aif.ru counter
Елена Яковлева 1 6535

Сергей Проханов: «У нас больше театров, чем нужно»

Все материалы сюжета Легендарные актеры и режиссеры кино

Главный «усатый нянь» отечественного кино Сергей Проханов рассказал АиФ.ru, из-за чего ушёл с больших экранов, почему продолжение знаменитой советской комедии так и не сняли и по каким законам живёт его «Театр Луны».

Сергей Проханов.
Сергей Проханов. © / Пресс-служба Театра Луны

29 декабря народный артист РФ Сергей Проханов отмечает шестидесятипятилетие. Слава к актёру пришла ещё в 1977 году, после роли бесшабашного паренька Кеши в комедии Владимира Грамматикова «Усатый нянь». Далее последовали десятки работ в кино, признание и успех, но в начале девяностых популярный артист неожиданно ушёл из кино, основав собственный «Театр Луны», который в феврале отметит 25 лет.

Фото: Пресс-служба Театра Луны

Накануне двух юбилеев АиФ.ru встретился со знаменитым актёром и бессменным художественным руководителем московского театра Сергеем Прохановым.

Елена Яковлева, АиФ.ru: В одном из ваших старых интервью я читала, что после роли спекулянта Костика в фильме «Гений» «новые русские» на улицах стали принимать вас за своего, и вы решили: «Всё, больше в кино сниматься не буду». Но ведь причина уйти из кинематографа наверняка была намного серьёзнее?

Сергей Проханов: Да, серьёзнее. Тогда было такое время: девяностые годы. Помню, какой-то банкет, сидим с актёрами фильма «Гений» — Абдуловым, Смоктуновским, Белогуровой — и чокаемся со словами: «Всё. Кино пропало». А всего через четыре дня наш фильм снимают с проката... Если «Гения», где играли такие известные актёришки, сразу убрали с экранов, то дальше плыть было уже некуда!

Тогда же я и свою дочь отговорил идти учиться на актрису (она красавица, «Мисс Канары», пошла художницей по костюмам), потому что кино уже не было: его просто не снимали. Представьте, у нас выходило два фильма в год, а индийский Болливуд за это же время снимал четыреста картин! Когда такое происходит, думаешь: «Ну его к чёртовой матери!» Тогда я создал один кооператив, второй, потом свой частный театр...

Фото: Пресс-служба «Театра Луны»

— Девяностые закончились, кино возрождается. Не думали вернуться на экраны?

— Мне уже кино неинтересно. Тем более, когда вижу, как его нынче снимают: сидят грустные люди, у которых в глазах уже не то кино, о котором они мечтали раньше... Конечно, ещё остались «наши». Например, мой любимый режиссёр Никита Михалков, молодец во всех смыслах слова: и мозг, и умение со временем работать. Вот у него интересно сниматься. У Фёдора Бондарчука, наверное, интересно. Есть ещё пара таких режиссёров, не больше. У остальных, которые снимают «жвачку», неинтересно

— Если сегодня же вам позвонит Никита Сергеевич и позовёт в кино, согласитесь?

— Да что-то не зовёт (улыбается). К тому же я уже по другую сторону кинокамеры привык работать. Сейчас даже не могу понять, как мной можно руководить. Я же сам пишу пьесы и ставлю спектакли. Как говорится, сам играю, сам пою, сам билеты продаю (смеётся).

— Пару лет назад вы собирались сняться в продолжении «Усатого няня». Знаю, что сами написали сценарий, а на роль молодого «усатого няня» планировали пригласить актёра вашего «Театра Луны» Дмитрия Бикбаева... Но дальнейшая судьба проекта мне неизвестна.

— Я и деньги на этот фильм достал, и президент мою заявку вроде подписал. Но, как это бывает у нас в России, всё «рассосалось»...

— Судя по вашему настрою, вы совсем отказались от этой затеи.

— Да, мне уже неохота этим заниматься. Тогда это было интересно, а теперь хочется другие объекты искать. У меня же театр...

«Не хочется быть конъюнктурщиком»

— Постановки «Театра Луны» — это всегда своего рода эксперимент. А если вспомнить, что вы были одним из создателей мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда», который в девяностые стал настоящей провокацией, то особенно интересно узнать ваше мнение: что считаете допустимым на театральной сцене, а что нет?

— Самоцензурой прежде всего должно быть же-ла-ни-е. То есть если мне хочется это поставить, значит, надо ставить. Если ты человек сегодняшнего дня, а не какой-то «сбитый лётчик», то, в принципе, должен угадать мнение зрителя.

Но бывает, что в театрах такое происходит (например, кто-то в «Чайке» кефир из холодильника достаёт), что Чехов бы десять раз в чужом гробу перевернулся! К тому же существует разная степень раскованности на сцене: любишь разнузданность, чтобы какого-то артиста рвало в углу — будешь про это ставить. А если ты человек другой подготовки, то, конечно, сбавляешь обороты. У каждого своя мера допуска. Вкус, если говорить простыми словами. Лично для меня в театре недопустимо даже ругаться матом. Если я на нём разговариваю в обычной жизни, не значит, что его нужно тащить на сцену, как это все пытаются сделать.

При «Театре Луны» есть своя театр-студия для детей «Маленькая Луна». Студия помогает нам не свалиться в плохую яму (как у Куприна) или стать совсем пошлыми. Честно говоря, дети работают как какое-то очищение. Они смотрят на тебя своими большими глазками, и ты даже сам начинаешь по-другому ставить.

