Великий плохой писатель. Достоевского ругали все: от Льва Толстого до Набок

190 лет назад, 11 ноября 1821 г., в Москве появился на свет отпрыск древнего восточного рода вельможи Аслана

Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872. Москва, Государственная Третьяковская галерея.
Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872. Москва, Государственная Третьяковская галерея. © / репродукция

От западных же предков младенцу досталось право использовать знаменитый польский дворянский герб «Радван». А также фамилия, которая происходила от пожалованного ещё в XVI столетии сельца Достоево в Пинском повете. Впоследствии этого польско-татарского дворянина читатели и критики назначат главным ответственным по вопросам загадочной русской души. Звали новорождённого Фёдором Достоевским.

Впрочем, до этого самого «впоследствии» надо было ещё дожить, чего Достоевскому не удалось. При жизни очень многие считали его неважным, а то и вовсе плохим писателем. Причём второстепенным, проходящим где-то по разряду Эжена Сю, автора полицейских и фельетонных романов, которые, дескать, пишутся за месяц, читаются за вечер и забываются через пару дней. Кстати, сам Достоевский весьма его ценил и даже собирался перевести на русский язык один из наиболее одиозных романов Сю «Матильда».

О плохом отношении к Достоевскому свидетельствует, например, и тот факт, что даже «Братьев Карамазовых» считали чем-то вроде наспех сделанного бытового криминального романчика. А при переводах с прекрасной формулировкой «за ненадобностью» выбрасывали из него главу о «Великом инквизиторе».

Трубадур банальности

Доставалось классику и от современников, и от наследников. Вот говорит Глеб Успенский: «Редкие описания в его романах бесцветны и банальны до невозможности, а кроме того - потрясающе небрежны». Вот сознаётся Белинский в письме к мемуаристу и историку литературы Павлу Анненкову: «Надулись же мы, друг мой, с Достоевским-гением!» Вот Лев Толстой более-менее деликатно замечает: «Достоевский - серьёзное отношение к делу, но дурная форма, однообразные приёмы, однообразие в языке». А вот Владимир Набоков рубит сплеча: «Достоевский есть не что иное, как низкопробное трюкачество, не имеющее себе равных по глупости во всей мировой литературе. К тому же все его известные сочинения создавались в условиях крайней спешки».

Самое интересное, что во всём этом есть изрядная доля правды. Пожалуй, именно «условиями крайней спешки» можно объяснить ставший уже хрестоматийным «ляп» Достоевского: «В гостиной стоял круглый стол овальной формы». Да и насчёт банальностей... Разнообразные героини «со следами бывшей красоты на лице», ставшие лютым штампом ещё во времена детства Достоевского, так густо населяют его романы, что впору прореживать. Юный и ехидный Антоша Чехонте всласть оттоптался на подобных клише в своём коротком рассказе «Что чаще всего встречается в романах, повестях и т. п.». По его мнению, чаще всего, к примеру, встречаются «Белокурые друзья и рыжие враги». Можно провести эксперимент и перечитать, скажем, «Преступление и наказание», чтобы самостоятельно убедиться: все положительные герои там худощавые, а все отрицательные - либо толстые, либо «слегка жирноватые».

Ну а упомянутая Успенским небрежность Достоевского проявлялась не только в его романах, но и в публичных, причём весьма ответственных, выступлениях. Именно этой небрежности мы обязаны тем, что в каждом школьном сочинении по «Евгению Онегину» можно найти пассаж о трагедии Татьяны Лариной, которую выдали замуж за старого генерала. На самом деле из пушкинского текста ясно следует, что «толстый этот генерал» и Онегин - почти ровесники. Но Достоевскому в своей речи на открытии памятника Пушкину из каких-то загадочных соображений было угодно назвать мужа Татьяны стариком, и теперь этого «старика», похоже, не вырубишь топором, что свидетельствует о чудовищном, всеподавляющем авторитете «плохого писателя».

