64

"Поющие гитары": "Орфей" привел их в ад

"Поющие гитары" стали в СССР родоначальниками жанра ВИА. Никто до них даже не пробовал петь, аккомпанируя себе самостоятельно. После 1975-го они расстались, на целых 25 лет. И вот "Поющие гитары" вновь на эстраде - почти в первом своем составе. Это возрождение все они воспринимают не иначе как чудо. Как будто молодость продолжается - у них все те же взаимоотношения, привычки и хохмы, как будто они просто перескочили через четверть века.

Среднее поколение нынче с умилением вспоминает годы, когда катушечный магнитофон заменял эмтивишные программы, а в сараях и на лестничных клетках энтузиасты выпиливали деревянные гитары, натягивали на них струны от рояля, а потом с упоением играли на школьных вечерах. Репертуар оставался единым для всех танцплощадок. Но это никого не смущало . песни были любимыми.

"ДЛЯ меня нет тебя прекрасней, но ловлю я твой взгляд напрасно." - выпевали самодеятельные артисты, подражая знаменитым "Поющим гитарам". Они родились в 1966-м. И держали первенство среди ВИА до 1975-го. Собственно, "Поющие гитары" и стали в СССР родоначальниками жанра ВИА. Никто до них даже не пробовал петь, аккомпанируя себе самостоятельно. После 1975-го они расстались, на целых 25 лет. И вот "Поющие гитары" вновь на эстраде - почти в первом своем составе. Это возрождение все они воспринимают не иначе как чудо. Как будто молодость продолжается - у них все те же взаимоотношения, привычки и хохмы, как будто они просто перескочили через четверть века.

Начало

Евгений Броневицкий (бас-гитара, вокал), патриарх и старожил "Поющих гитар":

- АНСАМБЛЬ появился весьма спонтанно и, может быть, даже глупо. Будущий его руководитель Анатолий Васильев хотел работать с Толей Королевым, а тот ему отказал. Вот он и стал подбирать команду. Я оказался кандидатом, потому что знал ноты - четыре года дома с учительницей занимался музыкой. Она била меня по пальцам и повторяла: "Не так играешь". Я плакал.

Когда Толя Васильев предложил мне попробовать играть на бас-гитаре, я даже не представлял, с какого конца ее держат. Васильев поехал в Германию, привез мне дешевенькую гитарку. С набранным составом мы отправились на юг - там, играя на танцах, репетировали. Петь тогда мы и не собирались. Сейчас я даже не помню, кому первому пришла в голову идея открыть на сцене рот. Но как-то все завертелось и пошло. Появилась аббревиатура "ВИА" . до этого ведь были только "лабухи" и солисты.

Помню еще, что Васильева на создание собственного ВИА особо подвигли гастроли итальянского ансамбля "Марина Марини". Он захотел доказать, что мы тоже можем играть и петь. В те годы итальянцы произвели на нас неизгладимое впечатление: после привычных Магомаева и Кобзона они пели какими-то козлиными тембрами, и все сливалось в красивом звучании. В этом было что-то невиданное и даже сексуальное. Мы стали петь такими же голосами. Поначалу многих это шокировало.

Но зритель был уже готов к восприятию нового. Нас сразу приняли на ура. Не было никакой рекламы по телевизору, выклеивались только афиши, а зал - всегда битком, и бешеный восторг. Только в 1969 году появился двадцатиминутный фильм, где звучали "Поющие гитары". До этого к нам на концерты приходили с магнитофонами. Записывали песни, потом разучивали их и пели на своих вечерах.

Кумиры

- НАС узнавали в гостиницах, магазинах, - вспоминает гитарист Александр Федоров. - Своей известностью мы, конечно, пользовались. Но в те годы все это было очень невинно - без очереди колбаску купишь, а где и с черного хода "от Петра Иваныча" дефицитом затаришься. С поклонницами сложнее приходилось: они и в номера ломились, и автобусы осаждали, и выехать с концертов не давали - перекрывали дорогу. В общем, все, как обычно. Но тогда о том, что мы "единственные и неповторимые", не думали - просто работали. Много гастролировали, но первые лица нас принимать боялись. Радушно встречали местные музыканты, водили к себе, там мы вместе играли, выпивали и веселились как могли.

