09:12 03/01/2016 Дмитрий Захарченко 1 10428

Мировая война «Храброго сердца». Прошлое и будущее Мела Гибсона

Мечта тысяч женщин Мел Гибсон, он же «Безумный Макс» Рокатански, отчаянный Мартин Риггс и вечно обаятельный Брэт Мэверик, празднует 60-летний юбилей.

Мел Гибсон.
Мел Гибсон. © / www.globallookpress.com

В середине декабря в Сиднее прошла вечеринка в честь завершения съёмок фильма «По соображениям совести» о подвиге христианина-адвентиста Десмонда Досса, который в битве при Окинаве вытащил из-под огня 75 солдат.

«Фильм будет довольно безумным, но это удивительная история, правдивая история, — говорит исполнитель одной из главных ролей Люк Брэйси. — Мел Гибсон — настоящий гений, для меня большая честь с ним работать. Кажется, он знает всё обо всём».

«По соображениям совести» — один из самых ожидаемых кинопроектов 2016 года, а также первая работа Мела Гибсона в большом кино за последние десять лет — со времён «Апокалипто».

Сегодня Гибсону исполняется 60 лет. У него на счету два персональных «Оскара» и «Золотой глобус», восемь детей и свой собственный остров в Республике Фиджи, который он купил десять лет назад за 15 миллионов долларов. Но в этот раз прошлые заслуги отходят на второй план — Гибсону вновь есть что сказать, и он начинает творить с чистого листа.

Тупик «Храброго сердца»

Церемония вручения премии «Оскар» 25 марта 1996 года стала бенефисом «Храброго сердца» — картина о войне шотландцев за независимость получила пять статуэток, разгромив «Аполлон 13». «Храброе сердце» назвали лучшим фильмом, а Мел Гибсон получил статуэтку как лучший режиссёр. Рассказ про Уильяма Уоллеса, несмотря на грубые неточности в историческом сюжете, тронул зрителей, а грандиозный замысел, по-настоящему страстная реализация и высокий уровень технического исполнения предопределили выбор киноакадемиков.

«Храброе сердце», 1995 год. Кадр из фильма.
«Храброе сердце», 1995 год. Кадр из фильма. Фото: Кадр из фильма

К 40 годам за Гибсоном закрепилась репутация звезды крепких коммерческих хитов. Билетом в большое кино для него стал «Безумный Макс», а в 1987-м Мел Гибсон вместе с Дэнни Гловером блеснул в экшн-хите «Заряженное оружие». Позже у Франко Дзеффирелли он сыграл Гамлета и солировал у Ричарда Доннера в «Мэверике».

Но с выходом «Храброго сердца» дела Гибсона пошли ещё лучше, теперь он стал признанным академией мастером. Предложения посыпались с удвоенной силой, к суммам гонораров добавились дополнительные нули. Гибсон получил по двадцать миллионов долларов за «Выкуп» и «Теорию заговора» и по двадцать пять — за «Смертельное оружие – 4» и «Патриота».

Гибсон работал не покладая рук, но было ясно, что все эти проекты — шаг назад по сравнению с «Храбрым сердцем». Триллер «Выкуп» при хорошей кассе остался почти не замеченным критиками, а «Отель „Миллион долларов“» Вима Вендерса не отбил в прокате и сотой доли потраченного бюджета.

Главной же неудачей в череде провалов стало «Заряженное оружие – 4», вышедшее через одиннадцать лет после первого фильма франшизы. Картина предсказуемо не оправдала ожиданий поклонников, а экзистенциальные метания адреналинового маньяка Скотта Риггса, готовящегося стать отцом, не нашли отклика у зрителей. Хотя фильм принёс создателям почти 300 миллионов долларов, авторы стараются о нём не вспоминать. «Всё, что я сделал после «Заряженного оружия – 4», — это попытка оправдаться за него», — признался позже Гибсон.

Кадр из фильма «Смертельное оружие».
Кадр из фильма «Смертельное оружие». Фото: Кадр из фильма

Гибсон стал более тщательно подходить к выбору ролей. В 2000 году он сыграл главные роли в военной драме «Патриот» Роланда Эммериха и изящной романтической комедии Нэнси Майерс «Чего хотят женщины». Но после триллера «Знаки» стало ясно, что пора делать что-то новое, иначе «Храброе сердце» так и останется главным фильмом всей его жизни.

Страсти «Апокалипсиса»

В конце февраля 2004 года на американские экраны вышла библейская драма «Страсти Христовы» — детальное воссоздание последних 12 часов жизни Иисуса Христа. Фильм, написанный по мотивам канонических евангелий, погружал зрителя в мрачные чертоги за границами древнего Иерусалима, все актёры в кадре говорят исключительно на арамейском и латыни.

Выдающаяся работа гримёров и выбор мест для съёмок позволили превратить фильм о событиях двухтысячелетней давности едва ли не в документальный репортаж — зритель становился безмолвным и беспомощным свидетелем распятия. Картина стала одним из главных событий года ещё до выхода в прокат и ещё до премьеры подверглась резкой критике.

