aif.ru counter
Владимир Кожемякин 1 8627

Эдуард Успенский: «Мой Дядя Фёдор ещё побывает на похоронах Гарри Поттера»

Легендарный детский писатель рассказал о своих новых персонажах, детском аналоге Навального, а также о том, почему каждая детская книга — в первую очередь проповедь.

Эдуард Успенский.
Эдуард Успенский. © / www.russianlook.com

Писатель Эдуард Успенский, придумавший Чебурашку, крокодила Гену, старуху Шапокляк, а также дядю Фёдора, пса Шарика и кота Матроскина из деревни Простоквашино, сегодня не почивает на лаврах всенародной известности, а продолжает населять детскую литературу и анимацию новыми героями. Все эти персонажи вышли из чебурашкиной шинели — собратья самого знаменитого героя из книжек Успенского. Чего они добиваются в сказочной жизни? Какие ценности проповедуют детям и их родителям? Куда зовут? Об этом и многом другом писатель рассказал АиФ.ru.

Оранжик, Гевейчик, Жабыч и новые порядки в Простоквашино

Владимир Кожемякин, АиФ.ru: У вас, Эдуард Николаевич, вышли десятки популярных книг, их персонажи стали почти национальными героями. Вы не зазнались случайно?

Эдуард Успенский: Жутко зазнался. Имею пять телохранителей, езжу на танке…

– А если серьёзно? Нет ощущения, что Успенский — самый лучший из детских писателей мира, а остальные ему в подмётки не годятся?

– Ну, уж совсем такого у меня пока нет… (смеётся). Я очень хороший профессионал. Каждый плотник умеет делать табуретку, но у одного она выйдет крепкая, красивая и прослужит сто лет, а другой сделает так, что сядешь, а потом задницей об пол хлопнешься. Я в этом смысле делаю табуретки, наверное, может, даже лучше всех. Но — только табуретки, а не более солидную мебель. Придут другие времена и мастера, которые создадут более удачные вещи. Но пока я — среди лидеров, один из лучших, так сказать, «табуреточников» детской литературы. Наломал там дров немало, должно хватить надолго. Но я не великий гений, а мастеровой — с лопатой, сажающий деревья, или с клетками, полными птиц, которыми надо заниматься самому.

Мне жаль, что я уже не общаюсь с детьми, как раньше. Очень важный стал, знаменитый, теперь всё больше хожу на парадные встречи, а не на выступления перед детской аудиторией. Редко бывает, чтобы я, как прежде, приехал и провёл целый день в каком-нибудь лагере или в походе с детьми, чтобы я спал с ними в палатках.

Эдуард Успенский
Эдуард Успенский. Фото: www.russianlook.com

– Вы как-то сказали: «Я ощущаю себя не сказочником, а, скорее, проповедником. Мои произведения — это проповеди». Какая же у вас миссия?

– Я человек сугубо христианский. И в каждой сказочной истории стараюсь выразить какую-то важную в этом смысле идею. Всякая детская книжка, по моим понятиям — в первую очередь проповедь. Крокодил Гена и Чебурашка — проповедь о том, что животные должны быть полноправными гражданами на этой земле. Поэтому крокодил Гена работает в зоопарке крокодилом. Дядя Фёдор — идея под девизом «Давайте детям больше свободы!». Я проповедовал там веру в то, что ребёнок более приспособлен к жизни, чем часто считают его родители. И что не надо уж так сдерживать детей, лучше давать им больше воли (но, конечно, под контролем), чтоб не делать из них сюсюкающих девчонок и мальчишек. Мой новый герой Гевейчик — призыв к весёлой жизни, агитация за то, что жить надо весело и даже порой конфликтно. Все проповеди очень простые: всегда должны быть любовь и уважение к матери, к родине (не обязательно к государству), к отцу, к учителю, к знаниям, ко всему живому. И желание читать не глупые и вредные книги, а те, которые построены на законах психического здоровья.

На книжных сказках сейчас вообще воспитывать трудно. И на русских, и на европейских, на любых. У детей уже другое сознание — клиповое. Они воспринимают всё вспышками, как в рекламе. Поэтому в виде мультфильмов и компьютерных игр сказки усваиваются неплохо. Но я бы посоветовал просто пересказывать их своими словами. Если ребёнок заинтересуется и потянется к книжке — ещё лучше! Я, например, чтобы заставить своих пасынка и внучку читать, перекладывал им страницы конфетами. Прочтёшь 10 страниц — получишь конфету. Прочтёшь 20 — получишь рубль, который можно потратить на те же конфеты. А что делать? Когда ребёнок втягивается в нормальное чтение, с ним уже легче. Если не помогают такие поощрения, родителям надо читать вслух и заставлять себя слушать. А если уж совсем некогда, то, если возите куда-то ребёнка, ставьте ему аудиокниги в машине. Лишь бы дошло!

– Говорят, что вы продолжаете генерировать свежие сюжеты и придумываете новых героев. А каких?

