aif.ru counter
Алексей Сивашенков 1 13742

«Хоббит: Битва пяти воинств». Чем кино отличается от книги

Кинотрилогия Питера Джексона — уникальная экранизация, бережно передающая содержание оригинала. Однако без различий всё же не обошлось. Чем фильм отличается от книги? АиФ.ru собрал подборку расхождений.

Кадр из фильма «Хоббит: Битва пяти воинств»

Кинотрилогия Питера Джексона — поистине уникальная экранизация, в которой сохранена суть оригинального произведения и множество деталей из книги с любовью перенесены на экран. Однако из-за того, что Толкиен сначала написал повесть про хоббита, а только потом принялся за «Властелина Колец», Джексону (экранизирующему произведения в обратном порядке) пришлось увязывать детскую сказку с взрослым произведением. Кроме того, законы голубого экрана требовали от режиссёра ввести в картину больше действия; не обошлось и без киноштампов. АиФ.ru собрал некоторые отличия третьей части киноэпопеи от оригинала.

Тауриэль и Кили

Самое раздражающее поклонников Толкиена отличие: никакого любовного треугольника «эльф-эльфийка-гном» в «Хоббите» не было. Оно и понятно: во-первых, профессор писал всё-таки детскую сказку. А во-вторых, сегодняшние «толерантные» посылы, выраженные в любви персонажей противоборствующих рас, в 30-х годах прошлого века были не в моде. Словом, воительница Тауриэль в оригинальном «Хоббите» просто отсутствовала. Как, кстати, и Леголас — в книге присутствовал только его отец, король лесных эльфов Трандуил.

Фото: Кадр из фильма

Азог Осквернитель

Главный антагонист киноэпопеи, предводитель орков Азог, на самом деле был убит задолго до событий, описываемых в «Хоббите». В книжке армию гоблинов возглавлял его сын Больг. Именно он убил наследника Королевства-под-горой Торина в Битве пяти воинств, а сам был повержен оборотнем Беорном, оберегавшим торговые пути из Эриадора в Лихолесье. Что любопытно, в фильме Больг также присутствует — он погибает, сражаясь с Тауриэлью и Леголасом, которых не было в книге.

Фото: Кадр из фильма

Битва пяти воинств

Сражение возле Одинокой Горы было названо «Битвой пяти воинств» по количеству участвовавших в нём рас: люди, эльфы, гномы, орки и варги. Однако в фильме Джексон (ради большей зрелищности) бросил в бой практически всех вымышленных существ из легендариума Толкиена. А обладающие разумом волки-варги отчего-то были низведены режиссёром до простых ездовых животных. А ведь в книге у варгов был даже собственный язык, которым владел маг Гэндальф. 

Фото: Кадр из фильма

Бильбо Бэггинс и Бард Лучник

Роль «взломщика» Бэггинса в третьей части кинотрилогии кажется незаслуженно уменьшенной, а роль Барда Лучника, наоборот, неоправданно раздутой. В книге именно хоббит отыскал слабое место дракона во время опасной вылазки в пещеру, которая едва не стоила ему жизни; а Бард, что называется, просто спустил курок. Кстати, в фильме никак не объясняется неуязвимость Смауга: во время долгого сна на куче сокровищ бриллианты вросли в брюхо дракона, сделав его непробиваемым для мечей и стрел. Именно поэтому в фэнтэзи принято считать, что старый дракон всегда опаснее молодого. 

Фото: Кадр из фильма

Бургомистр

Главный коррупционер Эсгарота вовсе не погиб во время нападения дракона на город. У Толкиена он попытался сбежать, но вернулся, увидев, что Бард Лучник сразил Смауга. Несмотря на упрёки жителей, он остался главой города и назначил Барда главой армии, направленной к Одинокой горе, чтобы стребовать у гномов причитающуюся часть сокровищ. После того, как Бард передал ему гномье золото, бургомистр бежал, а позже умер от голода в Диком крае — видимо, растратив все деньги.

Фото: Кадр из фильма

Черви из «Дюны»

Присутствующие в фильме гигантские черви, прогрызающие землю и горную породу, кажутся нелепой отсылкой к вселенной «Дюны» Френка Герберта. Но на самом деле Толкиен действительно мимоходом упоминал о них. Совершенно логично, что идея червей не получила развития у автора: наличие таких существ ломает всю логику повествования. Подчинив себе огромных землероек, оркам проще было бы проложить метро до Минас-Тирита вместо того, чтобы участвовать в стычках на поверхности.

Саурон и назгулы

Сцена, в которой Галадриэль, Гэндальф, Саруман и Элронд схватываются врукопашную с внезапно воплотившимися назгулами, полностью отсутствует в оригинальном произведении. Ещё бы, ведь в то время, когда Толкиен писал «Хоббита», он не думал ни о каких назгулах. В фильме это очевидный пролог к «Властелину колец» — и выглядит он несколько вымученно. Как, впрочем, и сцена, в которой Гэндальф предупреждает Бильбо об опасности магического кольца. Очевидно, что если бы старый маг придавал артефакту какое-то значение, он хотя бы осмотрел бы его и обнаружил, что это величайшее из колец — Кольцо всевластия.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Marian Inkognito[facebook]
    |
    01:05
    02.12.2015
    0
    +
    -
    про бриллианты вросшие вообще не помню. я помню, как смауг хвастался своей замечательной непробиваемой чешуей, судя по всему естественно выросшей (зачем там бриллианты, кстати он на золоте ведь спал?) если у огромного звероящера и чешуя круче доспехов сама вырастит.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие лекарства из числа жизненно необходимых исчезнут из аптек?
  2. Кто, как и для чего может получить «вологодский гектар»?
  3. Что означает «Нурсултан»?


Самое интересное в регионах