aif.ru counter

Пушкин без детства. Первую поэму, написанную в 10 лет, осмеял гувернёр

220 лет назад, 6 июня 1799 г., Москва была убрана праздничной иллюминацией. Во всех храмах города звонили колокола. На вопросы обывателей: «с чего бы всё это?» — отвечали, что повод важ­н­ый — отмечают рождение Марии, внучки императора Павла I.

Александр Пушкин. Гравюра Георга Иоганна Гейтмана по рисунку С. Г. Чирикова.
Александр Пушкин. Гравюра Георга Иоганна Гейтмана по рисунку С. Г. Чирикова. © / репродукция

Однако сейчас, по прошест­вии двух с лишним веков, мы понимаем, что настоящим виновником торжества тогда следовало назвать совсем другого человека. Пока безымянного — с именем Александр его окрестят в Елоховском соборе только через 12 дней. А вот фамилия уже была известна — Пушкин.

В силе и славе она и по сей день — с ней знакомы даже не умеющие читать малыши. Но у этой повсеместной известности есть оборотная сторона — возникает иллюзия, что мы знаем о Пушкине если не всё, то почти всё. К сожалению, это именно иллюзия. Простой вопрос: «Какое у Пушкина было детство?» — может поставить в тупик. Вспомнят разве что няню Арину Родионовну. Потом — сразу лицей. Ни отца, ни матери, ни игр, ни детства как такового. Что вроде как подтверждается словами главного авторитета по Пушкину Юрия Лотмана: «Когда в дальнейшем Пушкин хотел оглянуться на начало своей жизни, он неизменно вспоминал только лицей — детство он вычеркнул из своей жизни... Из домашнего обучения Пушкин вынес лишь прекрасное знание французского языка».

Падение канона

Резкость в суждениях может выйти боком даже признанному авторитету. 12-летнего Сашу Пушкина не приняли бы в лицей только за умение изъясняться по-французски — отсев был жёсткий. Между тем на вступительных испытаниях он показал вот такие результаты: «В грамматическом познании языков: российского — «очень хорошо», французского — «хорошо», немецкого — «не учился». В арифметике — «знает до тройного правила», в познании общих свойств тел (физика) — «хорошо», в начальных основаниях географии — «имеет сведения».

Заметим: французский язык лишь на втором месте. А русский — на первом, это вообще самая лучшая оценка. То есть с его знаниями всё ровным счётом наоборот, не так, как утверждал Лотман. Может, и в остальном всё не так, как мы привыкли думать? Может, дет­ство у «нашего всего» всё-таки было? Но почему тогда он его «вычеркнул из своей жизни»?

Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина И. Репина, 1911 г.
Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина И. Репина, 1911 г. Фото: Public Domain

А он и не вычёркивал. Просто не хотел об этом говорить, объяснив причины в письме своему другу Петру Вяземскому: «Толпа жадно читает исповеди, записки, потому что в подлости своей радуется унижению высокого... Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе. Писать свои мемуары заманчиво и приятно. Предмет неистощимый. Но трудно».

Няня, но не та?

Письмо это написано в 1825 г. А 5 лет спустя Пушкин всё же находит в себе силы приняться за детские воспоминания. И составляет план произведения — «Первую программу записок». Там находится место и отцу, и матери, и бабушке. Там упоминаются и первые младенческие впечатления, и няня, и даже «нестерпимое состояние». Это, скорее всего, воспоминание о гувернёре Русло. По воспоминаниям сестры Пушкина Ольги, её маленький брат написал поэму и показал её начало гувернёру. «Русло, имея сам претензию писать стихи не хуже Корнеля и Расина, довёл Пушкина до слёз, осмеяв безжалостно всякое слово этого четырёхстишия... Оскорблённый ребёнок разорвал и бросил в печку стихи свои...»

А вот няня, отмеченная в плане, вовсе не Арина Родио­новна. Здесь Пушкин фактически ставит дату: «Первые впечатления. Юсупов сад. Землетрясение. Няня». Выходит, помнит себя поэт с 3 лет — одно из редчайших московских землетрясений пришлось как раз на осень 1802 г. А до 5 лет, и это доподлинно известно, за ним ходила няня — кормилица Ульяна Яковлева. Та самая, которую Пушкин упомянул в письме к жене: «Видел я трёх царей: первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку». Павел I, щепетильный в вопросах этикета, действительно мог возмутиться — почему это ребёнок в головном уборе перед императором?

Возможно, в пушкинских мемуарах нашлись бы добрые слова и о том, кто за ним ходил с 5 лет, — о «дядьке» Никите Козлове. Сказитель уровня Арины Родионовны, грамотный мужик, в некотором роде даже коллега Пушкина — автор баллады о Еруслане Лазаревиче. Откуда, собственно, и выросла впоследствии поэма «Руслан и Людмила» — если не вся, то уж бой богатыря с гигантской головой точно.

Выразил бы он благодарность отцу? Наверное, да. Хотя бы за воспитание хорошего вкуса. Это не только чтение детям пьес Мольера, что впоследствии даст нам «Каменного гостя» и «Скупого рыцаря». Это и русская литература с историей. Вот что говорил отец Пушкина: «В самом младенчестве он показал большое уважение к писателям. Не имея шести лет, он уже понимал, что Николай Михайлович Карамзин — не то что другие. Одним вечером Ник. Мих. был у меня, сидел долго, во всё время Александр, сидя против него, вслушивался в его разговоры и не спускал с него глаз».

Никита Козлов несет Пушкина. Борель П.Ф. «Возвращение Пушкина с дуэли» 1885 г.
Никита Козлов несет Пушкина. Борель П.Ф. «Возвращение Пушкина с дуэли» 1885 г. 

Любимая «мамушка»

Что до бабушки, то Пушкин благодарил её и в стихах, например, в «Наперснице волшебной старины» или в стихотворении «Сон», где называл «мамушкой». Вот как о ней вспоминала московская барыня Елизавета Янькова: «Всем домом заведовала больше старуха Ганнибал, она также больше занималась и детьми: принимала к ним мамзелей и учителей и сама учила. Старший внук её Саша был большой увалень и дикарь... Иногда мы приедем, а он сидит в зале в углу, огорожен кругом стульями: что-нибудь накуролесил и за то оштрафован».

Прекрасному русскому языку Пушкин действительно обязан прежде всего ей, своей «мамушке» Марии Ганнибал. А вот «сидит в углу» — это уже по части матери, Надежды Осиповны. Именно она наказывала будущего поэта. Часто за нежелание гулять и вообще ходить пешком — Саша был полным, рыхлым и неповоротливым. Наказания, надо сказать, пошли впрок — потом Пушкин не просто полюбил ходить, а проделывал до 30 вёрст за день. При ходьбе сочинял стихи. По пути из Михайловского в Тригорское, например. Об этом говорил крестьянин, которому довелось стать свидетелем такого случая: «Раз это иду я по дороге в Михайловское, а он мне навстречу. Остановился вдруг, словно столбняк на него нашёл, ажно я испугался и смотрю: он вдруг почал так громко разговаривать промеж себя на разные голоса да руками всё так разводит, — совсем как тронувшийся». В Михайловском Пушкин сочинил более ста вещей, среди которых и «Я помню чудное мгновенье». Кто знает, может, именно здесь дало результат воспитание матери?



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кого новый закон освобождает от уплаты налога при продаже квартиры?
  2. Можно ли приватизировать жилье после смерти главного квартиросъемщика?
  3. Что за ГОСТ для фотографирования младенцев появится в России?


Самое интересное в регионах
Роскачество