Русский мальчик

А был ли он настолько плох? Теоретически нападки коллег на Достоевского можно объяснить элементарной завистью. Есть, правда, одно исключение, которое носит имя Лев Толстой. Литературоведы говорят, что его, дескать, «не удовлетворяли принципы миропостижения Достоевского». На человеческий язык это можно перевести просто - Толстым двигала не зависть, о которой смешно говорить, но ревность. А ревновать было к чему - решался вопрос, кто в литературе будет «главным исповедником загадочной русской души». Тот, кто воевал, как Толстой, или тот, кто сидел, как Достоевский.

История рассудила их по-своему, и, похоже, вполне справедливо. Во-первых, через сто лет в русской литературе эту дилемму разрешил Александр Солженицын, который, подобно Достоевскому, угодил на цугундер по политической статье и, в точности как Толстой, воевал в звании капитана артиллерии. Ну а во-вторых, герои романов и Толстого, и Достоевского прочно вошли в наш обиход на самом важном, бытовом уровне. Уж здесь известные всем анекдоты и про Наташу Ростову («Гусары, молчать!»), и про Родиона Раскольникова («Ну, не скажите! Десять старушек - уже рупь!») точно стоят наравне. Да и пошлое механически слепленное определение русской литературы «Сплошной Толстоевский» дорогого стоит!

Тем не менее всё-таки кажется, что в этом заезде Достоевский вырывается вперёд. Максимум, что можно поставить ему в вину, так это то, что городок Скотопригоньевск (место действия «Братьев Карамазовых») так и не стал русским аналогом Баскервилль-холла, хотя интрига в русском романе закручена ничуть не хуже, чем у Конан Дойла.
Видимо, как раз в этом и проявился феномен «русских мальчиков», мастерски нарисованный Достоевским: «Дайте русскому школьнику карту звёздного неба, и на следующий день он вернёт вам её исправленной». А сам Фёдор Михайлович оказался настолько крут, что смог обычный полицейский детектив превратить в высокий психологический роман, которому вечно будут изумляться и из которого уже не станут выбрасывать «Легенду о Великом Инквизиторе».

Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Рашит
    |
    18:18
    11.11.2011
    1
    +
    -
    Я полагаю, что Достоевский отличается от Толстого тем, что не принес такого вреда российскому обществу как последний. Как известно, Ленин был маникальным поклонником Толстого. Одна из причин этого заключается, на мой взгляд в том, что Толстой принес в русское общество дилетантское, нигилистическое отношение к власти. Одно дело осуждать властолюбие и конкретные безнравственные поступки. Но другое дело создавать у читателя высокомерно-пренебрежительное отношение к любому человеку, облеченному властью (читатель начинает чувствовать, что он и сам бы мог запросто порулить). Что же касается простого народа, то Толстой напротив всегда рисовал его в каких то радужных красках и умилялся им. Таким образом, думается, он больше всех способствовал расколу общества. А это, как известно, привело к кровавой революции и к репрессиям. Внедренная Толстым в сознание масс примитивная мысль о том, что власть без разбора вся плохая (а руководить очень легко), сняла моральные ограничения у его поклонников-революционеров.
Комментарии (17)
  1. буковина украина
    |
    12:00
    11.11.2011
    0
    +
    -
    Да-а, Кудряшов - лихо, глубоко, широко, но тонко и с уважением к гениям; респектище автору!
  2. Плохо
    |
    16:47
    11.11.2011
    0
    +
    -
    вы написали статью. Поверхностно и свысока. И Льву Николаевичу ярлычок ревнителя приклеили. ПОХОЖЕ, ОТ ГЛУПОСТИ ВСЁ ЭТО ВАМИ НАПИСАНО!
  3. Кстати
    |
    17:18
    11.11.2011
    0
    +
    -
    о ревнителе (зелаторе) см. "Исход"( 20, 5). Вот такая она - ревность (даже не до третьего, а до четвёртого колена). Ну и ордена там всякие любили зелатора приплести.
  4. кобзарь
    |
    17:22
    11.11.2011
    0
    +
    -
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что такое гиперзвуковое оружие?
  2. Насколько опасен выброс радиации в Нижнем Новгороде?
  3. Что будет со сборной России по хоккею после поражения в матче с Канадой?

Как вы считаете, нужно ли легализовать допинг?