aif.ru counter
Константин Кудряшов 14350

«Лето Господне». Чему радовался 22 июня 1941 года писатель Иван Шмелёв

​Автор самого милого и «уютного» произведения о дореволюционном детстве предпочитал на публике молчать о том, как его истязала мать, а впоследствии восхищался нападением Германии на СССР.

Иван Шмелёв.
Иван Шмелёв. © / Public Domain

145 лет назад, 3 октября 1873 г., в Кадашёвской слободе Замоскворечья родился младенец. Родился он в старинной семье с почтенными традициями: ещё во времена царевны Софьи московские купцы Шмелёвы славились как ревнители веры и знатоки Писания. Неудивительно, что младшего сына подрядчика Сергея Шмелёва, названного Иваном, впоследствии назовут «певцом сияющей православной души».

Роман Шмелёва «Лето Господне» с некоторых пор вошёл если не в хрестоматии, то в списки рекомендованной литературы — точно. Во всяком случае, его, пусть и в несколько сокращённом виде, постоянно переиздают в серии «Школьная библиотека». И, надо сказать, правильно делают. Потому что «Лето Господне» — редчайшее, уникальное произведение отечественной литературы. Оно написано так, что читателю становится спокойно и уютно. Здесь нет традиционного для нашей словесности пафоса богоискательства или богоборчества, нет конфликта отцов и детей, нет конфликта человека и государства, нет душного многословия на тему «что же будет с Родиной и с нами», нет набившего оскомину «тварь ли я дрожащая или право имею». Словом, если кому-то нужно изображение «России, которую мы потеряли», лучшего варианта не найти. И если для Ивана Тургенева «во дни сомнений, во дни тягостных раздумий» единственной «надеждой и опорой» был русский язык, то нынешние поколения могут к этой формулировке добавить: «Русский язык в произведении Ивана Шмелёва „Лето Господне“».

«В самоварах, на долгих дужках, — сбитень. Сбитень? А такой горячий, лучше чая. С мёдом, с имбирём, — душисто, сладко. Стакан — копейка. На снежку, в лесу... приятно! Потягиваешь понемножку, а пар — клубами, как из паровоза. До ночи прогуляешь в ёлках. А мороз крепчает. Небо — в дыму — лиловое, в огне. На ёлках иней. Морозная Россия, а... тепло!..» — вот цитата из рассказа «Рождество», который стал основой романа. Ласковый и тёплый, несмотря на суровый климат, мир России, мир доброй русской семьи, мир, наполненный любовью и взаимопониманием. Такой, каким он должен быть.

К сожалению, здесь придётся в который уже раз припомнить хлёсткое выражение: «Тем, кто любит колбасу и уважает законы, не стоит знать, как делается и то, и другое». Потому что знакомство с жизнью семьи Шмелёвых разносит всю эту благостную картинку вдребезги.

Иван Шмелёв.
Иван Шмелёв. Фото: Public Domain

«Начальное образование Иван Шмелёв получил дома, под руководством матери, которая особое внимание уделяла литературе и, в частности, изучению русской классики», — так говорят о матери Шмелёва наши энциклопедии. Формально они не врут: Евлампия Гавриловна действительно уделяла «особое внимание» русскому языку и литературе. В чём это выражалось конкретно, поясняет сам Иван Сергеевич в письме к Ольге Бредиус-Субботиной: «Задёрганный дома, я ничего не понимал по русской грамматике, и мать наказывала меня розгами... Призывалась кухарка, — здоровущая баба — она держала жертву, а мать секла меня до — часто — моего бесчувствия. После наказания пол был усеян кусками берёзовых веток, всё моё тело было покрыто рубцами, а меня силой заставляли ходить в баню! Понимаешь? Когда меня силой втаскивали в комнату матери, и шли где-то приготовления к пытке (искали розог) я, маленький, худой, с кулачками у груди молил чёрную икону Казанской Божьей матери — спаси, помоги! И так иногда три раза в неделю... Потом, годы спустя, я уже мог бороться. Помню — мне было тогда 12 лет — схватил хлебный нож. Тогда — кончилось...»