Начальство обходило стороной, но при этом давало жить. Мы же приносили огромные деньги "Ленконцерту", он просто держался на "Поющих гитарах", которые кормили всех, кто сидел "на графике". К примеру, приезжает коллектив из какого-то города, но билеты не продаются. Тут же вызывают нас, пишут в афише: "С участием "Поющих гитар" - и народ ломится, а бухгалтерия делает план.

Как внук Фурцевой спас "Поющие гитары"

Александр Федоров:

- В МОСКВЕ был случай, когда на наш концерт пришла референт Фурцевой. А ей ведь для перестраховки лучше сказать "плохо", чем "хорошо". Она проверяла у нас все - от идеологии до внешнего вида. И все это оказалось очень плохим. Нам тут же запретили петь сольные концерты, сделали самые низкие ставки. Но мы не могли предать свою публику и продолжали работать сольные концерты, за которые получали как за несколько отдельных песен. Кроме того, нам вменили усилить свой репертуар песнями ленинградских композиторов. А это же рутина, болото!

Они тут же притащили весь свой мусор, от которого волосы дыбом встают. А куда деваться! Пришлось что-то выбирать, аранжировать, менять гармонию и даже мелодию, чтобы песни хоть на что-то были похожи. Старались приблизить их к рок-н-роллу. Потом с этим репертуаром поехали в Москву.

Я боялся, что там нас просто закидают гнилыми помидорами. Это был единственный случай, когда в концерте звучало такое количество военно-патриотических песен. К счастью, публика нам это простила. Выступлением мы должны были еще и восстановить свое честное имя перед Фурцевой. А она не пришла. В зале сидела ее дочка со своим малолетним сыном, который весь концерт дергал мать за рукав и кричал: "Мама, как это здорово!" Дочь Фурцевой за кулисами выразила нам восторг, свой и сына. Васильев говорит ей: "Жалко, Екатерина Алексеевна не пришла!" "Она занятой человек, - ответила дочь министра культуры, - но не беспокойтесь, внук ей все расскажет". Видимо, внук бабушке хорошо "напел", поскольку буквально через месяц нам вернули сольные концерты и ставки.

"Ничего, ничего, вас вся Польша любит!"

Василий Борисов (гитарист):

- НА гастролях в Польше с нами произошла замечательная история. Моя бабушка - уроженка Вильно, польские песни пела мне как колыбельные. Пока ехали в поезде, выбирали, что бы спеть на польском. Я предложил любимую с детства "Остатний мазур" . "Последняя мазурка". Все тридцать дней гастролей по Польше зал вставал и пел эту песню с нами. И вот последний концерт в Варшаве. Ко мне подходит девочка-журналистка (я вел концерты, поскольку знаю и люблю польский язык). "Вас вся Польша с этой песней полюбила, - говорит она, - вы знаете ее историю? Это повстанческая песня. С ней в 1794 году польские повстанцы уходили на войну против русского царя. Она у нас популярна, как у вас "Катюша". Я стою, потрясенный, - ведь для меня это всего лишь бабушкина колыбельная. А Васильев весь покраснел, он в ужасе. Девушка, увидев нашу реакцию, успокоила: "Ничего, ничего, вас вся Польша любит!"

"Орфей И Эвридика" их уничтожили

В 1975 году Васильев вместе с композитором Александром Журбиным задумали поставить рок-оперу "Орфей и Эвридика". Поначалу этот проект всем показался очень интересным и необычным. Как признаются сегодня артисты "Поющих гитар", новое дело тогда не было до конца просчитано, во что выльется успех первой советской рок-оперы, никто предположить не мог. Сейчас, зная грустный финал, многие, наверное, этому бы воспротивились. Но тогда. Рок-опера была страстным желанием их руководителя. И они его воплотили. В год, когда появилась опера, "Поющие гитары" как концертный коллектив перестали существовать.

"Орфей и Эвридика" сломала их судьбы. Сейчас они в один голос говорят о том, что рок-опера стала настоящей рутиной - не было никакого развития, не создавалось новых песен. В ансамбле работало уже сорок человек, и концертную деятельность "Гитары" продолжать не могли просто физически. Опера шла с большим успехом, и про "Гитары" в их первоначальном составе руководство стало забывать. За четыре года "Орфея и Эвридику" показали больше тысячи раз. За это же время один за другим из "Поющих гитар" ушли их родоначальники.

