aif.ru counter
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕРОПРИЯТИЙ С «АиФ»!
Звоните (495) 252 02 90 или отправляйте онлайн-заявку прямо сейчас event@aif.ru

Пресс-особняк «АиФ»: чья была эта усадьба?

0 320
«Аргументы и
Изображения предоставлены Дорогобужским музеем-заповедником
История пресс-особняка полна легенд

История улицы пресс-особняка «АиФ»
Улица Мясницкая сложилась во времена царствования Ивана III (Великого) Именно этот царь осуществил объединение большей части русских земель вокруг Москвы и превратившего город в центр общерусского государства.
Свое название улица получила из-за того, что на ней жили и трудились мясники, поставлявшие свежее мясо в Кремль.
При Петре I Мясницкая стала дорогой между Кремлем и Немецкой слободой, по которой постоянно ездил государь.
Вскоре улица приобрела статус самой модной в городе. Знатные царедворцы спешно переезжали жить на Мясницкую, в то время как придворным поставщикам мяса пришлось распрощаться с полюбившимся местом.
Здесь проходили триумфальные шествия полков, возвращавшихся из военных походов, царские развлечения: гуляния, «огненные потехи» и знаменитые шествия «шутейного собора». Правая рука Петра I - князь Александр Меньшиков - тоже построил себе дворец на Мясницкой.
Сегодня на его месте высится Почтамт, перестроенный из дворца в конце XVIII в. Отсюда во все концы России разъезжались почтовые кареты - единственно возможный по тем временам способ связи.
К началу XIX века Мясницкая превратилась в средоточие торгово-промышленного капитала и богемы: здесь бывали Антон Чехов, Клод Дебюсси, Петр Чайковский, Ференц Лист, Исаак Левитан, Алексей Саврасов, Василий Поленов, Константин Станиславский.
Пресс-особняк «АиФ»: чья была эта усадьба?

Исконным владельцем особняка, в котором теперь располагается пресс-центр «АиФ», был Иван Иванович Барышников – представитель одного из самых богатых родов Российской империи (отсюда и фамилия: от слова «барыш», которое означает прибыль, доход).

