Сергей Грачёв 0 14472

Елена Лядова: «Снимаясь в "Изменах", я не изменяла себе»

На канале ТНТ стартует широко разрекламированный сериал «Измены».

Елена Лядова.
Елена Лядова. © / www.russianlook.com

Помимо суперзвёздного состава актёров сериала «Измены», интригу привносит и тот факт, что режиссёром проекта выступил Вадим Перельман. Его американский фильм «Дом из песка и тумана» в своё время получил сразу несколько номинаций на «Оскар». Накануне премьеры «АиФ» поговорил из исполнительницей одной из главных женских ролей сериала — актрисой Еленой Лядовой.

«На фамилиях не зацикливаюсь...»

Сергей Грачёв, «АиФ»: Елена, в сентябре у вас сразу две премьеры — сериал «Измены» и фильм «Орлеан». Понятно, что когда именно зрители увидят ту или иную картину — решают продюсеры, прокатчики. Но всё же, для актёра в подобном «наложении премьерных проектов» вам видится больше плюсов или минусов? Зритель, в конце концов, может сказать — «везде эта Лядова», а может и по-другому отреагировать — «надо же, какая она разная и талантливая». Вот как вы к этой истории относитесь?

Елена Лядова: Это два разных проекта и по формату, и по жанру, и по исполнению, и по подаче, и по рекламе. Поэтому я отношусь к ним как к двум абсолютно разным проектам, просто с повторяющейся актрисой.

Бывает, и по одному фильму в год выходит, бывает по несколько. Сегодня так... Этот год выдался для меня урожайным, ничего плохого в этом не вижу. К тому же, я хочу быть увиденной и услышанной зрителем.

— Насколько тяжело, когда съёмки идут встык, без перерывов?

— У меня такое редко бывает. Даже если картины выходят друг за другом в одно время, то снимаются и монтируются они с неким временным промежутком. Поэтому такого плотного наложения почти никогда не бывало.

— И «Орлеан», и «Измены» связаны с каналом ТНТ, который неожиданно для всех обрёл статус экспериментатора в современном российском кино и телевидении. Когда вы соглашаетесь сниматься в том или ином проекте, как-то учитываете, кто за ним стоит, помимо режиссёра? Или режиссёр — это главное?

— Несколько лет назад, наверное, для меня ключевой фигурой был режиссёр. Дальше к этому приплюсовывались исполнители ролей — партнёры. Но сейчас я понимаю, что ключевая фигура — это всё-таки производитель. Поэтому одинаково важна роль и режиссёра, и продюсера как создателя проекта. Всё зависит от имени режиссёра, от его уровня всё-таки. Не каждый продюсер может стоять во главе угла и не каждый режиссёр может быть Фрэнсисом Копполой. Но я думаю, что сейчас эти две роли в какой-то степени тождественны. На голом энтузиазме и деньгах грамотного, хорошего продюсера тоже не уйдёшь далеко, в поддержку ему нужны таланты.

— Слабый сценарий, но классный режиссёр, который его, возможно, вытянет, или сильный сценарий, но неизвестный режиссёр?

— На известное имя проще согласиться, это является знаком качества, ты всегда можешь посмотреть предыдущие работы. Но, как показывает жизнь, открытий так много, и так много талантливых людей, что не стоит зацикливаться на одних фамилиях. И порой молодые и неизвестные выстреливают очень сильно и ярко.

«Сомнений не испытывала»

— Не так давно известие о том, что ТНТ покажет ретроспективу фильмов скандального режиссёра Ларса Фон Триера, попало во все новостные сводки... Вы как к Триеру относитесь, кстати? Согласились бы у него сняться, не читая сценария?

— У Триера я бы согласилась сниматься, но прочитав сценарий! Он большой озорник, так что лучше знать заранее, что он там имеет в виду. Вот как раз у такого режиссёра читать надо всё!

25-я юбилейная торжественная церемония вручения Национальной кинематографической премии «Ника». Фото: www.russianlook.com

— Как возник в вашей карьере проект «Измены»? Были ли сомнения, стоит ли сниматься? И вообще, если сомнения по поводу участия в том или ином проекте возникают — как вы решаете этот внутренний спор? Или всё само обычно складывается в «паззл»?

— На «Измены» меня пригласил Вадим Перельман, с которым мы были ранее знакомы на предыдущем проекте. Я прочитала рабочий вариант сценария, мы поговорили с режиссёром, обсудили основные позиции нашей героини, и ему, и мне это показалось убедительным.

— А если говорить о сомнениях по поводу того, соглашаться на съёмки или нет, то что обычно вызывает наибольшую неуверенность?

— Я не знаю. Если тебе платят адекватную зарплату, тебя устраивает команда, всё нравится, то никаких препятствий нет. Все проекты, которые мы можем увидеть с моим участием, были приняты мною без сомнений.

— Вы говорите: «Моя героиня — это женщина в чистом виде, противоречивая, сама не знающая, чего хочет. Мы хотели сделать её максимально живой, обычной даже. Показать не luxury, а самую бытовую женщину». Это всё здорово! Но вот что такое в вашем понимании «бытовая российская женщина»? Точнее даже, что её отличает от такой же среднестатистической женщины в Европе, на Западе? Есть ли какая-то специфика или все культурные коды приобрели сегодня универсальное, глобальное значение?

— Много функций лежит на русской женщине. Я думаю, это её основное, главное отличие от европейской. Она не защищена фондами, социальными программами, страховками и судом. Европейский мир не так патриархален, как в России. И в нашей стране, при всей патриархальности, вся нагрузка лежит на женщине как на хозяйке дома, матери и работнике какого-то производства. В некоторых европейских семьях нет плиты, люди обедают в ресторанах. Своё личное пространство и время европейская женщина может потратить на свой интерес. У наших женщин, если у них есть семья и дети, времени свободного почти нет.

— Фильм «Орлеан» снят по сценарию Юрия Арабова — одного из самых глубоких и, возможно, недооцененных сценаристов отечественного кино. Что вы для себя лично, для профессии почерпнули из его материала? Как работалось с Прошкиным? И почему вы считаете эту картину подарком для актёра?

— Не знаю, кем недооценён Юрий, он большой художник, его все знают. По поводу подарка — это жанровая, острохарактерная роль. Было где пофантазировать, не только над органикой и органичным существованием в предлагаемых обстоятельствах, а конкретно над проявлениями человека, даже над тем, какое у него лицо. Подтексты Арабова здесь играют очень важную роль, над его кодами было интересно работать. С Прошкиным это наша вторая встреча, было интересно, много нового в друг друге открыли. Вторая встреча — это всегда интересно, так как открывается много сюрпризов. Выясняется, что человек не имеет отношения к тому представлению, которое о нём составили после первой встречи. И это работает в обе стороны. И с Вадимом было так же.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кто такая Татьяна Фельгенгауэр?
  2. О чем говорится в фильме ARD о допинг-системе в Китае?
  3. Кто такой Джеймс Тобэк?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах

Новое на AIF.ru