Елена Яковлева 0 2345

«Я всегда на стороне слабого». Отрывки из дневника Доктора Лизы

О чём просила Доктор Лиза, вывозя больных и раненых из зоны боевых действий в Донецке, и как на её работу реагировали чиновники — АиФ.ru публикует отрывки из книги, посвящённой памяти Елизаветы Петровны Глинки.

«Доктор Лиза Глинка: „Я всегда на стороне слабого“. Дневники, беседы»
«Доктор Лиза Глинка: „Я всегда на стороне слабого“. Дневники, беседы» © / Издательство АСТ

Историю Елизаветы Петровны Глинки, больше известной как Доктор Лиза, в нашей стране знают все. Она, врач-реаниматолог, курировала работу хосписов в России, Сербии и Армении, основала первый хоспис в Киеве, создала и возглавляла международную благотворительную организацию «Справедливая помощь», лечила, кормила бездомных, организовывала эвакуацию больных и раненых детей из Донбасса.

За альтруизм и любовь к людям Доктора Лизу часто называли «небесный посланец». Даже погибла она «при исполнении» — в авиакатастрофе над Чёрным морем 25 декабря 2016 года, сопровождая груз лекарств и медицинского оборудования для госпиталя в Сирии.

Накануне годовщины гибели выдающейся женщины «Редакция Елены Шубиной» решила «поставить» Доктору Лизе «словесный памятник», составив на основе её интервью и дневниковых записей из «Живого журнала» полноценную книгу. Презентация издания «Доктор Лиза Глинка: „Я всегда на стороне слабого“. Дневники, беседы» состоялась 29 ноября в рамках ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction в Центральном доме художника, и уже сейчас её можно найти на полках книжных магазинов.

Даже после смерти Елизавета Петровна помогает нуждающимся — средства от продаж книги будут переданы на благотворительность. 

АиФ.ru публикует отрывки из дневниковых записей Доктора Лизы. Текст предоставлен издательством «АСТ; Редакция Елены Шубиной».

Про спасибо

Nov. 24th, 2008 at 4:18 PM

Не надо говорить мне «спасибо». Я и те, с кем я работаю, сами выбрали этот путь. И другой работы у нас нет. Принцип нашей помощи один — бескорыстие.

Спасибо нужно говорить тем, кто помогает мне на вокзале. Тем, кто помогает нашим больным добровольно, зачастую не называя своих имен, приезжая после работы в холодный подвал, привозя и делая то, без чего нам невозможно работать. Они — и только они — заслуживают тех слов, которых я не нахожу никогда.

Тем, кто снял два фильма о нас и несколько сюжетов, а это безумно тяжелый труд. Когда люди, не имеющие представления о том, что увидят, готовы провести часы, снимая сюжеты. Я знаю, каких сил стоило сделать многие кадры. Или писать статьи, не беря интервью по телефону, а приходя с нами туда, куда мало кто пойдет. Им — спасибо. Всем.

Мне на днях чиновник один сказал, подписав какой-то документ:

— Ты должна быть благодарна мне.
— Как?
— Морально.

Это за его работу. Работу, понимаете? Общество дошло до того, что за работу — нормальную работу — требуют благодарности.

Так вот, отвечу здесь. Чиновник. Орденов не раздаю. За этим — в правительство. Вы сделали то, что обязаны сделать. Нравится или нет — но обязаны. Потому что от таких, как вы, зависят судьбы больных.

Раздавите меня — придут другие, сильнее и моложе. Но — придут.

Неделя

July 2nd, 2010 at 9:36 AM

Убитая кем-то бездомная. 

Родственник бывшего больного, ушедший из жизни. Внезапно, страшно и бессмысленно.

Бесконечный ремонт в нашем подвале, от которого вреда пока больше, чем пользы.

Планируемая помощь больным беженцам в Киргизии.

Жара на вокзальной помойке, от которой плавятся перчатки на руках. 

Сломанный кондиционер в машине. 

Пенсионеры, робко стоящие у двери и просящие нехитрый набор продуктов уже не на вокзале, а в подвале.

Вопрос, в тысячный раз задаваемый журналистами: «Зачем вам это надо». Ответ, который или принимается с последующим ерничаньем «Она их „любит“», или определяющей меня как пришельца. 

И вчерашний вызов. Молодая женщина, которой подключили концентратор кислорода. Через двадцать минут она улыбнулась и сказала: 

«Я ДЫШУ!»

И ради этой улыбки стоит работать. К чему вопросы?

Про самую дорогую помощь

Aug. 16th, 2010 at 12:08 AM

Пятый раз за время пожаров в подвал приходит старушка. У нее нет денег на мотопомпы, шланги и еду для пожарных.

На пороге подвала она передает рукавицы, которые шьет по ночам для добровольцев. Из своих запасов брезента и лоскутков старых платьев. По десять рукавиц за ночь.

Совсем пожилой мужчина принес все свои рубашки, мыло и чай.

— Я не могу взять это. Вы отдали всю вашу одежду.
— Им нужнее. А мне много не надо уже. И пенсию получил. Хозмыло купил и чай неплохой. Для них.
— Как вас зовут?
— Меня?
— Вас.
— Дед.

