Елена Яковлева 0 1483

«Я всегда на стороне слабого». Отрывки из дневника Доктора Лизы

О чём просила Доктор Лиза, вывозя больных и раненых из зоны боевых действий в Донецке, и как на её работу реагировали чиновники — АиФ.ru публикует отрывки из книги, посвящённой памяти Елизаветы Петровны Глинки.

«Доктор Лиза Глинка: „Я всегда на стороне слабого“. Дневники, беседы»
«Доктор Лиза Глинка: „Я всегда на стороне слабого“. Дневники, беседы» © / Издательство АСТ

Историю Елизаветы Петровны Глинки, больше известной как Доктор Лиза, в нашей стране знают все. Она, врач-реаниматолог, курировала работу хосписов в России, Сербии и Армении, основала первый хоспис в Киеве, создала и возглавляла международную благотворительную организацию «Справедливая помощь», лечила, кормила бездомных, организовывала эвакуацию больных и раненых детей из Донбасса.

За альтруизм и любовь к людям Доктора Лизу часто называли «небесный посланец». Даже погибла она «при исполнении» — в авиакатастрофе над Чёрным морем 25 декабря 2016 года, сопровождая груз лекарств и медицинского оборудования для госпиталя в Сирии.

Накануне годовщины гибели выдающейся женщины «Редакция Елены Шубиной» решила «поставить» Доктору Лизе «словесный памятник», составив на основе её интервью и дневниковых записей из «Живого журнала» полноценную книгу. Презентация издания «Доктор Лиза Глинка: „Я всегда на стороне слабого“. Дневники, беседы» состоялась 29 ноября в рамках ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction в Центральном доме художника, и уже сейчас её можно найти на полках книжных магазинов.

Даже после смерти Елизавета Петровна помогает нуждающимся — средства от продаж книги будут переданы на благотворительность. 

АиФ.ru публикует отрывки из дневниковых записей Доктора Лизы. Текст предоставлен издательством «АСТ; Редакция Елены Шубиной».

Про спасибо

Nov. 24th, 2008 at 4:18 PM

Не надо говорить мне «спасибо». Я и те, с кем я работаю, сами выбрали этот путь. И другой работы у нас нет. Принцип нашей помощи один — бескорыстие.

Спасибо нужно говорить тем, кто помогает мне на вокзале. Тем, кто помогает нашим больным добровольно, зачастую не называя своих имен, приезжая после работы в холодный подвал, привозя и делая то, без чего нам невозможно работать. Они — и только они — заслуживают тех слов, которых я не нахожу никогда.

Тем, кто снял два фильма о нас и несколько сюжетов, а это безумно тяжелый труд. Когда люди, не имеющие представления о том, что увидят, готовы провести часы, снимая сюжеты. Я знаю, каких сил стоило сделать многие кадры. Или писать статьи, не беря интервью по телефону, а приходя с нами туда, куда мало кто пойдет. Им — спасибо. Всем.

Мне на днях чиновник один сказал, подписав какой-то документ:

— Ты должна быть благодарна мне.
— Как?
— Морально.

Это за его работу. Работу, понимаете? Общество дошло до того, что за работу — нормальную работу — требуют благодарности.

Так вот, отвечу здесь. Чиновник. Орденов не раздаю. За этим — в правительство. Вы сделали то, что обязаны сделать. Нравится или нет — но обязаны. Потому что от таких, как вы, зависят судьбы больных.

Раздавите меня — придут другие, сильнее и моложе. Но — придут.

Неделя

July 2nd, 2010 at 9:36 AM

Убитая кем-то бездомная. 

Родственник бывшего больного, ушедший из жизни. Внезапно, страшно и бессмысленно.

Бесконечный ремонт в нашем подвале, от которого вреда пока больше, чем пользы.

Планируемая помощь больным беженцам в Киргизии.

Жара на вокзальной помойке, от которой плавятся перчатки на руках. 

Сломанный кондиционер в машине. 

Пенсионеры, робко стоящие у двери и просящие нехитрый набор продуктов уже не на вокзале, а в подвале.

Вопрос, в тысячный раз задаваемый журналистами: «Зачем вам это надо». Ответ, который или принимается с последующим ерничаньем «Она их „любит“», или определяющей меня как пришельца. 

И вчерашний вызов. Молодая женщина, которой подключили концентратор кислорода. Через двадцать минут она улыбнулась и сказала: 

«Я ДЫШУ!»

И ради этой улыбки стоит работать. К чему вопросы?

Про самую дорогую помощь

Aug. 16th, 2010 at 12:08 AM

Пятый раз за время пожаров в подвал приходит старушка. У нее нет денег на мотопомпы, шланги и еду для пожарных.

На пороге подвала она передает рукавицы, которые шьет по ночам для добровольцев. Из своих запасов брезента и лоскутков старых платьев. По десять рукавиц за ночь.

Совсем пожилой мужчина принес все свои рубашки, мыло и чай.

— Я не могу взять это. Вы отдали всю вашу одежду.
— Им нужнее. А мне много не надо уже. И пенсию получил. Хозмыло купил и чай неплохой. Для них.
— Как вас зовут?
— Меня?
— Вас.
— Дед.

