1316

Последний юбилей Бурбона

Статья из газеты: АиФ Разбор № 23-24 14/12/2000

В ЦРУ его называли бриллиантом. Считается, что этот агент нанес вреда больше, чем все остальные перебежчики и предатели, вместе взятые. Под незатейливыми псевдонимами Цилиндр (в ФБР) и Бурбон (в ЦРУ) в течение 25 лет на американцев работал генерал ГРУ Дмитрий ПОЛЯКОВ.

В ЦРУ его называли бриллиантом. Считается, что этот агент нанес вреда больше, чем все остальные перебежчики и предатели, вместе взятые. А в ГРУ и во внешней разведке КГБ в послевоенные годы их было больше 50. Следователи, скрупулезно подсчитывающие ущерб, нанесенный предателем, пребывали в некотором оцепенении - перед ними проходили цифры и имена в количестве, зашкаливающем за возможности агента-одиночки. Под незатейливыми псевдонимами Цилиндр (в ФБР) и Бурбон (в ЦРУ) в течение 25 лет на американцев работал генерал ГРУ Дмитрий ПОЛЯКОВ.

Человек и анкета

ДМИТРИЙ Поляков родился в 1921 г. в семье служащего. После окончания школы поступил в артиллерийское училище. С началом войны в качестве командира взвода воевал на различных фронтах. Потом командир батареи, офицер артразведки. Награжден боевыми орденами и медалями. После войны - слушатель разведфакультета Академии им. Фрунзе, курсов Генштаба. Направлен на работу в ГРУ.

В начале 50-х годов командирован в Нью-Йорк в резидентуру ГРУ под прикрытием должности в советской миссии ООН. Работал с нелегалами. В конце 50-х вторая командировка в США и опять под прикрытием должности в комитете ООН.

В 1966 г. Поляков командируется в Бирму начальником центра радиоперехвата. По возвращении назначается начальником китайского отдела в ГРУ. В 1970 г. - военный атташе и резидент ГРУ в Индии. В 1974 г. получил звание генерал-майора. В конце 70-х годов - резидент ГРУ в Индии до лета 1980 г. С 1981 г. в отставке, работает в ГРУ освобожденным секретарем парткома, читает лекции будущим офицерам-разведчикам.

С таким послужным списком можно смело претендовать на экспозицию собственного стенда в Музее боевой славы. Но Поляков выбрал другое - с 1961 г. он работал на американскую разведку.

Неразгаданная загадка

СЛЕДСТВИЕ по делу Полякова так и не смогло дать однозначный ответ, почему тот так истово и вдохновенно работал на американцев. Материальный стимул не мог быть основным. За период с 1961 по 1986 г. Цилиндр - Бурбон получил менее 100 тыс. долларов, т. е. меньше 4 тыс. в год, - сумма смехотворная для агента такого ранга. Да и из этих денег часть выплачивалась подарками, которые генерал спокойно мог приобрести сам, - садово-дачным и столярным инвентарем, рыболовными принадлежностями, дорогими ружьями, которые тот коллекционировал. Поляков не курил, почти не пил, "налево" от семьи не бегал. Его статус позволял вести весьма комфортабельный образ жизни и без американской материальной помощи. Хотя деньги никогда лишними не бывают, вряд ли они были движущей силой.

Работники ЦРУ, курировавшие агента, выдвинули версию о недовольстве Полякова перерождением партийной верхушки, погрязшей в бюрократии и коррупции, что для него как бывшего фронтовика было невыносимо. Сам Поляков на допросах после ареста говорил, что толчком к сотрудничеству с американцами для него стало развенчание культа Сталина, которого он боготворил. Но на тех же допросах генерал ссылался на свою авантюрную жилку, говорил о том, что жизнь становится интереснее в работе с повышенным риском. Трудно сопоставить эти высказывания с его же собственными словами о том, что с самого начала он понимал, что делает ошибку, готов был покаяться, но только страх за судьбу родных и близких останавливал генерала.

Американцы как-то предложили Полякову выехать в США. Это случилось в Индии, когда в 1980 г. медкомиссия установила невозможность для генерала дальнейшего пребывания в тропическом климате. Полякова отзывали в Москву. Кураторы из ЦРУ сообщили генералу, что тот уже сделал столько, что может со спокойной совестью прикрыть свою деятельность и безбедно жить в Америке. Но Поляков отказался, заявив, что никогда не поедет в США. А все, что он делает, он делает для своей страны и умрет на Родине. Хотя он не мог не допускать, что отзыв в Москву, возможно, был игрой КГБ в результате своего разоблачения. Вот и гадай после всего этого об идеологии в поступках агента ЦРУ.

