aif.ru counter
Юлия Шигарева 13 106

Валерий Гергиев: «Если сейчас похороним нашу культуру, восстановить её будет очень трудно»

Если бы в мире классической музыки существовала книга рекордов, Мариинский театр точно бы туда

За год он провёл почти 750 выступлений. Это позиция главы театра Валерия Гергиева: жаловаться на судьбу или предаваться мечтам некогда - надо дело делать!

Без комплексов!

«АиФ»: - Валерий Абисалович, вы колесите с концертами по стране и по миру, работаете на износ. А на телевидении лучшее время всё равно отдают всякой «поп-жвачке». Мол, у классической музыки рейтинги не те…

 В.Г.: - Кто же верит таким рейтингам? Да, телевидение наше далеко от совершенства. Иногда хочется или спортивные новости посмотреть, или о событиях дня послушать… Пробегаешь каналы один за другим и ловишь себя на том, что пытаешься побыстрее переключить ту или иную кнопку, - такое там показывают!.. Качество большинства программ вызывает в лучшем случае жалкую улыбку, чаще - возмущение. И когда вдруг там появляется передача познавательная или какой-то классический концерт, это всё тонет в общем океане грязи. Плюс невероятное количество рекламы - оно же страшнее цунами. Я знаю, что в той же Японии, Швеции, Финляндии на телевидении есть предел тому проценту рекламных роликов, которые телевизионщики могут вставить в фильм или передачу. Мы же, наверное, по количеству коммерческих вставок лидерами стали! Но, на мой взгляд, государственный канал не должен рекламировать чей-то частный бизнес! Наоборот, качеством своих программ они должны оправдывать вложенные в них деньги налогоплательщиков. И сказка про то, что, мол, каналы не выживут без рекламы, - выдумка. Выживут! Так что в случае с телевидением государству нужно было бы жёстко эти шлюзы закрывать.

А что касается нашей работы - не обидно ли? Вы позвоните в любой город, куда приезжал на гастроли оркестр Мариинского театра, - залы везде ломятся! Мы иногда играем по два концерта в день, потому что иначе всех зрителей не принять. Так что ни малейшего ощущения ненужности или невостребованности у нас нет - очень многие в России тянутся к тому высокому искусству, которому мы служим. У нас по-прежнему умеют отличать настоящее от подделки, стереть это из нашей жизни не удастся никому.

«АиФ»: - Если речь зашла о работе - что из произошедшего в нашей жизни в этом году вызвало наибольшую гордость?

В.Г.: - Открытие второй сцены Мариинки приближается! Надеюсь в один прекрасный день отчитаться перед всеми, кто любит Санкт-Петербург, его культуру, об окончании строительства.

В этом году у нас были очень успешные гастроли по Северной Америке. Особенно горжусь тем, что в Нью-Йорке на сцене Метрополитен-опера мы показали балеты «Анна Каренина», «Конёк-Горбунок» - совершенно новые для Америки спектакли. И симфонии Чайковского в Карнеги-холле приняли великолепно - и по восторженным оценкам публики, и по продажам билетов. Как частые гости нью-йоркских подмостков, мы знаем: если не выступим с блеском, в полную силу, местная публика тут же расценит это как слабость. Что, мол, слава Мариинского театра осталась в 60-70-х годах. А я таких разговоров допустить не хочу. И не допущу!

Мы представляем ведь не только Мариинский театр, но всю русскую школу классического искусства. А это престиж страны! Ведь Россия традиционно играла первые роли и в балете, и в опере, и в музыке. Поэтому нас там очень пристально (если не сказать - пристрастно) рассматривают. И если что-то вдруг не так, моментально пойдут разговоры о всеобщем падении уровня российской культуры. Основания для этого, к сожалению, есть: после развала СССР сильно пострадал образовательный процесс, да и артисты за границу уезжали сотнями - преподавать, танцевать, петь, дирижировать. Но я никогда такие разговоры не оставлял без ответа - у нас в этом плане нет комплекса прошлого или поза-прошлого величия.

На пике Пушкина

«АиФ»: - Сегодня борются с кризисом… Во время Великой депрессии 1930-х интерес к классической музыке вырос невероятно - люди искали духовную опору в том, чья ценность истинна. Можно ли сегодня ожидать такого же всплеска интереса к классике?

В.Г.: - Конечно, мир обязательно изменится! Но не стоит нам вздыхать, жаловаться, лить слёзы об утраченных позициях. Да, экономический кризис 2008-2009 годов мог оказаться труднейшим по последствиям, по испытаниям, которые пришлось бы пережить стране. Но, к счастью, правительству хватило опыта выйти из этих испытаний с честью. Мне особенно хочется подчеркнуть, что они не решились резать под корень национальные культурные святыни. Та политика, которую выбрало правительство, - мудрая и взвешенная: даже в кризис не забирать бюджеты ни у образовательных учреждений, ни у по-настоящему высокого искусства, позволяя нам полноценно работать.