Елизавета Глинка привезла группу тяжелобольных детей из Донецка в Москву.
Елизавета Глинка привезла группу тяжелобольных детей из Донецка в Москву. Фото: РИА Новости/ Рамиль Ситдиков

Поправка о самых слабых

Dec. 18th, 2012 at 9:15 PM

«Легче всего обидеть слабого». Так говорил мне один священник.

Пнуть собаку или человека, оскорбить того, кто не может ответить, осудить, проклясть, пожелать зла и обвинить в смертных грехах. Это происходит на каждом шагу, стало обыденностью, с которой смирились многие. Иногда те, кого пинают, могут ответить. Иногда такими же действиями, а иногда прощением.

Завтра Госдума будет рассматривать поправку, запрещающую американским семьям усыновлять русских детей-сирот.

Уже много написано о том, что в США большинство усыновленных — дети-инвалиды, удел которых в России пока — дом инвалидов, если доживут до него, не погибнув в детских домах и домах ребенка. Я не знаю людей, которые внесли это предложение. Но я знаю детей, которые могли бы выжить, будучи усыновленными иностранцами.

И ведь не американских сенаторов, принявших закон Магнитского, наказали, не взрослых людей, а русских сирот. Которые ответить не смогут, да и вряд ли узнают о том, что кто-то 19 декабря — по злой иронии в день святого Николая Чудотворца — лишил их шанса обрести полноценную семью.

Мне во многом чужда американская политика. Но отношение к инвалидам там — не такое, как в России.

Завтра снова обидят сразу тысячу слабых. Потому что это сделать легче всего.

Елизавета Глинка и волонтеры организации помогают бездомным на Павелецком вокзале.
Елизавета Глинка и волонтеры организации помогают бездомным на Павелецком вокзале. Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

Война и мир

June 10th, 2014 at 1:43 PM

Дорогие друзья, сотрудники, добровольцы и журналисты!

Я благодарна вам всем, кто волновался за меня вчера*. Благодарна всем, кто помогал и помогает.

Любому человеку должно быть понятно, что в ситуации войны (а сейчас на юго-востоке Украины идет война) у меня мало возможностей связываться со всеми, кроме близких мне людей и своих сотрудников, которые на время моих поездок получают инструкции что делать, в какое время звонить, когда и к кому обращаться в случае ЧС.

Елизавета Глинка во время посадки на спецборт МЧС РФ в аэропорту Ростова-на-Дону перед отправкой в Москву детей из Донбасса для дальнейшего лечения.
Елизавета Глинка во время посадки на спецборт МЧС РФ в аэропорту Ростова-на-Дону перед отправкой в Москву детей из Донбасса для дальнейшего лечения. Фото: РИА Новости/ Сергей Пивоваров

Я — не журналист. Для меня самое главное — оказание квалифицированной помощи всем, кто в ней нуждается. Это не так просто, как кажется, по многим причинам. Из-за отсутствия четко отработанной системы получения информации о том, что нужно именно сейчас. Из-за страха людей в зоне боевых действий, которые иногда не вполне понимают, что делать и куда бежать. Из-за нехватки необходимых препаратов в одном месте и их переизбытка в другом. И еще потому что война. В которой я ничего не понимаю, но соблюдаю нейтралитет ради больных и раненых людей. 

У меня нет стремления к пиару ценой жизни тех, кто находится в опасности.

Любое слово, любое действие может быть воспринято двояко, потому что и информационная война идет тоже.

Я не бросаю помощь, я буду помогать точно так же, как раньше, но до момента, пока не наступит мир, я не буду давать интервью ни одному изданию.

Краткие комментарии — возможно. Просьбы о необходимом — без проблем. Но никаких интервью. Никаких объяснений, как попасть в больницы журналистам. Прошу понять меня правильно.

Нет — войне

June 17th, 2014 at 3:41 PM

Моё личное мнение мало что может изменить в этом мире.

И тем не менее я попробую призвать все стороны к прекращению огня.

Пожалуйста, остановите военные действия. Лучше насовсем, но если это невозможно, то на неделю — десять дней — хотя бы для того, чтобы оказать квалифицированную медицинскую помощь всем раненым, доставить их в профильные больницы, чтобы эвакуировать гражданских лиц, которые стали заложниками непрекращающихся боев. Для организации нормальных гуманитарных коридоров и доставки медикаментов, детского питания. Для того, чтобы похоронить погибших.

И для того, чтобы сохранить всем тем, кто сейчас на юго-востоке, право на жизнь.

От имени всех матерей, пишущих и молящих о помощи, от имени всех раненых, которые нуждаются в помощи, от имени больных, у которых нет лекарств, от имени врачей, у которых нет сил, от имени всех, кто понимает, что дороже жизни нет ничего на свете.

Прислушайтесь. Помогите. Остановите войну.

* Накануне Елизавета Глинка перестала выходить на связь из Донецка, куда приехала в начале июня как член временной рабочей группы по мониторингу соблюдения прав человека на территории Украины. С самого начала конфликта Елизавета Петровна вывозила больных и раненых детей из зоны боевых действий на лечение в Россию.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Люди каких профессий лишатся работы в будущем?
  2. Что известно о губернаторе Владимирской области Владимире Сипягине?
  3. Что будет за воровство тележек из магазина?

Самое интересное в регионах