– За последние два года я написал пять повестей с новыми героями. Они, можно сказать, младшие собратья моего первого героя Чебурашки — такие же друзья детей. Например, Оранжик — мальчик с «говорящим» именем из одноимённой повести, который всю жизнь протестовал, начиная с яслей. Я воплотил в нём образ вечного протестанта. То он выведет детские сады маршировать по Красной площади с лозунгом «Мы не хотим стареть!», то отказывается принимать присягу. Этот молодой почти Навальный (хотя я придумал его ещё до Навального) живёт жизнью, полной приключений: везде протестует и поэтому всегда в конфликтах.

Кадр из мультфильма Чебурашка и крокодил Гена, 1972 год
Кадр из мультфильма «Чебурашка и крокодил Гена», 1972 год. Фото: www.russianlook.com

– Протесты заканчиваются для него плачевно?

– Правильный вопрос! Когда мальчик маленький, его протесты весёлые, и ничего в них страшного нет. Но чем взрослее он становится, тем сложнее у него конфликты с обществом, тем труднее автору вытаскивать его из ловушек, в которые он попадает. Я долго ломал голову: как же быть? Очень не хотелось переделывать характер героя. Поэтому сделал хитрую штуку: поменял вокруг него мир, поместил в общество, где и Оранжику есть своё место. Там можно протестовать, не боясь, что тебя отправят в колонию как политзаключённого. Да и поводов для протеста меньше… Это проповедь о том, что нестандартные люди, существа должны приветствоваться, а не преследоваться.

Другой герой — гуттаперчевый мальчик Гевейчик, сделанный в Перу из сока каучукового дерева гевеи. Получился он вроде Буратино, но не деревянным, а почти резиновым, гибким и впоследствии стал сувениром с берегов Амазонки, который привезли в Россию для маленькой девочки. А моя гордость — Жаб Жабыч Сковородкин, существо типа огромной лягушки, наделённое разумом, по размерам и форме похожее на зелёную стиральную машину. Он становится интеллигентом в первом поколении и с лёгкостью начинает жить жизнью обыкновенного российского человека. В повести «Жаб Жабыч метит в президенты» эта большая мыслящая жаба баллотируется в мэры, а дети организуют ей группу поддержки в предвыборной гонке, расклеивают листовки и устраивают встречи с избирателями. Городские власти, испугавшись, что у них отберут власть, стараются придушить эту кандидатуру с помощью подлогов и очернений. А когда ребята побеждают, у них растёт вера в светлое будущее. Короче, это призыв детей к гражданской деятельности. Всё как в жизни!

А ещё одна повесть называется «Рыцарь номер один». Это о том, как группа инженеров-кибернетиков решила придумать робота-телохранителя для детей. Задание дали сами дети: чтобы он был небольшой, решал домашние задачки и мог заступаться за слабых. И ещё есть книжка, как мальчик, компьютерный игроман, оказывается в том игровом пространстве, которое он всё время расстреливает. То есть попадает за экран монитора и видит, что там настоящий ужас: днём дети за компьютером всё взрывают, ломают, портят, а ночью жители этих интернетовских трущоб восстанавливают своё жильё, чтобы к утру всё было готово и ребята могли снова их колошматить из всех видов оружия…

Кадр из мультфильма Трое из Простоквашино, 1978 год
Кадр из мультфильма «Трое из Простоквашино», 1978 год. Фото: www.russianlook.com

– Про Простоквашино. Жизнь там, как вы сами говорите, не стоит на месте. То весна там настаёт, то кислотные дожди идут… А что сегодня?

– Об этом моя книжка «Новые порядки в Простоквашино». В ней почтальон Печкин однажды выходит с почты с картонной коробкой из-под ботинок в руках. И сразу же какие-то милиционеры набегают и кладут его на пол. А потом прибегают другие милиционеры и кладут на пол первых милиционеров. Потом ещё… Короче, этак все друг друга укладывают лицом на асфальт и, в конце концов, так и не узнают, что же было в этой коробке, и сколько, и куда Печкин её нёс…

«Там чудеса, там слесарь бродит…» и чёрная простыня с зелёными пальцами

– С вами понятно. А как вообще сейчас в детской литературе с новыми героями?

– Настоящие книжные герои вообще, увы, рождаются очень нечасто. Герой — редкий дар и редкостный товар. Как-то мне сказали, что за всё время советской власти появилось только три настоящих литературных персонажа: Остап Бендер, Василий Тёркин и Чебурашка. Сегодня я не вижу фигуры, сопоставимой с ними по масштабу. Разве что Поттер. Но долго ли он ещё проживёт? Чем дольше сказочный герой живёт среди людей, тем интереснее. Надо бы лучше представить, что будет с ними через сто лет или через 150. Я думаю, мой Дядя Фёдор ещё побывает на похоронах Гарри Поттера. Сейчас он — знамя, у всех на слуху, а через несколько лет, может, исчезнет. А какой-нибудь Незнайка будет жить. Тем более что в детскую литературу всё сильнее вмешивается интернет — электронные книги будут порождать новых героев.

