aif.ru counter
Елена Яковлева 0 2573

Глава цирка на Цветном Максим Никулин: «Русский цирк в Европе ещё помнят»

Директор цирка на Цветном бульваре Максим Никулин рассказал АиФ.ru о том, почему русский цирк уже давно не выезжает на гастроли в Европу, как с годами изменилась публика и почему конфликты в Росгосцирке были неизбежны.

23 октября новый сезон открывает цирк на Цветном бульваре, который на днях отметил своё 135-летие. Долгие годы старейший цирк Москвы возглавлял Юрий Никулин, а после смерти известного артиста на место генерального директора и художественного руководителя коллектив выбрал его сына Максима Никулина.

Корреспондент АиФ.ru встретилась с Максимом Никулиным, чтобы узнать, как отразились на деятельности цирка ослабление рубля и санкции, а также какое отношение к цирку на Цветном бульваре имеют скандалы в Росгосцирке.

О цирковом искусстве

Елена Дудник, АиФ.ru: Как вы отметили юбилей основания цирка? И приурочена ли к этой дате ваша новая программа «Карнавал»?

Максим Никулин: Если говорить о дате, то её мы никак не отмечаем, нет у нас таких традиций. А то, что касается нового сезона, который открывается 23 октября, то его мы к этому событию если не «подтянули», то хотя бы сделали на это большой намёк. Цирк в Россию приехал из Италии, прославленные мастера Труцци, Чинизелли сначала привезли к нам своих артистов, а потом уже здесь воспитывали наших. Первые ассоциации с Италией — карнавал, Венеция, Рим, маски — из этого и выросла тема новой программы, для которой мы пригласили итальянского режиссёра Антонио Джиарола, известного мастера крупномасштабных постановок и действ в Европе.

В «Карнавале» мы не возвращаемся в прошлое, но колорит и атмосферу пытаемся воссоздать. Это не тематический спектакль, не сюжетный спектакль, но в нём есть свои персонажи, которые сопровождают действо по всему ходу. В новой программе мы собрали самое лучшее, самое значимое и интересное, представили те жанры, которые сегодня в российском цирке практически отсутствуют.

— Как с годами изменяются цирковые жанры, и какие сегодня наблюдаются тенденции в этом искусстве?

— Говорить о потерях и находках в цирковых жанрах бессмысленно: они появляются, исчезают, сливаются, раздваиваются — у них своя особая жизнь. А из тенденций, которые наблюдаются в последние 20 лет, можно отметить большую театрализацию и приход в цирк драматургии. Это касается не только спектаклей, но и отдельных номеров. Кроме того, мы постепенно уходим от продажи смертельных номеров и от рекордных трюков. Рекорды — это Олимпийские игры и чемпионаты мира, а цирк — это искусство. Искусство может быть более профессиональным или менее профессиональным, но, к счастью, на Цветном бульваре мы имеем дело только с очень профессиональным цирком.

О кризисе

— Как повлияли на деятельность цирка экономический кризис и санкции, приходится ли проводить политику «импортозамещения»?

— Цирк отстранён от каких-либо политических событий и, как ни странно, от экономических тоже. Достаточно вспомнить, что в годы войны цирки в Советском Союзе работали, и люди туда ходили, чтобы на какое-то время забыть о том кошмаре, который их окружал. В 1990-е годы, когда непонятно что происходило в нашей стране, люди тоже продолжали ходить в цирк. И сегодня так называемый экономический кризис мы на себе не ощущаем, люди к нам приходят.

— А на стоимости билетов кризис не отразился? И собираетесь ли вы поднимать цены в ближайшее время?

— Мы не поднимали цены на билеты уже пять лет. И в ближайшее время менять это не собираемся. Сначала посмотрим, как отработаем новый сезон. А после, если и будет подъём цен, то крайне незначительный. Всех денег не заработаешь, а того, что мы сейчас получаем, нам вполне хватает. У нас нет ни субсидий, ни спонсоров, ни дотаций. Есть сторонние источники, но они гомеопатические и серьёзной роли в бюджете не играют. Мы на свои деньги работаем, и практически 99% нашего дохода — выручка от продажи билетов.

Самое важное, что мы никому не должны и можем делать внутри себя всё, что хотим, это касается и финансовой, и творческой политики. Нам не с кем согласовывать, и это большое счастье, что мы не государственная структура.

О скандалах в Росгосцирке

— Многие считают, что уход ведущих артистов из Росгосцирка можно считать началом ликвидации цирка в России. Согласны ли вы с этим мнением?

— Безусловно, не согласен. Конец компании Росгосцирк — тоже не согласен. Артисты же не ушли в космос, не уехали в Америку; они остались в России и будут здесь работать. Да, у них разногласия с компанией Росгосцирк, но я не представляю себе в этой сфере таких разногласий, которые нельзя разрешить путём переговоров или компромиссов.

В центре всего конфликта лежит финансовая составляющая: никто не скрывает — артисты считают, что их незаслуженно увольняют, им недоплачивают и разоряют налоговыми отчислениями. А руководство Росгосцирка справедливо считает, что нужны деньги на работу, реконструкцию цирков и их содержание. Но лично моё мнение: Росгосцирк в том виде, в котором он сегодня существует, не нужен. Компания должна быть выстроена применительно к сегодняшней рыночной схеме. Уже давно многие экономические взаимоотношения не стыкуются с теми порядками и правилами, которые были заведены ещё при советской власти и до сих пор сохранились в Росгосцирке. Многое в нём надо менять.