Елизавета Глинка привезла группу тяжелобольных детей из Донецка в Москву.
Елизавета Глинка привезла группу тяжелобольных детей из Донецка в Москву. Фото: РИА Новости/ Рамиль Ситдиков

Поправка о самых слабых

Dec. 18th, 2012 at 9:15 PM

«Легче всего обидеть слабого». Так говорил мне один священник.

Пнуть собаку или человека, оскорбить того, кто не может ответить, осудить, проклясть, пожелать зла и обвинить в смертных грехах. Это происходит на каждом шагу, стало обыденностью, с которой смирились многие. Иногда те, кого пинают, могут ответить. Иногда такими же действиями, а иногда прощением.

Завтра Госдума будет рассматривать поправку, запрещающую американским семьям усыновлять русских детей-сирот.

Уже много написано о том, что в США большинство усыновленных — дети-инвалиды, удел которых в России пока — дом инвалидов, если доживут до него, не погибнув в детских домах и домах ребенка. Я не знаю людей, которые внесли это предложение. Но я знаю детей, которые могли бы выжить, будучи усыновленными иностранцами.

И ведь не американских сенаторов, принявших закон Магнитского, наказали, не взрослых людей, а русских сирот. Которые ответить не смогут, да и вряд ли узнают о том, что кто-то 19 декабря — по злой иронии в день святого Николая Чудотворца — лишил их шанса обрести полноценную семью.

Мне во многом чужда американская политика. Но отношение к инвалидам там — не такое, как в России.

Завтра снова обидят сразу тысячу слабых. Потому что это сделать легче всего.

Елизавета Глинка и волонтеры организации помогают бездомным на Павелецком вокзале.
Елизавета Глинка и волонтеры организации помогают бездомным на Павелецком вокзале. Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

Война и мир

June 10th, 2014 at 1:43 PM

Дорогие друзья, сотрудники, добровольцы и журналисты!

Я благодарна вам всем, кто волновался за меня вчера*. Благодарна всем, кто помогал и помогает.

Любому человеку должно быть понятно, что в ситуации войны (а сейчас на юго-востоке Украины идет война) у меня мало возможностей связываться со всеми, кроме близких мне людей и своих сотрудников, которые на время моих поездок получают инструкции что делать, в какое время звонить, когда и к кому обращаться в случае ЧС.

Елизавета Глинка во время посадки на спецборт МЧС РФ в аэропорту Ростова-на-Дону перед отправкой в Москву детей из Донбасса для дальнейшего лечения.
Елизавета Глинка во время посадки на спецборт МЧС РФ в аэропорту Ростова-на-Дону перед отправкой в Москву детей из Донбасса для дальнейшего лечения. Фото: РИА Новости/ Сергей Пивоваров

Я — не журналист. Для меня самое главное — оказание квалифицированной помощи всем, кто в ней нуждается. Это не так просто, как кажется, по многим причинам. Из-за отсутствия четко отработанной системы получения информации о том, что нужно именно сейчас. Из-за страха людей в зоне боевых действий, которые иногда не вполне понимают, что делать и куда бежать. Из-за нехватки необходимых препаратов в одном месте и их переизбытка в другом. И еще потому что война. В которой я ничего не понимаю, но соблюдаю нейтралитет ради больных и раненых людей. 

У меня нет стремления к пиару ценой жизни тех, кто находится в опасности.

Любое слово, любое действие может быть воспринято двояко, потому что и информационная война идет тоже.

Я не бросаю помощь, я буду помогать точно так же, как раньше, но до момента, пока не наступит мир, я не буду давать интервью ни одному изданию.

Краткие комментарии — возможно. Просьбы о необходимом — без проблем. Но никаких интервью. Никаких объяснений, как попасть в больницы журналистам. Прошу понять меня правильно.

Нет — войне

June 17th, 2014 at 3:41 PM

Моё личное мнение мало что может изменить в этом мире.

И тем не менее я попробую призвать все стороны к прекращению огня.

Пожалуйста, остановите военные действия. Лучше насовсем, но если это невозможно, то на неделю — десять дней — хотя бы для того, чтобы оказать квалифицированную медицинскую помощь всем раненым, доставить их в профильные больницы, чтобы эвакуировать гражданских лиц, которые стали заложниками непрекращающихся боев. Для организации нормальных гуманитарных коридоров и доставки медикаментов, детского питания. Для того, чтобы похоронить погибших.

И для того, чтобы сохранить всем тем, кто сейчас на юго-востоке, право на жизнь.

От имени всех матерей, пишущих и молящих о помощи, от имени всех раненых, которые нуждаются в помощи, от имени больных, у которых нет лекарств, от имени врачей, у которых нет сил, от имени всех, кто понимает, что дороже жизни нет ничего на свете.

Прислушайтесь. Помогите. Остановите войну.

* Накануне Елизавета Глинка перестала выходить на связь из Донецка, куда приехала в начале июня как член временной рабочей группы по мониторингу соблюдения прав человека на территории Украины. С самого начала конфликта Елизавета Петровна вывозила больных и раненых детей из зоны боевых действий на лечение в Россию.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как объяснили причину падения «Фрегата» со спутниками?
  2. Кто устроил взрыв в Нью-Йорке?
  3. Кто с кем сыграет в плей-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы?



Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах


Новое на AIF.ru