Гибсона, убеждённого католика, обвиняли в том, что его фильм может спровоцировать антисемитские настроения на Ближнем Востоке. В Малайзии картину даже запретили к широкому прокату — билеты можно было приобрести только в христианских церквях. Автор знал, что подобные нападки неизбежны, и пытался смягчить удар. Например, чтобы не изображать иудеев основными виновниками смерти Иисуса, в фильм не вошла фраза «Кровь его на нас и на потомках наших!».

«Страсти Христовы» оказались одним из самых громких проектов года, его обсуждали как зрители, так и критики, но никто в полной мере разгадать замысел Мела Гибсона так и не смог. Фильм занял вечное место в истории кинематографа, однако не стал культовым, оставшись уделом синефилов.

Двумя годами позже Мел Гибсон вернулся с ещё более масштабным проектом — «Апокалипто». Картина рассказывала о последних днях цивилизации майя, погрязшей в междоусобных конфликтах и готовящейся пасть жертвой более развитых народов.

Основным акцентом картины стало противостояние двух племён и быт людей того времени — жестокий и первобытный, но уже очеловеченный зачатками цивилизации. Между сценами кровавых казней и играми с отрубленными головами просвечивали зарисовки об отношениях внутри этого общества и попытках совместными усилиями построить нечто большее.

В «Апокалипто» Мел Гибсон вновь занялся воспроизведением иной, навсегда потерянной для современного человека реальности. Как и в «Страстях Христовых», актёры в кадре разговаривали на аутентичном языке, в данном случае — юкатанском диалекте майя. В съёмках были задействованы потомки индейцев, а для американских актёров пригласили консультантов по древним народам. Гибсон в свойственной себе манере создавал историю из мелочей, ставших фундаментом общего восприятия картины.

Впрочем, и этот проект Гибсона не избежал суровой критики. В фильме вновь нашли массу неточностей, но вместе с этим многие отметили, что «Апокалипто» в целом искажает быт майя. Так, учёные-майянисты заявили, что индейцы в картине показаны куда более жестоким народом, чем на самом деле, автору ставили в вину полное игнорирование достижений майя в области математики и астрономии. Представители майянских общин и вовсе подали жалобу в комиссию по правам человека, на Гибсона с новой силой посыпались упрёки в расизме.

Дополнительного масла в огонь подливали заявления отца Гибсона, ультраконсервативного ирландского католика, утверждавшего, что Второй Ватиканский собор — это «еврейско-масонский заговор», а Холокост — «всего лишь выдумка сионистов». Гибсон при этом никогда не позволял себе критиковать взгляды отца: «Это его мнение, и если кому-то оно не нравится — это не его проблемы».

У Гибсона-младшего в то время были проблемы совершенно иного рода. В апреле 2009 года он и Робин Мур после тридцати лет брака подали на развод. Вскоре у Гибсона начался роман с русской певицей Оксаной Григорьевой, но после рождения ребёнка пара рассталась, а крупномасштабный судебный процесс лишил актёра права на опеку и обязал его выплачивать по 60 тысяч долларов в качестве алиментов. Вскоре другой суд передал половину имущества актёра и половину его будущих гонораров в пользу Робин Мур…

Гибсон снова начал регулярно пить и попадать на страницы бульварной прессы. Под натиском сплетен и обвинений в расизме и гомофобии Голливуд начал постепенно забывать о фильмах, являющихся уникальным примером мастерского воспроизведения иных миров. Совсем недавно его называли будущим большим режиссёром, но теперь он снова оказался просто хорошим актёром развлекательного жанра.

Новое начало

С момента выхода «Апокалипто» прошло уже девять лет. В 2014-м Гибсон получил специальный приз фестиваля в Карловых Варах за выдающийся вклад в мировое кино — обычно такого рода награды становятся символом выхода на пенсию, но для 60-летнего австралийца всё начинается заново.

Мел Гибсон с головой ушёл в съёмки фильма «По соображениям совести», который уже находится в пост-продакшне. Главные роли исполнят восходящие австралийские звёзды Люк Брейси и Тереза Палмер, актёрский ансамбль также дополнят известные голливудские актёры Эндрю Гарфилд, Винс Вон, Сэм Уортингтон и Хьюго Уивинг.

«Я очень рад снова поработать в Австралии, встретиться с людьми, которых я знаю годы и десятилетия. Мы движемся вперёд, и это будет великолепно, — рассказывает Гибсон. — Моя карьера началась именно здесь более 35 лет назад, и я чувствую, что сейчас могу продолжить ту работу, которая оборвалась, когда я уехал отсюда».

Гибсон вновь начинает работу с нуля, и прежние заслуги снова не будут играть никакой роли. «Страсти Христовы» и «Апокалипто» сделали из Мела Гибсона опытного мастера, знающего, что и как он хочет сказать, и наверняка у мэтра Голливуда есть несколько свежих идей насчёт кино о Второй мировой войне. Ожидания от «По соображениям совести» очень высоки, но Гибсон считает, что готов их оправдать. Для него 60 лет — это только начало.

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход

Актуальные вопросы

  1. Где и почему нельзя покупать арбузы?
  2. Что такое военный ледокол и зачем он нужен?
  3. Какая погода будет в Москве и регионах 30 и 31 июля?

Поддерживаете ли вы предложение разрешить «скорой» превышать скорость?