– А как ваших героев воспринимают нынешние дети?

– Да как и всегда! Недавно, например, я выступал в одинцовской школе в Подмосковье. Детей в зрительном зале было человек двести. Хохотали, как бешеные, как и раньше, когда я выступал в детских садах и школах. Читаешь им: «Там чудеса, там слесарь бродит…» Обвал смеха! Или: «Корова — это животное, из которого добывают молоко…» Снова обвал, ребята хохочут. И все шутки — и старые, и новые — проходили на ура. А как все они любят страшные истории! Это вы себе не представляете! Сидят, как приклеенные, слушают с замиранием сердца. Например, из моей серии «Красная рука, чёрная простыня, зелёные пальцы»…

– В свете модных веяний. Если, как вы говорите, нестандартные существа должны приветствоваться, не стал ли Чебурашка у вас там случайно каким-нибудь геем, Шапокляк — лесбиянкой, а герои Простоквашино — представителями ЛГБТ-сообщества?

– Типун вам на язык! Меня тошнит от таких предположений. Да нет, конечно, всё у меня нормальное, живое, настоящее, близко к природе, естеству. Не беспокойтесь — эта тема вызывает у меня отторжение, где бы она ни звучала. Меня вообще раздражает постоянное пережёвывание всякой гей-тематики, особенно, когда в КВНах и других юмористических передачах начинают её репризить. Очень неприятно! Это такой, знаете ли, дешёвый юмор. Не от хорошей жизни артисты и режиссёры прибегают к шуткам типа: «Ты голубой? Или не голубой? А я — сиреневый!». Брр-р-р…

– За пределами России ваших героев принимают по-разному. Финны обожают Дядю Фёдора, в Америке популярна Шапокляк, японцы помешаны на Чебурашке. Почему так?

– В Америке более-менее популярны гарантийные человечки из моей старой повести — существа, которые живут в товарах, имеющих гарантийный срок, и попутно их чинят. Американцы — техногенная нация, любят всё пощупать руками. Гарантийные человечки для них — настоящий конструктор. А у финнов, как мне показалось, дети очень одинокие. Финны даже в собственной семье психологически разделены между собой и не любят сюсюкать. Приходишь к ним в гости — взрослые заняты каждый своим делом, а где-нибудь в углу сидит маленький несчастный мальчик, играет там, бедный, заваленный игрушками. А в моих книгах можно найти много разных интересных фокусов для родителей. Поэтому они с охотой читают их детям. И получается, эта книжка объединяет финские семьи.

Кадр из мультфильма Трое из Простоквашино, 1978 год
Кадр из мультфильма «Трое из Простоквашино», 1978 год. Фото: www.russianlook.com

– А японцы? Их любовь к вашему главному герою приносит вам какой-то доход?

– А как же! Сейчас они закончили очередную серию своего мультсериала с Чебурашкой. Регулярно привозят ко мне на согласование товары, которые выпускают с брендом Чебурашки — сумочки, игрушки, зубные пасты, фартуки, маскарадные костюмы и так далее. И очень удивляются, почему и у нас всего этого нет…

– Ну вот, а говорите, что вы человек небогатый…

– Да какое там! Мне приносят образцы товаров, за которые уже выплатили деньги вперёд — в виде аванса. Это не так уж и много. Но свой дом в Троицке (загородный дом в Подмосковье на 1200 кв. м с множеством комнат — прим. ред.) я построил на японские йены.

– Вы как-то сказали: «Если разбогатею, то создам свою мультипликационную студию». Как с этим?

– Увы, настолько я не разбогател. Студия стоит миллионы долларов. Мне до этого ещё далеко. Может быть, удастся сделать студию в рамках проекта «Успенский-Парк», который сейчас создаётся в Анапе по образцу музея Астрид Линдгрен в Швеции и парка «Страна муми-троллей» Туве Янссон в Финляндии. Для каждой моей книги там будет обустроен свой участок или аттракцион. Голубой вагон там может летать сверху вниз, крокодил Гена путешествовать по Африке, Дядя Фёдор доить корову. Когда откроется, приходите подоить и вы!

Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Анна Поляк
    |
    21:38
    17.02.2014
    1
    +
    -
    Дядя Федер с Чебурашкой и Крокодилом Геной, большие труженики, будут кормить дядю Эдуарда сытно и сладко всю жизнь.
Комментарии (1)
  1. Анна Поляк
    |
    21:38
    17.02.2014
    1
    +
    -
    Дядя Федер с Чебурашкой и Крокодилом Геной, большие труженики, будут кормить дядю Эдуарда сытно и сладко всю жизнь.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли мыть двигатель машины?
  2. Нужно ли при ДТП убирать машины с дороги или можно «собирать пробку»?
  3. Что будет, если на Земле растает весь лёд?


Самое интересное в регионах