Есть версия о личной обиде, озлобленности Полякова на свое руководство. В начале 60-х годов, во время его работы в резидентуре ГРУ в США заболел ребенок Поляковых. Тягчайший грипп перешел в осложнение на сердце. Спасти ребенка могла дорогостоящая операция в клинике Нью-Йорка. На просьбы помочь материально начальство ответило отказом, хотя деньги имелись. Очевидно, в ГРУ посчитали чрезмерным траты на "нецелевые нужды". Ребенок умер. Чувство мести вполне могло быть побудительным мотивом для предательства. Не случайно свой вербовочный подход к Полякову американцы осуществили сразу после смерти ребенка, когда разведчик пребывал в отчаянии и горе. А, начав работать на противника, отступать уже было поздно - прощения за измену в те годы не существовало. И Поляков работал на американцев "добросовестно и основательно", как он делал все в своей жизни. Сначала на контрразведку ФБР, а с 1962 г. - на ЦРУ, поскольку Федеральное бюро разведработой за границей не занимается.

Агент-виртуоз

АМЕРИКАНЦАМ повезло с Поляковым в том, что его не надо было учить правилам конспирации и навыкам разведработы. Более того, он часто намного превосходил в этом многих своих кураторов из ЦРУ. Вторую половину своего срока работы на американцев генерал практически сам руководил контактами с ЦРУ. И даже делал им выговоры за допускаемые промахи. Так, по недомыслию американцы в 1972 г. послали Полякову официальное приглашение на прием в посольство США в Москве. Разрешение на такой визит у своего руководства Поляков получил, хотя клял на все корки американцев, допустивших такую ошибку. Но идти пришлось. На приеме какой-то недоумок из ЦРУ сунул Полякову в карман записку с заданием, которую тот тут же уничтожил в туалете, не читая. А на связь с американцами после этого не выходил долгое время, проверяя, не ведет ли его контрразведка. В ЦРУ потом покорно выслушали выговор агента, утерлись и в дальнейшем в контактах полагались уже на опыт Бурбона.

В СССР Поляков использовал только безличные контакты, тайниковые операции. Тайники располагались по дороге от дома на работу и обратно. Осуществлялась только одна операция в квартал. Это объясняет столь долгую живучесть агента. Для тайников он использовал полые камни-контейнеры, в которые вкладывал самозасвечивающуюся микропленку, добытую на складе оперативной техники в ГРУ. После закладки камня-тайника Бурбон, проезжая в условленное время по улицам в районе американского посольства, включал короткий импульсный сигнал с карманного передатчика. А уж забрать неприметный среди многих других камешек в условленном месте было только делом техники.

Позже ЦРУ передало Полякову специальный передатчик, на котором можно было сразу отпечатать текст, зашифровать и за считанные мгновения в нужное время выстрелить в эфир. В посольстве США в Москве принимали эти сигналы с расстояния в несколько километров. Засечь такую передачу можно только случайно, а прочесть практически невозможно.

За границей Поляков предпочитал личные контакты с сотрудниками ЦРУ. На них и оговаривались условия будущих операций, средства и способы связи, получалась опертехника.

Много внимания Поляков уделял созданию собственного имиджа в разведке ГРУ. Американцы периодически передавали ему секретную информацию для руководства ГРУ. Сведения были достоверные, но не играющие ключевой роли. Полякову подставили двух американцев, которые играли роль завербованных им агентов. В результате в военной разведке считали Полякова перспективным и результативным работником. Он считался также обходительным, хорошим товарищем, т. к. не забывал привозить из загранкомандировок подарки и сувениры-безделушки для сотрудников ГРУ и начальства. "Подкармливал" подарками, но уже подороже, он и начальника отдела кадров ГРУ, бывшего партийного работника, а позже генерал-лейтенанта военной разведки. В результате генеральское звание для Полякова не залежалось в бумагах, а кадровик получил за это серебряный сервиз, заботливо приобретенный сотрудниками ЦРУ. Имела значение и кадровая информация, которая тут же уходила в США.

Бухгалтерия тайной войны

ЗА 25 ЛЕТ работы на противника Бурбон выдал полторы тысячи (!) действующих разведчиков ГРУ и КГБ и практически вывел их из оперативной работы. Под каким бы прикрытием они ни появлялись за границей, противник уже точно знал, кого надо опекать в первую очередь.

