aif.ru counter
30

Помощь страждущим: пиар или потребность (13.01.2004)

Статья из газеты: АиФ Москва № 2 14/01/2004

Продолжение. Начало см. в NN 50, 52, 2003 г., N 1, 2004 г.Область бескорыстных деяний в досоветской Москве многопланова и разнообразна. Среди московских благотворителей купцы и аристократы, чиновники и военные, врачи и юристы. Часто люди далеко не богатые.

Продолжение. Начало см. в NN 50, 52, 2003 г., N 1, 2004 г.

ОБЛАСТЬ бескорыстных деяний в досоветской Москве многопланова и разнообразна. Среди московских благотворителей купцы и аристократы, чиновники и военные, врачи и юристы. Часто люди далеко не богатые.

Нищих введи в дом свой

НАВСЕГДА в ряду благороднейших персонажей нашей истории останется (благодаря поступку, скандальному для его времени) Николай Петрович ШЕРЕМЕТЕВ. Влюбленный в крепостную актрису Парашу Жемчугову (Ковалеву), он после десяти счастливых лет жизни с нею дает ей вольную. А еще через три года 50-летний граф, владелец крупнейшего в России состояния, женится на своей бывшей крепостной - 33-летней Прасковье Ивановне, которая через два года после рождения сына Дмитрия умирает. Только после этого тайна венчания была открыта царю и сын был признан законным наследником. Оставшиеся годы жизни Николай Петрович посвятил воспитанию сына и возведению Странноприимного дома, о замысле которого он пишет сыну в завещании, что оно сделано "во взаимном и тайном согласии с матерью твоею, еще при жизни ее, - облегчить страждущее человечество, а по кончине ее произведено в действо учреждением Странноприимного дома и разными вспоможениями бедным по ее завещанию".

Архитектор Джакомо Кваренги в память о Прасковье Ивановне придал зданию мемориальный характер. Николай Петрович скончался за несколько месяцев до торжественного открытия своего детища, ставшего выдающимся событием московской жизни. Шереметевский Странноприимный дом включал богадельню для 100 чел. престарелых и увечных и бесплатную больницу на 50 чел. По воле Прасковьи Ивановны помимо прочего были оставлены средства на приданое бедным невестам. Стоит отметить, что дитя этого удивительного брака, генерал Дмитрий Николаевич Шереметев, достойно послужил Отечеству на поле брани, а его сын Сергей Дмитриевич был ярким историческим писателем. Вряд ли они могли предполагать, что название их Шереметевского Странноприимного дома заменит фамилия Склифосовского.

Дмитрий Петрович ГОРИХВОСТОВ был военным, служил в Семеновском полку, воевал. Как-то немолодой Горихвостов обратился к митрополиту Московскому Филарету (Дроздову): "Учитель благий, что сотворю, да живот вечный наследую?" Последовал ответ: "Нищие и бескровные введи в дом твой, убрусом твоим отри слезы вдов беззащитных, к сердцу твоему прими воздыхания сирот безродных". Дмитрий Петрович приобрел у родителей поэта Тютчева большой трехэтажный дом в Армянском переулке (д. 11) и пожертвовал значительный капитал на содержание богадельни. Здесь проживало до 180 престарелых вдов и сиротствующих девиц. Они размещались "в высоких, светлых просторных залах старинного барственного дома, со всеми остатками древней роскоши: прекрасным паркетом, громадными трюмо, мраморными колоннами и подоконниками... В палатах размещались древние старушки, где по 4, где по 6, но не свыше как по 8 человек, смотря по размеру комнат. У каждой чистенькая постель и свой особый уголок со столиком или шкапчиком, сундуком и двумя-тремя стульями на случай гостей. Харчи простые, но здоровые и сытные, щи с мясом, каша, жареный картофель... Хлеб собственного печенья, равно как и квас, положительно великолепные, а также огурцы собственного соленья..." Кроме устройства и содержания богадельни, признанной лучшей в Москве, Дмитрий Петрович пожертвовал деньги и землю еще многим учебным, благотворительным и лечебным учреждениям. Делам благотворительности он посвятил остаток жизни. Горихвостовская богадельня продолжала действовать еще в 1920-х гг., но уже под названием Дом соцобеспечения имени Некрасова.