Понимаете, для меня исполнять симфонии Чайковского, оперы Мусоргского, дирижировать балетами Прокофьева или Стравинского - это значит подниматься на пик наших великих культурных традиций. Ведь у нашей национальной культуры размах невероятный! Пушкин, Чайковский, Прокофьев, Толстой - они настолько высоко парят над всеми этими трудностями… Поэтому забывать о том, что их слово, их музыка должны звучать каждый день, нельзя. И не надо прятаться за кризис! Это ведь проще всего: сослаться на экономические проблемы и разом урезать все бюджеты, касающиеся духовной сферы.

«АиФ»: - А ведь было такое искушение: сперва социалку наладить, а потом уже о душе думать. Как, по-вашему, душу можно оставлять на потом?

В.Г.: - Все прекрасно понимают: в кризис те же пенсионеры не должны и не будут страдать. Не за их счёт должна выживать культура. Весь вопрос в грамотном - грамотном! - распределении средств.

Можно ли экономить на духовной сфере? Любая, даже великая нация очень жестоко поплатится за такую ошибку, такое проявление слепоты. Нельзя своё самое главное богатство не разрабатывать, не преумножать. Очень здорово, что у нас есть нефть и газ. При таких недрах, которые нам подарила природа, мы должны были бы быть самой богатой нацией на земле. Увы, правильно распорядиться этим мы не сумели. А если сейчас допустим такую непоправимую ошибку - похороним нашу культуру, восстановить её потом будет очень трудно.

«АиФ»: - 23 декабря в Москве вы будете играть Седьмую симфонию Малера. Почему выбрали именно этого композитора?

В.Г.: - Во-первых, заканчивается год, объявленный в мире годом Малера. И все крупнейшие мировые оркестры отдали дань уважения этому великому австрийскому композитору. Во-вторых, Малер в своё время успешно выступал в Санкт-Петербурге, дирижировал оркестром Мариинского театра, восторгался им.

Симфония, которую мы выбрали, непростая. Чтобы её сыграть, нужен очень классный оркестр. И у нас такой оркестр есть!

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (13)
  1. Гармонист
    |
    04:11
    17.12.2011
    0
    +
    -
    Лучше бы этот Гергиев сказал бы сколько стоит билет на его концерт. Мацуев,например меньше 8000 рублей за билет не продаёт. А при Советской власти билет на балет стоил как 5-7 буханок хлеба. Пусть эти деятели и дальше тарахтят про культуру с царьками.Народ скоро не только ссать у дороги будет не стесняясь,а и срать на улицах.
  2. Прекрасное интервью... без культуры невозможно существование общества и чем выше культура - тем более развитое общество... а там, где общество недоразвитое - там люди писают как собачки вдоль дорог и так далее ... Хочу, чтобы государственные каналы телевидения показывали на Новый Год небольшие сборные концерты классических произведений включая арии в исполнении Марии Каллас и Джоан Сазерленд и увертюры к операм бельканто
  3. Александр Лебедев
    |
    08:36
    17.12.2011
    0
    +
    -
    Власть предержащие считают народ быдлом, а быдлу не положена культура и духовность, но хлеба и пошлого развлечения. Именно поэтому на телевидение преобладает пошлость и безнравственность, оплаченные пошловатой рекламой.
  4. Рашит
    |
    20:45
    18.12.2011
    0
    +
    -
    Классическая музыка, конечно, хорошая вещь, но она пришла в Россию с Запада. Например, для Италии или Германии это более народная музыка чем для простого русского человека. После революции власть не уделяла народной музыке и песням внимания. Песня стала политической. В связи с этим произошел обрыв культурной связи. До 91 года власть уделяла классике достаточно большое внимание, поэтому она держалась неплохо. Но как только поддержка со стороны власти прекратилась, то народ стал быстро отходить от классики. Причем отошел не в сторону своей народной музыки и песни ( связь то сильно оборвалась, были в основном военно-патриотические песни), а в сторону примитивной западной попсы. Классика требует все же определенной музыкальной грамоты и определенной подготовки. Многие простые люди скрипку, например, не воспринимают совсем. Если говорить о перспективах, то в условиях культа денег примтивная попса подавит классику. Себестоимость эмоций от попсы в разы ниже. Кроме того. попса легко реализуется. Классическая музыка, конечно, производит более возвышенные эмоции и чувства. На опере никогда не возникает необходимости в присутствии полицейских. А на концертах попсы столько животных эмоций, что без полиции не обойтись. Вместе с тем ставит знак равенства между классикой и нравственностью все равно нельзя. В любом случае это просто эмоции. Человек может не иметь слуха и абсолютно не воспринимать классику, но тем не менее он может быть высоконравственным и порядочным человеком. В свою очередь и любитель классики может зарезать кого-нибудь. Так что прямой связи тут нет. И драматизировать по поводу исчезновения классики не стоит.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что грозит футболисту Тигиеву, в крови которого якобы обнаружен амфетамин?
  2. Чем известен Александр Дюков, который может стать президентом РФС?
  3. Кто такой Денис Лебедев, победивший на шоу «Замуж за Бузову»?


Самое интересное в регионах