Ольга Шаблинская 0 6959

Зураб Соткилава: «Хочу петь. Иначе это не жизнь»

«У меня была онкология. Ко мне подходят на улицах люди и говорят: «Мы вас не жалеем - мы вас любим», - делится оперный певец.

«В пении для меня радость жизни...» Соткилава на сцене с 1965 г. В 1973 г. дебютировал в Большом театре в роли Хозе в «Кармен». Исполнял партии в операх «Отелло», «Иоланта», «Аида», «Набукко», «Бал-маскарад», «Тоска» и др.
«В пении для меня радость жизни...» Соткилава на сцене с 1965 г. В 1973 г. дебютировал в Большом театре в роли Хозе в «Кармен». Исполнял партии в операх «Отелло», «Иоланта», «Аида», «Набукко», «Бал-маскарад», «Тоска» и др. © / Владимир Вяткин / РИА Новости

«Ненавижу мужчин, которые бросают жён из-за молодой, длинноногой...» - говорит знаменитый тенор Большого театра народный артист СССР Зураб Соткилава.

«Жалко близких, а не себя»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Зураб Лаврентьевич, когда мы с вами договаривались об интервью, вы сказали, что сейчас у вас весь день по часам расписан из-за системы лечения...

Зураб Соткилава: У меня была онкология, я делал операцию в Германии, проходил «химию». После был хороший период - целых 8 месяцев всё чисто. И я как-то осмелел, начал петь... В Грузию успел поехать. Там были самые волнительные выступления, хотелось себя хорошо показать. Большой успех был... Но я начал рано давать концерты. Стрессы и нагрузки вызвали метастазы в другом месте. Вот сейчас сделал три курса химиотерапии, ещё осталось два. Это жестокая вещь... Интоксикация сильная... Вкус металла во рту - ещё чёрт с ним. Проблема в том, что ничего не чувствуешь. Бывает очень большая слабость. Иногда такая, что... (Пауза.) Врагу не пожелаю.  

- Писательница Дарья Донцова, перенёсшая рак, сказала: борясь с этой страшной болезнью, главное - собраться и не жалеть самого себя...

- Сколько себя помню, мне себя жалко никогда не было. Мне жалко моих близких. Я знаю, как они переживают, особенно моя супруга. Вот это и есть моя боль, мои страх и жалость. 

Зять Шалва Мукерия, дочь Кети, внук Леван, мама зятя Рукайя Цинцадзе, дочь Теа, внучка Кети, маэстро и жена Элисо Турманидзе.
Зять Шалва Мукерия, дочь Кети, внук Леван, мама зятя Рукайя Цинцадзе, дочь Теа, внучка Кети, маэстро и жена Элисо Турманидзе. фото из личного архива семьи Соткилавы

- А когда вы только-только узна­ли о своём диагнозе, какая была реакция? Страх? Отчаяние?

- Мои думали, что они раньше меня узнали всё от главврача. И молчали, скрывали от меня. А на самом деле я всё знал. В один период начал бледнеть, неожиданно становилось плохо, пошёл к врачу. На УЗИ женщина-специалист сказала: «Зураб, там что-то есть. Только непонятно - качественное или злокачественное». И я понял почему-то, что некачественное...  

- Сколько лет длится уже борьба с раком, Зураб Лавренть­евич?

- Почти два года... Но всё равно я о плохом не думаю, всё у меня хорошо будет. Правда! У меня есть цель. Я хочу петь. Иначе жить не хочу...

По поводу пения... В клинике, где меня оперировали, есть четыре врача. Все красавцы - когда они ко мне зашли, я подумал: звёзды Голливуда... И вдруг они как запели песню, которую я когда-то исполнял! Хирурги запели! В Германии! Они уже знали, кто я такой...

Говорю главному хирургу: «Я хочу петь». Он отвечает: «Зачем вам? Сколько вам лет?» Мне тогда было 78. «Понимаете, я умру без пения. Не хочу жить без сцены». Он так сидел-сидел, потом говорит: «Я две недели был в отпуске, не сделал ни одной операции. И чуть с ума не сошёл. Поэтому приехал на два дня раньше, чтобы продолжить. Я тоже не могу без операций». 

В пении для меня радость жизни, в этом смысл моего сущест­вования... Мне не так давно позвонил директор Большого театра: «Что и как будем делать?» У меня же 80-летие в марте 2017 года... Я сказал: «Давайте подождём, пока проверят меня… Если всё нормально окажется, буду готовиться». Я говорю плохо, а начинаю распеваться - и голос появляется...

- Говорят, что в борьбе с болезнью очень помогают положительные эмоции... Что вам в жизни доставляет удовольствие?

- Моя радость - мои дети и внуки. Когда мы все вместе, то я самый счастливый человек на свете! А положительные эмоции приносят работа в консерватории, работа с молодыми, обучать их для меня радость. У меня за 50 лет огромное количество студентов было. Сейчас замечательные ребята учатся, четверо из них на третьем курсе. Вот надо довести их до конца. Они должны стать большими певцами...

А ещё... Знаете, я понял, что такое людская любовь... По улице не могу пройти - меня останавливают, обнимают, целуют женщины, старики, молодые, знакомые, незнакомые. Конечно, мне это приятно... Все желают выздоровления и никто не сказал, что им меня жаль. Все говорят: «Мы вас не жалеем, мы вас любим». 

И конечно, радует мой любимый футбол, в который я сам играл (из-за травм Соткилава был вынужден оставить спорт. - Ред.). Сейчас с удовольствием смотрю, когда на поле интеллектуалы футбола. Это фантастическая игра.

