люди..."

Смена ориентиров

РАЗ речь зашла о межэтнических браках, как тут не вспомнить еще один стереотип, который с каждым годом все сильнее укореняется в нашем сознании: среднестатистический москвич будущего - это брюнет с ярко выраженными чертами то ли кавказца, то ли китайца. Усиленную миграцию южных и восточных народов в российскую столицу трудно не заметить. И ее нельзя не учитывать. Во всяком случае, при составлении прогнозов динамики населения.

"В чем особенность генофонда Москвы? В его высоком разнообразии, вызванном огромным притоком мигрантов и их пестрым этническим составом. Круг брачных связей в мегаполисе гораздо выше, чем в деревне, - утверждает ведущий научный сотрудник Института общей генетики им. Вавилова, кандидат биологических наук Ольга Курбатова. - Миграция всегда шла из периферии в город. Как говорится, гены рождаются на селе, а умирают в городе. Сюда приезжают наиболее активные, приспособленные. Для Москвы этот процесс всегда был полезен: в городе естественный прирост, как правило, был отрицательным".

Так, в конце ХIX века Первопрестольная пережила наплыв освободившихся от крепостного права крестьян из соседних губерний. Население города тогда выросло на несколько сотен тысяч человек. А соотношение пришлых к коренным москвичам составило 3:1. Правда, приезжие все-таки были русскими. Согласно данным 1871 г., в Москве было 96% славян, 2% немцев, 1% евреев. Оставшийся 1% распределялся между татарами, армянами, французами и др. (Кстати, дворянство в ХIX веке было лишь на 50% русским по происхождению. Большое количество родов восходило к польской шляхте и обломкам Орды. А более половины княжеских фамилий были грузинскими.)

"Мы разработали свой прогноз. По нему выходит, что в 2025 г. доля русских в Москве составит 73-75%, - заключает Ольга Курбатова. - Резко возрастает процент выходцев с Кавказа и из Закавказья. Изменится соотношение представителей религиозных конфессий. Если в 1994 г. количество христиан и мусульман соотносилось как 37:1, то в 2025 г. оно будет выглядеть как 5:1".

Специалисты отмечают, что доля межнациональных браков в городе сейчас составляет около 22% и за последнее десятилетие москвички стали чаще выходить замуж за кавказцев. Причем на уровне брачных союзов никакой ксенофобии не наблюдается - все происходит "по любви". Значит, столица все-таки постепенно превращается в гигантский "плавильный котел", из которого лет через двадцать явится чернявый москвич будущего? Но тут возникает принципиальный вопрос: представителем какой национальности будет считать себя ребенок, родившийся в смешанном браке? Пока - русским, ведь русские культура и язык всегда выполняли интегрирующую роль в нашем обществе. А что будет дальше - ученые не знают. Ясно только, что этого москвича (уже не только русского) будут без труда узнавать в провинции. Возможно, уже по антропологическим признакам, а не только по надменному поведению и повышенной требовательности к окружающим.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Куда обращаться, если не пришла пенсия?
  2. Действительно ли современные люди глупее предыдущих поколений?
  3. Почему нельзя выбрасывать старые холодильники, не сняв дверцу?




Каких изменений от реформы тарифов ОСАГО вы ждете?