00:06 16/08/2015 Сергей Грачёв 1 1954

Леонид Якубович: «Всю жизнь получаю удовольствие от того, чем занимаюсь»

Статья из газеты: АиФ Здоровье №33 13/08/2015

В конце июля один из самых известных телеведущих Леонид Якубович отметил 70‑летний юбилей. А программе «Поле чудес», которую он неизменно ведёт с 1991 года, в этом году исполняется 25 лет, что по меркам ТВ — срок очень солидный.

Леонид Якубович - бессменный ведущий программы «Поле чудес».
Леонид Якубович - бессменный ведущий программы «Поле чудес». © / www.russianlook.com

На протяжении всех этих лет Якубовича регулярно спрашивают: «Не надоело?» На что он каждый раз терпеливо отвечает, что надоесть ему это не может, поскольку именно в своей работе он черпает заряд жизненной энергии и здоровья. О том, от чего же устаёт известный шоумен, как отдыхает и какие небылицы о нём сочиняют, Леонид Якубович рассказал корреспонденту «АиФ. Здоровье».

В удовольствие

Сергей Грачёв, «АиФ. Здоровье»: Леонид Аркадьевич, вас, наверное, часто спрашивают о том, не устали ли вы столько лет вести «Поле чудес», не надоела ли вообще вам работа, цель которой создавать людям хорошее настроение?

— У меня есть одно правило: если ты можешь заниматься тем, что тебе действительно нравится, занимайся именно этим! Я всю жизнь получаю удовольствие от того, чем занимаюсь. Любая работа, за которую я когда-либо брался, в итоге приносит мне радость.

— Работа в удовольствие — это, конечно, здорово! А что для вас является отдыхом?

— Для меня отдых в традиционном для большинства понимании — это настоящее мучение. Близкие, друзья знают, что отдыхать со мной практически невозможно. После пяти минут безделья на пляже я готов удавить и себя, и окружающих. Мне всё время надо куда-то бежать, ехать, что-то делать, искать, где тут можно полетать, покатать что-нибудь, подвигать... В конце концов я уж лучше тихо в номере запрусь и сяду за лист бумаги.

— А к собственным юбилеям вы как относитесь?

— Отвратительно...

— Это почему?

— Я был на многих юбилеях в своей жизни и понял, что они у меня вызывают отторжение. Все говорят какие-то необязательные слова, причём часто абсолютно неискренние, плоские. Произносят тосты только потому, что так надо... Всё это производит какое-то удручающее впечатление. Самые тёплые, самые искренние слова говорят обычно не на юбилеях, а на похоронах, когда человеку по большому счёту эти слова-то уже и не нужны. И цветы практически те же самые приносят, только с другими лентами. Вот я и подумал: ну придут на моё 70‑летие люди, наговорят кучу всего, а когда я умру, что они говорить будут? Повторяться? На фига это надо... (Смеётся).

Фото: www.russianlook.com

Сколько стоит лошадь?

— Вы как-то недавно сказали, что очень устаёте от негатива, который бесконечно льётся с экрана. А от чего вы устаёте ещё?

— От лжи... От неискренности. Я обратил внимание, что как только по телевизору люди, по крайней мере из тех, что вокруг меня, видят какое-то интервью, «говорящую голову», они переключают канал... Просто людей столько раз обманывали с телеэкрана, что у них уже выработался рефлекс: лучше не слушать, лучше переключить, не заниматься саморазрушением своего психоэмоционального здоровья.

— Но здоровье, раз уж речь зашла об этом, — это ещё соответствующего уровня медицина. Разве нет?

— Медицина — это одно из слагаемых. Если ты ведёшь здоровый образ жизни или пусть даже тебя заставляют его придерживаться — врачи тебе могут особо и не понадобиться. То есть я говорю о том, что если изначально инвестировать в здоровье детей больше денег, времени, сил, то на медицину можно будет тратить меньше.

— Инвестировать в здоровье детей можно по-разному: вы имеете в виду детский спорт?

— И его в том числе. Кружки, секции, спортклубы — всё это стало очень дорогим удовольствием. А с конным спортом так вообще поразительная история. Ты, например, не можешь участ­вовать в соревнованиях, будь хоть кандидатом в мастера спорта, если у тебя нет своей лошади! Нормально?! Даже клуб не может выставить тебя на своей лошади. Вот что это?!

— Задумался, сколько же стоит лошадь-то в среднем?..

— От ста тысяч долларов — и это не самая дорогая и породистая лошадь, а вполне обыкновенная. Не забывайте ещё и про то, что час занятий с тренером стоит минимум сто долларов. Ну какая среднестатистическая семья может себе это позволить?

Повод для раздражения

— Вы говорите, что телевидение у вас, как и у многих, доверия не вызывает. А прессу вы читаете?

— Преимущественно в самолёте. Мне интересно читать, когда это вкусно написано. Это как с хорошей книгой или едой. К сожалению, сейчас чаще всего, читая о себе, о людях, которых я хорошо знаю, послевкусие, мягко говоря, остаётся не самое приятное. То, что читаю, удивляет порой до крайности.

— Ну вы вроде бы не самый любимый объект жёлтой прессы. Что же такого о вас сочиняют?

— Как ни странно, много чего... Написали, что загадочным образом я похудел на 32 кг, хотя это враньё. Откуда-то взяли и растиражировали везде и всюду, что рост у меня 168 см, что тоже бред. Пишут, что мой дом стоит 7 млн долларов — и это, к сожалению, тоже неправда. Если бы он столько стоил, я бы давным-давно его продал. (Смеется.) К тому же, если верить прессе, этих домов у меня в Подмосковье не то шесть, не то семь штук! А ещё и два личных самолёта в придачу! Представляете?!

— А я как-то читал, что вы вообще умерли...

— Что я умер, писали три раза — обычное дело уже, хотя я совершенно не понимаю, как можно сочинять и писать весь этот бред. Настолько это противно, настолько надоедает, что, когда мне на стол кладут очередную кипу жёлтой прессы, мне уже даже неинтересно её листать.

Фото: www.russianlook.com

Полёты — как наркотик

— Не могу теперь не спросить вас о том, какой у вас дейст­вительно рост и на сколько вы похудели?

— Рост у меня 173 см, а похудел я на 25 кг. Четыре раза в неделю я по два часа провожу на теннисном корте, жму от груди 70 «кило», сплю по четыре часа в сутки.

— И что вы делаете ночами, если не секрет?

— Пишу... У меня уже норматив своеобразный выработался — 15–20 страниц. Другое дело, что половину я выкидываю, к чёртовой матери. Ну и по-прежнему особое место в моей жизни занимают полёты. Это страсть, наркотик...

— Кстати, вы же довольно давно и плотно увлекаетесь пилотированием самолётов. У меня наивный вопрос: что это вам даёт, зачем это надо?

— Там, над облаками, дер­жась за рукоять штурвала, испытываешь совершенно удивительное, абсолютно неземное состояние. Это какая-то наркомания, во всяком случае я не могу жить без полётов. Мне они часто снятся. Порой едешь ранним утром на аэро­дром и думаешь: «На черта тебе всё это надо?! Снег, дождь, холод, темнота... Люди спят ещё, а ты куда-то тащишься». Но пока этого не испытаешь — не поймёшь.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что представляет собой костюм GERT, имитирующий инвалидность?
  2. Чем известен Стивен Хокинг?
  3. Что могло стать причиной падения космического корабля «Прогресс»?

О чём бы вы хотели прочитать в следующем номере «АиФ Про Кухню»?