Фото: Пресс-служба «Театра Луны»

— А что думаете по поводу того, что общество и политика всё чаще стали вмешиваться в искусство?

— Тут одним словом и не ответишь... Дело в том, что политика и общество, грубо говоря, и есть наше начальство, поэтому я не против. Другое дело, что политики, которые редко ходят в театр, делают какие-то неправильные выводы...

— Что вы имеете в виду?

— Я считаю, что первая ошибка наших властей — это приравнять все зоны искусств. Артисты в кино получают хорошую зарплату, на эстраде — ещё больше, а в театре почему-то актёры зарабатывают по двадцать, ну тридцать тысяч рублей. А ведь это самое элитное искусство, самое душещипательное, нервозатратное!

Ещё сейчас мы пришли к тому, что у нас больше театров, чем нужно. Например, где-то умер лидер, и им поставили второго (середняка уже), а есть так называемые ансамбли, которые почему-то стали театрами, но им и самим это не нужно (я сейчас не буду называть фамилий, чтобы никого не обижать). Всё-таки пустые залы есть. А так как субсидии идут из одного кошелька, то денег на всех просто не хватает.

Нам сейчас к юбилею надо сделать театр немножко красивее: подправить вывеску «Театр Луны», а то уже половина отваливается... На это же тоже деньги нужны, но получается, что на одних они есть, а на других нет. Очень хочется, чтобы всё было поскладней.

— Решение проблемы видите в сокращении количества театров?

— Я вижу, что исправить это можно двумя путями: дать больше государственных денег или немножко подсократиться театрам. Театры же можно объединить: мы тоже соединились с «Московским театром комедии», когда у них умер главный режиссёр. Как-то договорились.

Все эти вопросы решаются наверху, но всё меньше и меньше остаётся людей, которые знают, что такое театр. Поэтому нужен правильный совет от людей предыдущего времени.

Когда-то Ельцин абсолютно правильно сказал Горбачёву: «У тебя советчики плохие». У него советчики были лучше, поэтому в каком-то смысле слова он и победил. Хотелось бы посоветовать нашему правительству иметь получше советчиков. 

— Так как у «Театра Луны» есть финансовые трудности, особое уважение вызывает тот факт, что цены на ваши спектакли всегда остаются демократичными.

— Да, но всё же и нам приходится их немножко поднимать. Какая погода, как говорится, так и живём. А народ сейчас, как вы знаете, весь в кризисе. Как бы его ни уменьшали, всё равно кризис есть. Даже душевный кризис, начиная с погоды и заканчивая личными какими-то делами.

Я даже написал пьесу, которая называется «Матри-Архат». Она смешная и достаточно фантастическая, потому что в ней говорится, что в наше время сказочники с учёными переругались. То ли сказка, то ли не сказка... Что происходит с погодой, людьми. Эти напали, эти ничего не знали, и так далее. Вот абсурд полный... Сейчас как раз репетируем спектакль. Я ещё и сам не знаю, каким будет финал...

Фото: Пресс-служба Театра Луны

— Да, мне ваши коллеги рассказывали, что вы правите тексты вплоть до премьеры. Почему?

— В этом смысле я — как Роман Виктюк, который говорил: «Серожка, я всё время иду дальше. Я не знаю, что будет в следующей сцене». Вот и я иду, иду... Во-первых, тебя не может предугадать зритель. А во-вторых, мне так интереснее: понравилась актриса или приёмчик из сальто, и — раз, ты в эту сторону пошёл. Так получаются необычные спектакли. Сколько мы таких хороших спектаклей понаставили: и «Ночь нежна», и «Таис сияющая», и «Мэри Поппинс», и «Шантеклер», и «Лиромания»...

Хорошо бы, конечно, нас получше оценивали, ведь в спектаклях «Театра Луны» всегда есть мысль. А сейчас время такое, что оценивают по залу: сколько билетов продали. У нас в основном продаётся весь зал, но бывает, конечно, и хуже. Дело же не в этом, понимаете? Есть какие-то высшие принципы! Если мы будем рассчитывать только на то, чтобы забить зал, то появится больше голых девушек на сцене, больше всяких элементов, которые вызывают интерес, но не вызывают какую-то умственную положительную перспективу. Подражать, что ли, им? Нет, не хочется. Не хочется быть конъюнктурщиком.

— И в финале я бы хотела вернуться к вашему юбилею: 65 лет. Сергей Борисович, не будем подводить итоги, наоборот, расскажите, чего пожелаете себе на день рождения?

— Мне бы хотелось, чтобы «Театр Луны» существовал и дальше. Чтобы он так и оставался театром с уникальным и странным названием, а не стал вдруг театром имени Петрова-Водкина, Щепкина или вообще Остапа Бендера.

Алла Духова говорит: «Мне бы ещё годика два-три». Вот и мне бы поправить в театре ещё годика два-три, а там время покажет... Может, найдём в своей душе ещё не освоенную гавань. Думаю, что это будет театр для всей семьи!

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Пётр Сапунков[odnoklassniki]
    |
    14:29
    29.12.2017
    -1
    +
    -
    У Табакова украли 677 миллионов руб. ......
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как возможно столкновение поездов?
  2. Чем грозит возможная блокировка Google?
  3. Угрожает ли резолюция Европарламента «Северному потоку-2»?


Самое интересное в регионах