aif.ru counter
Сергей Юрьев 0 2410

Григорий Константинопольский: «Роли в фильме пришлось даже продавать»

Режиссер представленного на «Кинотавре» фильма «Русский бес» в эксклюзивном интервью «АиФ» — о своей новой ленте, сценарий которой ждал своего часа несколько лет, а также о «бесплатных» актерах и съемках кино на телефон.

© / «Русский бес» / Кадр из фильма

На фестивале «Кинотавр» состоялась премьера фильма Григория Константинопольского «Русский бес». По сюжету герой решает открыть ресторан, чтобы его любимая жила как королева. Но на его пути внезапно встаёт некий тайный недоброжелатель. В новой работе автора таких картин, как «Восемь с половиной долларов», «Пьяная фирма» и др., снялись Иван Макаревич, Максим Виторган, Любовь Аксенова, Юлия Ауг, Ксения Раппопорт, Александр Стриженов, Виктория Исакова, Михаил Ефремов и многие другие. К слову, большинство из них снимались бесплатно. Фестивальная публика приняла картину очень тепло, но режиссёр продолжает нервничать. Слишком долгим и трудным был путь к этой работе, и слишком неопределённой остаётся её дальнейшая судьба.

«Иногда опускались руки»

Сергей Юрьев, АиФ.ru: — Григорий, ваш фильм получился очень злободневным, едким, сатирическим. Таких картин сегодня выходит не так уж и много. Когда вы писали сценарий, снимали, монтировали, вопросы самоцензуры вас мучили?

Григорий Константинопольский: — Если при работе над картиной заряжен любовью и верой в то, что ты делаешь, то все вопросы самоцензуры отпадают. Так что в этом плане мне было довольно легко.

— Ну я знаю, что многие режиссёры в последний момент отказываются от использования мата в фильме, чтобы не усложнять прокатную судьбу своего детища.

— У меня в картине никакой нецензурной лексики нет. Мат есть кое-где в песнях, которые там звучат. Но мы эти моменты запикали. Но мат не является вопросом самоцензуры. Есть законодательные акты, которые касаются этих вещей. Так что тут проблемы-то особо нет. Я вообще прекрасно обхожусь без матерщины. А для кого-то это важно.

— Вы состоявшийся режиссёр, но эту картину вам удалось снять с большим трудом, поскольку денег на неё никто вам давать не хотел. Если не ошибаюсь, сценарий «Русского беса» вы написали аж в 2011 году. За всё это время вам не хотелось плюнуть на режиссёрскую профессию? Руки не опускались?

— Да, руки иногда опускаются, ты находишься в унынии, что является грехом. Но в таких ситуациях спасают вера и надежда. И руки снова поднимаются, начинают кому-то звонить. Ты снова бьёшься за свою идею, ищешь какие-то возможности. Но это жизнь. Она как река: сегодня полноводна, завтра пересыхает, послезавтра замерзает.

— Судя по сборам в кинотеатрах, российское кино находится на подъёме. Государство активно поддерживает киноиндустрию, отечественным фильмам в первую очередь дают зелёный свет. С другой стороны, есть масса примеров, подобных вашему, когда талантливые режиссёры вынуждены собирать деньги на кино по копейке. Почему так происходит?

— Государство, как правило, поддерживает коммерческие фильмы. Такой «поп-корн стайл». Чтобы поднять индустрию, насколько я понимаю, нужно думать в первую очередь о массовом зрителе. Нужно создавать отечественную альтернативу голливудским блокбастерам. Но необходимо, чтобы цвели разные цветы. И правильнее было бы поддерживать кино совершенно разное. Я надеюсь, что со временем ситуация всё-таки исправится.

«Я снимал чёрную комедию»

— Я правильно понимаю, что изначально вы не пытались снять коммерческий фильм? Кино-то получилось вполне зрительское...

— Я пытался снять коммерческое кино. Но в моём понимании зрительская картина — это одна история, в понимании чиновников — совершенно другая. «Русский бес» — это жанровое кино. Я пытался снять триллер, детектив, чёрную комедию. Я надеюсь, широкий зритель нашу картину всё-таки увидит. К тому же есть примеры, когда, казалось бы, камерное, авторское, фестивальное кино собирало в кинотеатрах хорошие деньги. Взять фильм «Довлатов» или «Аритмию» Бориса Хлебникова. Очень хотелось бы попасть в эту струю и в очередной раз доказать скептикам, что авторское жанровое кино тоже может быть конкурентоспособным и коммерчески успешным.

— Одну из главных ролей в картине исполнили вы сами. Не нашли подходящего актера?

— Да не в этом дело! Просто никто не согласился сниматься бесплатно. Кому я только ни предлагал эту роль, но все отказались.

— Не понял... А что, остальные актеры снимались бесплатно?

— Конечно! Бюджет был микроскопический. Я даже думал уже снимать фильм на телефон, но в итоге ограничился тем, что сэкономил на искусственном освещении. Я обращался и в Фонд кино, и в Минкульт, и к частным продюсерам. Все отказались. А если кто-то и соглашался, то потом менял свое решение.

— А правда, что некоторые актеры сами платили деньги за то, чтобы сняться в той или иной роли?

— Все так, но с одной поправкой. Речь идет лишь об одной сцене. О сцене ограбления банка. Все желающие могли приобрести себе за определенную сумму право сыграть эпизодическую роль. В этой сцене абсолютно все, кроме Макаревича и Виторгана, — это те, кто нас материально поддержал.

— Ваш фильм был показан на «Кинотавре» в один день с новой картиной Александра Гордона. Говорят, вы с ним чуть ли не за одной партой сидели. Это правда?

— Абсолютная правда. Вместе учились, сидели за одной партой. Кроме того, в девятом классе, когда я решил попробовать снять короткометражку, Гордон был моим оператором. А потом он играл в моем первом студенческом фильме «Красные слоны». Мы всю жизнь с ним были одноклассниками, друзьями, соперниками, коллегами. Есть в этом какая-то странная мистика. Ну что ж, жизнь вообще — удивительная штука.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кто такой Ким Чон Ян, ставший новым главой Интерпола?
  2. Могут ли заблокировать операцию по карте, если на ней нет вашей подписи?
  3. В чем обвинили Цымбалюк-Романовскую?


Самое интересное в регионах