aif.ru counter
Владимир Полупанов 0 4660

Янис Лусенс, группа «Зодиак»: в СССР такую музыку больше никто не делал

«Не надо бояться быть собой!»

Янис Лусенс
Янис Лусенс © / Янис Шалинс / АиФ

Выпустив в 1980 г. дебютный альбом элект­ронной инструментальной музыки «Диско альянс», латвийская группа «Зодиак» мгновенно стала популярной, но уже в 1989-м распалась. И только спустя 23 (!) года, собравшись по случаю выступления на одной из ретродискотек, музыканты решили выпустить новый альбом «Зодиака» и дать большой концерт 18 апреля в Московском международном доме музыки. Лидер группы Янис Лусенс ответил на вопросы «СтоЛИЧНОСТИ».

Владимир Полупанов: Янис, реинкарнация «Зодиака» — временное явление или вы решили вернуться на сцену окончательно и бесповоротно?

Янис Лусенс: Состав группы в давние времена всё время менялся, и на каждой новой пластинке играли разные музыканты. Но основой группы фактически всегда был я. А сейчас мы, можно сказать, впервые собрали основательный состав.

Свежих песен нет, но мы думаем о новой пластинке. Надеюсь, до осени запишем. Дело в том, что я много лет работал в сфере академической музыки. Писал много мюзиклов, театральной музыки, а электронную забросил.

— Это правда, что ваши альбомы во времена СССР были проданы в количестве 20 млн экземпляров?

— Трудно сказать. Я не был директором «Мелодии», которая выпускала наши пластинки. Но мне эту информацию подтвердил директор Рижского филиала завода, которого я как-то встретил на улице. «Это неслыханно, 20 млн копий!» — удивлялся он.

— Чувствовали, что популярны?

— Я это чувствовал по тому, что во время соревнований по фигурному катанию наша музыка довольно часто звучала. А в реальной жизни популярности не ощущал, потому что мы редко выступали и были студийной группой. Это был вообще студенческий эксперимент. И выстрелил он, возможно, благодаря тому, что такой музыки в СССР больше никто не делал.

— Песни никогда не писали?

— Я пишу много. Например, на конкурсе «Евровидение» мою песню пела певица Aisha. Так что это не чужой мне жанр. И, если бы в России кто-нибудь из исполнителей заинтересовался, я бы с удовольствием поработал.

— Не так давно Раймонд Паулс заявил, что конкурс «Новая волна» в Юрмале хорош с коммерче­ской точки зрения, но он убивает латвийскую музыку, ничего не даёт для её развития, выжигает поле молодых талантов. Вы с ним солидарны?

— Нет. «Новая волна» — это совсем не латвийский конкурс, это конкурс, сделанный российскими деятелями шоу-бизнеса преимущественно для русских. Просто место выбрано в Латвии — Юрмала. Думаю, для нашей страны это очень хорошо. А что плохого в том, что летом, когда курортный сезон в разгаре, в маленькой Юрмале появляются знаменитые люди из России?

Но если говорить о творчест­ве, то молодые как-то боятся делать что-то неожиданное, альтернативное. Все хотят вычислить правильную песню и попасть в формат. Что я мог бы посоветовать молодым артистам — не надо стараться быть первым на конкурсе (на «Новой волне» или другом). Ты можешь быть пятым, но тебя будут все помнить. А можешь занять первое место, но про тебя на следующий день забудут. Вот такой есть парадокс во всех этих конкурсах песен.

— В этом году исполняется ровно 10 лет с тех пор, как Латвия вступила в Евросоюз. Вы довольны тем, как происходит ваша евроинтеграция?

— Ясно, что всё движется в сторону глобализации, и этот процесс трудно остановить. В конце концов, не так важны какие-то политические рубежи, сколько экономические. Но, честно говоря, я не ощущаю ни негативных, ни позитивных последст­вий от вступления в Евросоюз.

— Но с точки зрения экономики вам легче живётся в Евросоюзе?

— У меня такое ощущение, что Латвия кого-то или чего-то всё время ждёт. И совершенно непонятно, когда наступит полная ясность — сколько нужно платить налогов, какие должны быть пенсии и всё остальное. Думаю, это не только нас касается, но и многих молодых государств.

— И ничего хорошего в совет­ском периоде вы не видите?

— Суть советской системы была правильной: государство социальной справедливости. Но как это было реализовано в жизни? Колхозы? Изоляция? Репрессии?

— Отношения между людьми разве не были более тёплыми?

— Конечно, как в любой закрытой системе. Но Латвия всегда была мультинациональным государством. У нас всегда было много русских, евреев, поляков, белорусов. Поэтому мы можем и сегодня стать неким мостом между Западом и Россией.

— Какие сегодня отношения между людьми разных национальностей в Латвии?

— Латыши всегда с пиететом относились к людям других национальностей. Например, представьте ситуацию: латыш встречается с русским. Если русский не говорит по-латыш­ски, то латыш начинает говорить по-русски. Никогда не будет по-другому. Так что мы всегда идём на компромисс, чтобы люди жили мирно и хорошо.

— А к русским есть претензии или старые обиды?

— Внуки не должны отвечать за поступки дедов. Были другие времена, другое общество и другие отношения. В каком-то виде, наверное, и сегодня сущест­вуют обиды. Когда люди необразованны и примитивны, ими легко манипулировать. Тогда и рождаются проблемы. А если они воспитанны, интеллигентны и искренни, то в отношениях нет проблем.

Продолжение интервью читайте на сайте «СтоЛИЧНОСТИ»

СтоЛИЧНОСТЬ №3 (52), 11 марта 2014

Издается ЗАО «Аргументы и Факты»

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за история с сообщением «Петр Порошенко умер»?
  2. Как будут выглядеть новые знаки о велосипедной и таможенной зонах?
  3. Повысят ли пенсии тем, кто уволился после индексации?


Самое интересное в регионах