Но даже после их ухода, вплоть до 1982 года, рок-опера гастролировала по стране с выведенным на афише: "С участием "Поющих гитар".

Годы без "Гитар"

ИТАК, "Поющих гитар" не стало. Музыка их продолжала звучать по телевидению, на радио и почти во всех домах на катушечных магнитофонах. Песни "Гитар" разучивали самодеятельные ВИА, благо, к середине 70-х их расплодилось множество. Где же оказались кумиры миллионов?

Евгений Броневицкий:

- Я моментально пошел к брату в "Дружбу" и проработал у него лет десять. В ресторане играть не довелось, хотя в то время эта работа была самой престижной и высокооплачиваемой. Туда просто невозможно было устроиться.

Александр Федоров:

- После ухода из ансамбля мы с Ольгой Левицкой оказались в ресторане "Интуриста", потом работали в "Цветах". После распада "Поющих гитар" наши коронные песни - "Люди встречаются, люди влюбляются.", "Толстый Карлсон", "Сумерки" - продолжали жить в магнитофонных записях и в самодеятельных ВИА. Мы их больше никогда не пели. Горевать по поводу сломанной карьеры было некогда. В ресторане перед нами открылось настоящее море для творчества. В то время там работали только хорошие музыканты. Рестораны 70-х стали чем-то вроде прообразов нынешних клубов. Представьте себе, что ежевечерне на наш сольный концерт приходило 350 человек. Это была очень интересная и культурная публика. Мы же пели все самые яркие хиты мировой эстрады, причем новые песни разучивались нами моментально, как только становились известными. И, заметьте, никакой фонограммы! Так мы проработали 12 лет - каждый вечер, с одним выходным в неделю. Борьба за выживание волей-неволей заставляла держать себя в форме. Ресторан - это еще и проверка, кто кого: тебя водка или ты ее. Друзья и поклонники ведь постоянно угощали.

Василий Борисов:

- В ресторане я проработал десять лет. Еще в пору "Поющих гитар" у меня возникла проблема с семьей - она разрушилась. Это вполне объяснимо: девять месяцев в году я проводил на гастролях, а в молодых семьях проблемы тут же вырастают, как снежный ком. Кроме того, эта богемная жизнь не компенсировалась заработком. А вот ресторан эту проблему решил. Кроме того, центр культурной жизни как-то постепенно сместился в рестораны, все чаще туда приходили грамотные, музыкально образованные люди.

Владимир Васильев (клавишные):

- Я лично отыграл 900 спектаклей "Орфей и Эвридика" и 50 - "Фламандской легенды". После "Гитар" меня пригласили в "Цветы" - там я провел три самых звездных года. Это была вторая серьезная волна популярности "Цветов" с песнями "Старый рояль", "Рано прощаться", "Богатырская сила", "После дождя". В 1982 году создали свою группу "Круг". Там прошло десять лет...

Юрий Соколов (ударные), известный еще и как Помидор,

после развала "Гитар" оказался в "Дружбе", потом были варьете в питерских гостиницах "Москва", "Прибалтийская".

Дмитрий Кижаев (клавишные)

работал в Мюзик-холле, на радио как гитарист и аранжировщик, писал музыку.

"Папа! Вы были как "НА-НА"!"

Василий Борисов:

- Моя дочь, как и дочь Жени Броневицкого, родилась в 1979 году, "Гитар" тогда уже не было. Когда мы вновь собрались и первый раз выступили, дочь была потрясена. Она смотрела на меня огромными глазами и повторяла: "Папа! Вы же были как "На-На"!"

А я думал: "Какая "На-На"? Сейчас таких коллективов десятки. А мы тогда были одни".

Актуальные вопросы

  1. Когда водитель должен переключать дальний свет на ближний?
  2. Можно ли перевозить ребенка на переднем сиденье автомобиля?
  3. Кому может грозить уголовная ответственность за ввоз «санкционки»?


Какая система оценок в школе самая правильная?

Новое на AIF.ru