— Конфликт недавно уволившегося Сергея Нестерова с Росгосцирком коснулся и вас. В новой программе цирка на Цветном бульваре знаменитый дрессировщик будет выступать с тиграми, которых Росгосцирк называет своей собственностью и запрещает использовать артистам в личных целях. Как на сегодняшний день разрешился этот конфликт?

— Все эти конфликты не могут нас не коснуться, потому что мы часть этого мира. Но с другой стороны, это не может на нас отразиться, потому что мы другая часть мира, обособленная. Это нам симпатий не прибавляет, но мы уже привыкли.

Для меня главное, что я подписал контракт. В этом контракте указаны животные. Они у меня уже репетируют и будут работать весь сезон. В юридическом плане я защищён, а чужие разногласия — не мои. Одни говорят, что это их тигры, другие говорят — это их животные. Вот если у меня спросят: «Это твоя машина?» — то я покажу им технический паспорт. А на вопрос «Это твои тигры?» в качестве ответа тоже должны быть официальные бумаги и у тех, и у других. Поэтому я этот спор не понимаю, он бессмысленный. Или ни у тех, ни у других нет бумаг — тогда это ничьи тигры. Или всё это в конце концов можно разрешить путём судов.

— По мнению руководства Росгосцирка, то, что артист, работающий в государственной компании, может заниматься частным прокатом своих программ, и привело к конфликту между артистами-прокатчиками и госкомпанией. Как, по вашему мнению, следует разрешить сложившуюся ситуацию?

— Прокатчики и артисты — это две разные профессии. Это то же самое, что импресарио и директор цирка. Нельзя быть в один момент прокатчиком, а в другой артистом — отсюда и долги. Менталитет артистов — получать деньги, а в какой-то момент они начинают возмущаться: «Почему у меня их забирают?». Забирают, потому что такие правила, и ты сам под ними подписался. А когда артисты говорят, что их вынуждали соглашаться на такие условия, то это звучит странно, ведь на дворе не 1990-е годы, не с паяльниками же к ним не приходили.

Все эти конфликты и вопросы можно решить за пять минут. Но вместо этого из них делают акции, поднимают гильдию, подписывают петиции. У этих людей столько свободного времени, что хочется сказать: «А вы работать не пробовали?».

О русском и зарубежном зрителе

— Расскажите, а как изменилась ваша публика за последние годы? Кто сейчас покупает билеты в цирк?

— Публика, конечно, изменилась, она стала искушённее. Ещё 20 лет назад мы поставили себе достаточно высокую планку, и теперь ей непросто соответствовать.

Если сравнивать социальные категории зрителей, то к нам приходят все. От людей, которые приезжают с охраной на бронированных лимузинах, до тех, кто приходит пешком, экономя деньги на метро. Все они для нас одинаково важны.

— Как часто у вас бывают зарубежные гастроли? И какое в Европе отношение к русскому цирку?

— В Европу русский цирк с гастролями не ездит около 40 лет. Единственное исключение — это цирк на Цветном бульваре. 3 года назад я вывез свою труппу во Францию, где мы очень хорошо отработали в 4 городах, но не заработали ничего. Это был не коммерческий проект, а проба пера, чтобы при более благоприятном стечении обстоятельств воспользоваться опытом.

Европа консервативна, русский цирк там ещё помнят, но внушить зрителям, что на него нужно ходить, непросто. Надо людей к этому постепенно приучать, объяснять, ломать их консерватизм. К тому же в Европе в цирковой среде серьёзная конкуренция: всё уже давно поделено. Для того чтобы серьёзно конкурировать, нужны большие инвестиции, а в бюджете нет такой статьи. Сегодня вкладывать около миллиона евро в раскрутку проекта, который будет приносить доход только через 2–3 года, никто не хочет.

Я не раз говорил — чтобы восстановить слегка пошатнувшийся российский имидж в той же самой Европе, лучше цирка ничего не придумаешь. Потому что цирк — это дети, добро, позитив.

О династии Никулиных

— Вы руководите «Московским цирком Никулина на Цветном бульваре» уже с 1997 года. Как известно, многие сомневались, что вам удастся так долго продержаться на этой непростой должности. А вы сами как думали?

— Сначала я пришёл сюда просто помочь своему отцу и не собирался менять профессию журналиста, но потом втянулся. А когда не стало Юрия Никулина и коллектив выбрал меня на должность генерального директора, то это была уже другая ответственность. Сначала тяготил некоторый момент обречённости, потому что я уже не мог «соскочить», ведь было доверие людей и ответственность перед отцом. А быть обречённым даже на счастье — это всегда если не коробит, то как-то мешает. Но со временем эта мысль перестала меня доставать, ведь главное, что есть чувство полезности, а это, как мне кажется, главный стимул для человека в любой работе.

И я, и люди, которые меня выбирали, прекрасно понимали, что я никогда не смогу быть адекватной заменой Юрию Никулину, да и нет такой замены. Но с фамилией Никулин я могу добиться для цирка большего, чем любой другой человек с фамилией Иванов.

— В цирке на Цветном бульваре работают и два ваших сына. На их выбор места работы повлияла та самая «обречённость», или это было самостоятельное решение?

— Это был их личный выбор. Они, как и я в своё время, выбрали нейтральный вуз, а потом уже пришли сюда. Старший сын Юрий работает в направлении рекламы, спецпроектов, а младший — Максим — занимается зарубежной работой и гастрольной деятельностью. Конечно, я доволен, что они занимаются цирком, и дед был бы доволен, но главное, что им это нравится и ни один из них здесь не отсиживается.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Насколько опасны приложения по поиску человека по фото?
  2. Может ли привитый человек заболеть корью?
  3. Что за гиперзвуковая ракета «Циркон»?


Самое интересное в регионах
Роскачество