40

Москвича встречают по... лицу

Статья из газеты: АиФ Москва № 8 19/02/2003

Говорят, москвича в любом провинциальном городе узнают без труда. Не потому, что одет иначе и говорит с явным "аканьем" (хотя этот диалект действительно стал своеобразной "визитной карточкой" столичного жителя) - есть в облике современного москвича какие-то неуловимые черты, которые сразу позволяют распознать его. В чем здесь дело? В особом поведении (чрезмерно надменном или, как считается, очень требовательном) или в том, что у нас... иные черты лица? В самом деле, логично предположить, что за многовековую историю Белокаменной сложился какой-то определенный антропологический тип коренного жителя этого города. Так ли это?

ГОВОРЯТ, москвича в любом провинциальном городе узнают без труда. Не потому, что одет иначе и говорит с явным "аканьем" (хотя этот диалект действительно стал своеобразной "визитной карточкой" столичного жителя) - есть в облике современного москвича какие-то неуловимые черты, которые сразу позволяют распознать его. В чем здесь дело? В особом поведении (чрезмерно надменном или, как считается, очень требовательном) или в том, что у нас... иные черты лица? В самом деле, логично предположить, что за многовековую историю Белокаменной сложился какой-то определенный антропологический тип коренного жителя этого города. Так ли это?

Собирательный портрет

"ВЫНУЖДЕНА вас огорчить: никакого особого антропологического признака у москвичей нет, - говорит заведующая лабораторией Института археологии РАН академик Татьяна Алексеева, - хотя то, как формировалось население города, бесспорно, вызывает научный интерес. Любой древнерусский город формировался на основе окрестных мест: сел, маленьких городов. Для Москвы этот процесс завершился где-то в ХVII веке. Наибольший вклад внесли Подмосковье и Рязанщина. Следом идут Смоленск, Новгород, Ярославль. А, скажем, Владимир слабо повлиял на формирование населения столицы: в этом княжестве была очень сильная неприязнь к поднимающейся Москве, и мало кто оттуда ехал сюда".

Славянофилы всех мастей убеждены, что русские испокон веков жили на территории современной Москвы. На самом деле славяне начали осваивать эти земли только с VI века. Их прародиной считается Центральная Европа. Медленно продвигаясь на восток, славяне смешивались с финно-угорскими, балтийскими и иранскими группами. Колонизация проходила мирно. Пришлые мужчины брали в жены местных девушек, чтобы потомство было генетически приспособленным к суровому континентальному климату. Такая стратегия выживания оправдала себя: нынешние русские считают себя славянами, но почему-то напрочь забыли о финно-угорских корнях.

Также принято считать, что предки москвичей были сплошь голубоглазыми и светловолосыми. Похоже, это всего лишь образ, созданный фольклором. Может быть, светлые глаза и волосы характерны для жителей северо-западных регионов - Архангельской области, Карелии, но вот что касается средней полосы России, то здесь всегда преобладали смешанные цвета. Глаза, как правило, - зелено-карие или серо-зелено-карие. Вообще для русских характерно большое разнообразие антропологических признаков. С определенной долей уверенности можно говорить лишь о цвете волос. У подавляющего большинства они русые либо темно-русые. Примечательно, что древние славяне имели... сильно выступающие носы. Их размер уменьшался по мере продвижения на север и восток. Маленький нос - признак финно-угров.

"Основой московского населения стали вятичи и частично - кривичи, - продолжает Татьяна Алексеева. - Если уж пытаться выделить какой-то антропологический признак у москвичей, то можно назвать более крупные размеры тела по сравнению с сельским населением - рост, лицо, конституция... Но это наблюдается во всех больших городах. Я нахожу тому два объяснения. Во-первых, урбанизация способствует разнообразию в питании человека. Во-вторых, в крупном городе активно перемешиваются генофонды, заключаются межэтнические браки. А дети в смешанных браках (по крайней мере, первые поколения) отличаются высоким ростом, у них более округлая голова. В нашем распоряжении много антропологического материала по Москве - раскопки велись на старых церковных кладбищах в Белом и Земляном городе. Так вот, чем дальше от центра (ближе к селу), тем мельче люди..."

Смена ориентиров

РАЗ речь зашла о межэтнических браках, как тут не вспомнить еще один стереотип, который с каждым годом все сильнее укореняется в нашем сознании: среднестатистический москвич будущего - это брюнет с ярко выраженными чертами то ли кавказца, то ли китайца. Усиленную миграцию южных и восточных народов в российскую столицу трудно не заметить. И ее нельзя не учитывать. Во всяком случае, при составлении прогнозов динамики населения.

"В чем особенность генофонда Москвы? В его высоком разнообразии, вызванном огромным притоком мигрантов и их пестрым этническим составом. Круг брачных связей в мегаполисе гораздо выше, чем в деревне, - утверждает ведущий научный сотрудник Института общей генетики им. Вавилова, кандидат биологических наук Ольга Курбатова. - Миграция всегда шла из периферии в город. Как говорится, гены рождаются на селе, а умирают в городе. Сюда приезжают наиболее активные, приспособленные. Для Москвы этот процесс всегда был полезен: в городе естественный прирост, как правило, был отрицательным".

Так, в конце ХIX века Первопрестольная пережила наплыв освободившихся от крепостного права крестьян из соседних губерний. Население города тогда выросло на несколько сотен тысяч человек. А соотношение пришлых к коренным москвичам составило 3:1. Правда, приезжие все-таки были русскими. Согласно данным 1871 г., в Москве было 96% славян, 2% немцев, 1% евреев. Оставшийся 1% распределялся между татарами, армянами, французами и др. (Кстати, дворянство в ХIX веке было лишь на 50% русским по происхождению. Большое количество родов восходило к польской шляхте и обломкам Орды. А более половины княжеских фамилий были грузинскими.)

"Мы разработали свой прогноз. По нему выходит, что в 2025 г. доля русских в Москве составит 73-75%, - заключает Ольга Курбатова. - Резко возрастает процент выходцев с Кавказа и из Закавказья. Изменится соотношение представителей религиозных конфессий. Если в 1994 г. количество христиан и мусульман соотносилось как 37:1, то в 2025 г. оно будет выглядеть как 5:1".

Специалисты отмечают, что доля межнациональных браков в городе сейчас составляет около 22% и за последнее десятилетие москвички стали чаще выходить замуж за кавказцев. Причем на уровне брачных союзов никакой ксенофобии не наблюдается - все происходит "по любви". Значит, столица все-таки постепенно превращается в гигантский "плавильный котел", из которого лет через двадцать явится чернявый москвич будущего? Но тут возникает принципиальный вопрос: представителем какой национальности будет считать себя ребенок, родившийся в смешанном браке? Пока - русским, ведь русские культура и язык всегда выполняли интегрирующую роль в нашем обществе. А что будет дальше - ученые не знают. Ясно только, что этого москвича (уже не только русского) будут без труда узнавать в провинции. Возможно, уже по антропологическим признакам, а не только по надменному поведению и повышенной требовательности к окружающим.

Актуальные вопросы

  1. Кто такой Мартин Шкрели, прозванный «самым ненавидимым человеком в США»?
  2. Какую прибавку к пенсии получат работающие пенсионеры в августе?
  3. Кто такой Джефф Безос, который стал самым богатым человеком в мире?

Нравится ли вам, что светать стало так рано?

Новое на AIF.ru