Но российские футболисты... Чемпионат Европы - это был ужас. Нарочно так плохо не сыграешь. Я тогда болел за Испанию и Италию. Иногда болею за отдельных футболистов - за Роналду и за Месси. Даже моя жена Роналду любит. Мы счастливы, когда он выигрывает.

В 1956 г. Соткилава был капитаном сборной Грузии в возрасте до 20 лет. Потом играл в основном составе тбилисского «Динамо».
В 1956 г. Соткилава был капитаном сборной Грузии в возрасте до 20 лет. Потом играл в основном составе тбилисского «Динамо». фото из личного архива семьи Соткилавы

От критики - беруши в уши

- Зураб Лаврентьевич, сейчас век разводов, но вашему браку с пианисткой Элисо Турманидзе уже больше полувека... В чём тут секрет?

- Вообще кавказские семьи не разводятся по жизни. Ненавижу мужчин, которые ведут себя непорядочно. Взял в жёны молодую красивую девочку, она отдала ему свою жизнь, себя отдала, для него жила, всё делала, воспитывала детей. А потом появляется какая-то юная, длинноногая, и он уходит... Как можно бросать семью?

- А что нужно делать, по-вашему, чтобы сохранить в семье любовь на многие годы? 

- Компромиссы, конечно. Терпение нужно. Не бывает такого, чтобы без бури в семье было. И вот здесь надо быть чуть-чуть умнее. Женщине надо уступать, всё равно её не перекричишь. Поэтому мужчине надо быть более терпеливым. Но и женщина должна уважать своего супруга, должна делать всё для того, чтобы он хорошо выглядел, хорошо и достойно жил. Женщина делает мужчину.

Мы с супругой 51 год вместе. Жена меня поддерживает и всё делает для того, чтобы я был в режиме, питался правильно. Хотя насчёт питания мы запутались. Советчиков столько, что с ума можно сойти! Вот сидят два академика. Один говорит: «Зураб, надо кислую среду есть». Второй говорит: «Лучше щелочную». Я отвечаю: «Ребята, договоритесь и решайте, что будем делать». Отвечают: «Если бы мы знали, от чего рак происходит, мы бы нашли средство». У меня режим питания немножко сложноватый. Всё специально готовим. Через день мясо обязательно нужно для силы. И мне ещё дают добавки, препараты, которые иммунитет поддерживают. 

51 год назад. Зураб и Элисо.
51 год назад. Зураб и Элисо. фото из личного архива семьи Соткилавы

- Многие знаменитые мужчины говорят, что их карьера во многом состоялась благодаря супруге. В вашем случае это тоже так?

- В чём-то да. Вы знаете, у меня жена пианистка, она окончила с золотой медалью консерваторию. Мы работали вместе, Элисо концертировала. Потом, когда появилась одна девочка, она перестала. Дальше вторая родилась. (У певца две дочери - Теа и Кети. - Ред.) И потом, я сам хуже этих девочек-детей, надо за мной смотреть. И жена совсем работу бросила. Когда мы переехали сюда из Тбилиси, она больше не работала. Конечно, супруга помогает своими советами, она музыкальный человек и многое знает, особенно в оперном искусстве. Правда, критиковала тоже. Но я терпел.

- Неужели можно критиковать самого Соткилаву, мировую оперную звезду?!

- Конечно, жена критиковала. Спектакль невозможно спеть так, чтобы не было ни одной ошибки. Какой бы великий артист ни был, обязательно будет к чему придраться. У меня был такой смешной случай... Чтобы критику от жены не слышать, я вставлял в уши беруши. И вот она говорила-говорила... Один день, второй, третий. Потом смотрю - лезет в ухо мне, вытащила беруши. Возмутилась: «Вот ты, оказывается, что делаешь!» Леночка моя (Елена Образцова. - Ред.), когда мы пели, спрашивала: «Критикесса здесь?» Я говорю: «Вон сидит».

- То есть ваша супруга критиковала и Образцову тоже?

- Нет, она Образцову не критиковала. Она вообще никого не критиковала, кроме меня.

Но знаете, что я вам скажу... Лучше меня никто не знает, что я сделал плохо на спектакле, что мог сделать лучше. И ночью ложишься, не спишь, и мозги работают, и весь спектакль в голове проигрываешь. Делаешь анализ того, как ты пел. Это у меня всегда было.

«Леночка Образцова спрашивала про мою жену: «Критикесса здесь?»
«Леночка Образцова спрашивала про мою жену: «Критикесса здесь?» фото из личного архива семьи Соткилавы

- Что вам говорят дочери, чтобы поддержать?

- Про болезнь мы дома не говорим. А что о ней говорить? Она есть - и всё. Если будешь жаловаться, она не уйдёт.

Я дочек и внуков собираю в Грузии, и мы едем в горы, в Боржоми на месяц. Онкологи дали согласие. Только предупре­дили, что после 10 часов утра и до 5 часов вечера на солнце не сидеть. Ультрафиолет опасен, особенно в горах.

- А грузинские волшебные вина вам можно?

- Нет, мне нельзя алкоголь. Я вот, когда почистился, трижды выпил после концерта красного вина. Не надо было. Говорят, оно провоцирует. Хотя никто ни черта толком не знает... 

Мне сказали, надо ходить 2 километра. Я начал с того, что ходил 300 метров, 400. Вчера прошёл 1 километр. Сегодня утром еле встал, всё болит. Дурак. Но сегодня тоже чуть-чуть заставлю себя походить. Эта «химия» отнимает ноги и руки, не чувствую их сейчас. Но, говорят, пройдёт... Я настроен выздороветь и петь.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие звонки подешевеют после отмены операторами роуминга?
  2. Какая водка подорожает?
  3. Что Путин обсуждал с Меркель?




Самое интересное в регионах