Вообще-то, когда избитого розгами ребёнка с его кровоточащими рубцами силком запихивают в баню, это называется словом «истязание»: эффект примерно такой же, как если бы на открытые раны швырнули пригоршню соли. Максим Горький, в своё время тоже хлебнувший чего-то подобного через край, в автобиографическом произведении «Детство. В людях. Мои университеты» сказал точно и веско: «Свинцовые мерзости русской жизни». К слову, именно Горький поддержал начинающего писателя Шмелёва, который в ранних рассказах был вовсе не таков, как в «Лете Господнем». Скорее, наоборот, обличающая жилка у Шмелёва тогда чувствовалась очень сильно: «В ваших рассказах чувствовалась здоровая, приятно волнующая читателя нервозность, в языке были „свои слова“, простые и красивые, и всюду звучало драгоценное, наше, русское, юное недовольство жизнью».

Потом всё недовольство куда-то пропадает: «Усталый от строгих дней, от ярких огней и звонов, я вглядываюсь за стеклышко. Мреет в моих глазах, — и чудится мне, в цветах, — живое, неизъяснимо-радостное, святое... — Бог?.. Не передать словами. Я прижимаю к груди яичко, — и усыпляющий перезвон качает меня во сне». Так в романе написано про Пасху. Спокойно, уютно, благостно.

Но вот какой она была в действительности: «И ещё помню — Пасху. Мне было тогда лет 12. Я был очень нервный, тик лица. Чем больше волнений, тем больше передёргиваний. Разговлялись ночью, после ранней обедни. Я дёрнул щекой — мать дала мне пощёчину. Я — другой — опять. Так продолжалось всё разговение, слёзы мои капали на пасху — солёные, наконец я выбежал в чулан под лестницу и плакал».

Человек думает одно, говорит другое, помнит третье, для «своих» пишет четвёртое, для публики — пятое, и всё противоположно друг другу. А главное, никто его к этому не принуждает: всё делается исключительно по собственной воле. Подобные штучки даром не проходят. В этом бешеном калейдоскопе очень легко утратить внятное понимание простой истины, того, что такое хорошо и что такое плохо. И придётся признать, что Иван Шмелёв его утратил.

30 июня страшного для России 1941 года Иван Сергеевич пишет: «Я так озарен событием 22 июня, великим подвигом Рыцаря, поднявшего меч на Дьявола. Верю крепко, что крепкие узы братства отныне свяжут оба великих народа. Великие страдания очищают и возносят. Господи, как бьется сердце мое, радостью несказанной... Знаю — теперь я могу писать, хочу писать». И работа над «Летом Господним», слегка затормозившаяся по причине творческого кризиса, на волне радости от деяний «рыцаря» Адольфа продолжается: Иван Шмелёв работал над ним до 1948 г.



Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Рашит ханнанов
    |
    10:56
    03.10.2018
    1
    +
    -
    Тут Кудряшов как всегда занимается передергиванием. При жизни отца, а он у него умер когда ему было семь лет, жизнь маленького Ивана была совсем другой.Видимо, психика его матери несколько повредилась со смертью мужа. А Шмелев молодец, что не занимался публичным осуждением своей родной матери. Более того, многие на его месте озлобились бы на жизнь вообще. Осуждая Шмелева автор стыдливо умалчивает о том, что единственного сына Шмелева новая власть расстреляла очень подло. Больного юношу вытащили из лазарета и расстреляли, хотя предварительно было обещано, что всем сохранят жизнь.Но это и не все. Новая власть тогда творила в Крыму безобразия, сопоставимые с темы, что вытворяли фашисты. Кудряшову надо было изучить этот вопрос. А Шмелев обо всем этом знал. И надо понимать, что он был не против России и уж тем более не против русского народа, а он был против, как он полагал, "дьявольской власти". И, кстати говоря, в 90-е годы многие в России вылезли во власть именно сравнивая советский строй с фашизмом. Просто сейчас об этом стали молчать. Но в газетах-то все сохранилось. Думается, автору, который называет себя историком, не следовало очернять просто так хорошего человека, старательно собирая грязь и не раскрывая подлинной жизненной обстановки. Ведь сама история России очень неоднозначна. И все исторические деятели России очень противоречивы. Нет такого политика со времен Рюрика, против которого не было бы вагона компромата. Автор не понял главного. Шмелев честно прожил жизнь, не брал чужого. А свои произведениями он пытался помочь людям разобраться в этой непростой жизни. Кудряшов пытается критиковать РПЦ (веру), но подходит к этому очень однобоко. По его мнению, получается, что «Свинцовые мерзости русской жизни» были вызваны такими набожными людьми как Шмелев. Между тем благотворительная деятельность отца Шмелева была широко известна. Об этом есть упоминание даже у Ф.Кони. Т.е. если бы не было таких набожных людей, то жизнь в России была бы еще хуже. Проблема РПЦ была в том, что религией в России заведовал чиновник. А кого могла назначить, например, Екатерина ? Сгубило РПЦ, конечно, и навязанная властью идея "Третьего Рима". Конечно, "царство Божие" на земле надо было строить. Но сначала надо было наладить нормальную жизнь у себя, а не нападать на другие страны. И тогда люди сами стали бы тянуться, как, например, балканские народы к туркам в свое время.
  2. Валерий Волков[mailru]
    |
    17:36
    03.10.2018
    1
    +
    -
    Рашит ханнанов: Интересна судьба турков из Аджарии-турки месхетенцы..Те грузины,которые переходилив мусульманство,получали большие наделы.Рашит хананов .а вы чем занимаетесь?
Комментарии (2)
  1. Рашит ханнанов
    |
    10:56
    03.10.2018
    1
    +
    -
    Тут Кудряшов как всегда занимается передергиванием. При жизни отца, а он у него умер когда ему было семь лет, жизнь маленького Ивана была совсем другой.Видимо, психика его матери несколько повредилась со смертью мужа. А Шмелев молодец, что не занимался публичным осуждением своей родной матери. Более того, многие на его месте озлобились бы на жизнь вообще. Осуждая Шмелева автор стыдливо умалчивает о том, что единственного сына Шмелева новая власть расстреляла очень подло. Больного юношу вытащили из лазарета и расстреляли, хотя предварительно было обещано, что всем сохранят жизнь.Но это и не все. Новая власть тогда творила в Крыму безобразия, сопоставимые с темы, что вытворяли фашисты. Кудряшову надо было изучить этот вопрос. А Шмелев обо всем этом знал. И надо понимать, что он был не против России и уж тем более не против русского народа, а он был против, как он полагал, "дьявольской власти". И, кстати говоря, в 90-е годы многие в России вылезли во власть именно сравнивая советский строй с фашизмом. Просто сейчас об этом стали молчать. Но в газетах-то все сохранилось. Думается, автору, который называет себя историком, не следовало очернять просто так хорошего человека, старательно собирая грязь и не раскрывая подлинной жизненной обстановки. Ведь сама история России очень неоднозначна. И все исторические деятели России очень противоречивы. Нет такого политика со времен Рюрика, против которого не было бы вагона компромата. Автор не понял главного. Шмелев честно прожил жизнь, не брал чужого. А свои произведениями он пытался помочь людям разобраться в этой непростой жизни. Кудряшов пытается критиковать РПЦ (веру), но подходит к этому очень однобоко. По его мнению, получается, что «Свинцовые мерзости русской жизни» были вызваны такими набожными людьми как Шмелев. Между тем благотворительная деятельность отца Шмелева была широко известна. Об этом есть упоминание даже у Ф.Кони. Т.е. если бы не было таких набожных людей, то жизнь в России была бы еще хуже. Проблема РПЦ была в том, что религией в России заведовал чиновник. А кого могла назначить, например, Екатерина ? Сгубило РПЦ, конечно, и навязанная властью идея "Третьего Рима". Конечно, "царство Божие" на земле надо было строить. Но сначала надо было наладить нормальную жизнь у себя, а не нападать на другие страны. И тогда люди сами стали бы тянуться, как, например, балканские народы к туркам в свое время.
  2. Валерий Волков[mailru]
    |
    17:36
    03.10.2018
    1
    +
    -
    Рашит ханнанов: Интересна судьба турков из Аджарии-турки месхетенцы..Те грузины,которые переходилив мусульманство,получали большие наделы.Рашит хананов .а вы чем занимаетесь?
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кого новый закон освобождает от уплаты налога при продаже квартиры?
  2. Можно ли приватизировать жилье после смерти главного квартиросъемщика?
  3. Что за ГОСТ для фотографирования младенцев появится в России?


Самое интересное в регионах