Хлеб для Москвы

ВЫХОДЕЦ из крестьян Флор Яковлевич ЕРМАКОВ получил в наследство от отца небольшую ситценабивную фабрику и бумагопрядильню. Развив это дело, составил состояние в несколько миллионов рублей. Потом производство ликвидировал и посвятил себя полностью делам благотворительным. Устроил в Москве две громадные богадельни - за Трехгорной заставой и в Сокольниках. В них проживало до 1200 чел. обоего пола, всех сословий, преимущественно из крестьян. Пожертвовал сотни тысяч рублей на разные благотворительные учреждения. При пересыльной тюрьме устроил корпус для семейств, сопровождавших осужденных в Сибирь, и каждому члену семьи выплачивался 1 руб. Ежедневно Флор Яковлевич кормил около 1 тыс. чел. бесплатными обедами и раздавал деньги бедным. Улица в Сокольниках, на которой находилась богадельня, называлась Ермаковской (теперь - Короленко). В здании, занятом Институтом усовершенствования учителей, находились ермаковские учебно-ремесленные мастерские. После кончины Ермакова его дело продолжала вдова - Екатерина Корнилиевна.

ДМИТРИЙ Владимирович ГОЛИЦЫН генерал-губернаторствовал в Первопрестольной с 1820 по 1844 г. Благодаря ему стало правилом участие московских градоначальников в деятельности многочисленных благотворительных учреждений. Расскажем лишь об одном его поступке. В 1840 г. в Москве из-за неурожая случился голод. Запасы хлеба заканчивались. Цена на него поднялась баснословно. Князь пригласил богатейших купцов: "Предлагаю собрать взаймы капитал, скупить хлеб на Волге и продавать его без барышей. Я беднее вас, господа, у меня налицо 70 тысяч ассигнациями, и из них 60 тысяч я даю взаймы Москве". После того как к столу, на который князь положил свои деньги, подошли купцы, там оказалось 1 млн. 300 тыс. руб. Капитал пустили в дело, и цены на хлеб сразу уменьшились вдвое. Бедствие отступило. Через год капиталы вернулись хозяевам.

Текстильные фабриканты ХЛУДОВЫ были известны в XIX столетии богатством и широкой благотворительностью. В Москве ими были учреждены богадельня, палаты для неизлечимо больных женщин, 4 дома бесплатных квартир, ремесленная школа и т. д. В Сыромятниках (между Курским вокзалом и Яузой) сохранился замечательный комплекс зданий хлудовских благотворительных учреждений. Все члены этой семьи пользовались заслуженным авторитетом. Только Михаил Алексеевич Хлудов имел репутацию "субъекта патологического". Многие считали, что "все его духовные силы поглощались низменными чувственными желаниями, именно: пьянством и развратом". Но именно этот человек был первым русским купцом, посетившим Бухару и Коканд в 1860-х гг. И установил, рискуя жизнью, важнейшие торговые отношения. Начал закупать хлопок, основал в Ходженте шелкомотальную фабрику, оборудование для которой тащили волоком через пустыни и степи. Во время завоевания Средней Азии он бескорыстно снабжал русскую армию продовольствием. Во время Русско-турецкой войны Михаил Хлудов был адъютантом генерала М. Д. Скобелева, из собственных средств покупал для лазаретов лекарства. Маленький сын Михаила Алексеевича упал в училище с лестницы и умер от черепной травмы. В его память отец завещал свой московский дом и 350 тыс. руб. для устройства детской больницы. Она была выстроена и оборудована в 1891 г. на Большой Царицынской улице (Б. Пироговская, д. 19) и названа в честь своего создателя. Название не сохранилось, а больница до сих пор служит москвичам.

Окончание следует

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Когда может возникнуть дефицит алкоголя и какого будет не хватать?
  2. Кто такой митрополит Епифаний, возглавивший поместную церковь на Украине?
  3. Почему закрывают «Бутырку»?