Около двух десятков разведчиков-нелегалов "сгорели" на этапах внедрения и после закрепления в странах пребывания. На подготовку и внедрение одного нелегала разведка тратит обычно суммы, на которые можно было бы отлить этому человеку золотой бюст в натуральную величину. А иногда и памятник в полный рост и даже больше. Но здесь обычная бухгалтерия не годится, здесь другой счет. Участница войны в Испании, капитан Мария Доброва, успешно внедренная в США, когда ФБР по наводке Полякова пыталось ее перевербовать, покончила жизнь самоубийством. Судьба остальных - пожизненное заключение или огромные сроки с весьма призрачной надеждой на обмен. Некоторых нелегалов генерал выдал уже будучи в отставке. Бурбон оставался работать в ГРУ в качестве секретаря парткома управления на правах райкома. По сложившейся практике разведчики-нелегалы продолжали оставаться на партучете на своей работе. По их учетным карточкам генерал и вычислял внедряемых разведчиков.

Поляков выдал полторы сотни агентов, работавших на наши спецслужбы в различных странах, в том числе несколько особо ценных в спецслужбах противника. Излишне говорить, что все планы и мероприятия советской военной разведки, к которым Поляков имел доступ (а круг его знаний был весьма обширен), становились известны противнику.

Бурбон передал американцам тысячи страниц секретных документов с характеристиками отечественного секретного оружия, данными о стратегии и тактике Верховного командования СССР. Объем поступавшей от него информации был таков, что над его обработкой работало отдельное специально созданное подразделение ЦРУ. Его личное досье вместе с передаваемыми материалами занимало в ЦРУ два с лишним десятка объемистых секций.

После того как он получил генеральское звание, в круг доступных для него сведений стали входить документы о западных технологиях, добываемых нашей разведкой. Американцы буквально обалдели, когда узнали, что свыше 5 тыс. советских комплексов, систем, разработок и программ вооружений используют западные наработки. Именно тогда президент Р. Рейган ужесточил контроль над распространением военных технологий.

Директор ЦРУ при президенте Буше Роберт Гейтс как-то отметил, что благодаря информации, полученной от Полякова, американцы сделали вывод о том, что советское военное командование не считает возможной свою победу в ядерной войне. А поэтому любой ценой постарается ее избежать. Вывод, определивший американскую военно-политическую доктрину в эти годы.

Даже спустя три года после расстрела Полякова (март 1988 г.) его информация активно работала во время войны в Персидском заливе. Там благодаря полученным от него сведениям американцы давили противотанковые системы иракцев советского производства, ранее считавшиеся неуязвимыми.

Конец суперагента

ВОЗМОЖНО, Поляков еще долго работал бы на американцев, но случилось непредвиденное. В 1984 г. в резидентуру КГБ в Вашингтоне обратился с предложением своих услуг кадровый сотрудник ЦРУ Олдрич Эймс. Тщательная и длительная проверка американца позволила определить, что он идет "вчистую" и готов поставлять за деньги интересующую советскую разведку информацию, в том числе контрразведывательную. Эймс назвал полтора десятка завербованных американцами агентов в СССР и за рубежом. Более 10 из них работали в ГРУ и внешней разведке КГБ. Был среди них и Поляков. Начался разгром американской сети, который, впрочем, не форсировали, чтобы не подставить Эймса и не насторожить агентов. К тому же некоторые из них работали за границей, их еще предстояло вытащить домой. Да и брать их надо было с поличным.

Летом 1986 г. Дмитрию Полякову исполнилось 65 лет. На юбилей съехались родственники. Генерал необычно много пил. Видимо, какие-то предчувствия его одолевали. Наверняка он был наслышан о проводившихся контрразведывательных операциях, хотя свой арест вряд ли предчувствовал. Иначе позаботился бы уничтожить все улики. Вскоре после юбилея Полякова арестовали по дороге в военно-дипломатическую академию, куда он направлялся на очередной выпуск слушателей-разведчиков.

На его квартире и на даче следователи обнаружили полный набор шпионских принадлежностей: средства тайнописи, шифроблокноты, специальные фотопринадлежности, инструкции и графики связи с американцами. Запираться было бессмысленно, да он особо не запирался. Просто за ним числилось столько грехов, что следователи разгребали их почти два года. В ГРУ в это время шла грандиозная чистка. Звезды с погон сотрудников, чьей халатностью и болтливостью умело пользовался Бурбон, сыпались градом. Многих погнали в отставку, понизили в должности. Весной 1988 г. Д. Поляков был осужден и расстрелян. Но сам факт предательства на таком уровне и его последствия настолько были ошеломляющи, что о расстреле объявили только в 1990 г.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Можно ли оформить загранпаспорт без военного билета?
  2. Что за скандал с утечкой данных о гиперзвуковом оружии?
  3. Как россияне будут отдыхать в 2019 году?