Купец международного
масштаба

Отец его Иван Сидорович Барышников (1725-1784 гг.) был награжден «почетным серебряным жбаном» - официальной наградой купечества за заслуги перед Российским государством - «по указу императрицы Елисаветы Петровны и по представлению Главнокомандующего армиею Графа Апраксина за поставку на армию провианта».
К началу царствования Екатерины II деятельность Ивана Сидоровича приобрела почти государственный размах: «…у деда моего была в то же время торговля с Ригою, а в это время, когда Америка не значила еще ничего торговлею, и весь хлеб за границу шел из России, один-два года счастливых могли составить значительное состояние», - пишет в своих мемуарах его внук.
Нажив огромное состояние, купец приобрёл имения в Саратовской, Нижегородской и Пензенской губерниях, а также села в Смоленской губернии (Алексино, Николо-Погорелое, Неелово). Отмечается, что к концу своей жизни купец-откупщик владел четырьмя тысячами крепостных душ и «полумиллионом денег».
Сам Иван Иванович Барышников (1749-1834) был неординарным человеком. Рачительный и предприимчивый хозяин, он владел конными заводами в Николо-Погорелом и Алексине, и хлебопекарной индустрией. Хлеб продавали в Ригу, Белый и Поречье, сельхозпродукцию - в Москву и Санкт-Петербург, а лошадей поставляли военному ведомству.
Солидный доход Барышникову приносили садоводство, аренда мельниц, бондарное дело (производство деревянных бочек); он владел бумажной, суконной и стекольной фабриками, кожевенным заводом. В 1784 году Иван Иванович вышел в отставку в чине майора, продал дом в Петербурге и поселился в Смоленской губернии.
Крупнейший коллекционер предметов искусства
Круг интересов Ивана Ивановича не замыкался только на хозяйственной деятельности, он был большим ценителем искусства, особенно архитектуры. Для проектирования строительства своих усадеб он приглашал известнейших архитекторов того времени - Матвея Казакова, Доменико Жилярди. Его заказы исполняли Федот Шубин (скульптор), Василий Тропинин (художник). Он был одним из крупнейших коллекционеров картин того времени: в его картинной галерее были произведения Брюллова, Левицкого и даже Рафаэля. В имении Алексино работала школа крепостных художников, был создан оркестр из крепостных музыкантов.
Меценат
Являясь просвещенным человеком, Иван Барышников выделял огромные суммы на развитие образования. В 1786 г. по его инициативе в Смоленске было торжественно открыто Главное народное училище, в 1804 году – Смоленская гимназия, на нужды которой он выделил 10000 рублей. В 1820 году знаменитого купца избрали почетным смотрителем Дорогобужского уездного училища, которому он подарил двухэтажный дом и пожертвовал значительные суммы.
Много средств потратил Иван Иванович и на строительство храмов в своих имениях. Это дело впоследствии продолжил его сын Андрей Барышников. На все церкви, устроенные Барышниковыми, к концу XIX века приходилось более 11 тысяч прихожан.
Сын Ивана Барышникова Андрей в своих «Описаниях» так характеризует отца: «Человек большого здравого смысла, от природы одаренный удивительным инстинктом художественного изящного, но более застенчивый, нежели предприимчивый, прекратил после отца своего откупные дела его … и, вышедши в отставку с чином артиллерии майора, поселился в своем Дорогобужском имении, проживая попеременно то в Погорелом, то в Алексине, занимаясь устройством имений своих, заведением хуторов, но всего более и с особенным знанием дела и любовию родовыми постройками».
Отец тринадцати детей
Важно отметить, что семьи у Барышникова долгое время не было, он очень долго ходил в холостяках. Поворот в судьбе произошёл благодаря встрече с шестнадцатилетней москвичкой Елисаветой Ивановной Яковлевой. Девушка из богатой купеческой семьи не ждала, пока Иван Иванович отважится сделать ей предложение, а подвела его к зеркалу и спросила: «Как Вы находите себя?» Барышников начал говорить что-то невнятное про свой преклонный возраст, на что Елисавета возразила: «Ну, а я вам скажу, что вы на мои глаза очень хороши-с!»
Согласно воспоминаниям их сына Андрея Ивановича Барышникова: «Это кончило, конечно, нерешительность отца моего, он вскоре затем женился. Мать моя умная, деятельная хозяйка, несколько вспыльчивая и заносчивая, но с ней отец мой жил хорошо». За годы счастливой семейной жизни жена Ивана Ивановича родила ему тринадцать детей, из которых в живых осталось два сына и пять дочерей.
Пожар 1812 года
Во время пожара 1812 года усадьба на Мясницкой чудом уцелела от огня, но была полностью разграблена французами. Между тем почти все творения архитектора Матвея Казакова были уничтожены. Мастер, узнав об этом, испытал тяжелейшее потрясение и скончался в считанные дни.
Семье Барышникова пришлось длительное время восстанавливать родовое гнездо, и вскоре в нем снова закипела жизнь.
Иван Иванович Барышников прожил 85 лет. Похоронен в Смоленской губернии.
Потомство Ивана Ивановича впоследствии продолжило обустройство родовых имений. Один из сыновей  - Андрей Иванович Барышников (1801-1867) - был кадровым военным, служил адъютантом главнокомандующего второй армии генерал-фельдмаршала графа П.Х. Витгенштейна. В 1834 году вышел в отставку в чине полковника. Он значительно пополнил художественную коллекцию отца, поскольку много путешествовал за границей и имел возможность покупать понравившиеся произведения искусства. Многие из них после революции попали в картинные галереи страны. Андрей Иванович был близок к декабристам.
История особняка после революции
Особняк принадлежал Барышниковым 50 лет. Затем дом перешёл в руки дворянской семьи Степана Бегичева, а потом Петра Бекетова. Впоследствии передан казне.
В советские годы усадьбы Барышникова пострадали едва ли не больше, чем от разорения французской армией. В особняке на Мясницкой была устроена больница для чернорабочих. С 1922-го года здание занял Научно-исследовательский институт санитарного просвещения Министерства здравоохранения СССР.
В дворцовых покоях имения Барышникова в Смоленской губернии разместилась администрация конного завода, лепнина была закрашена под шаблон «белый верх, синий низ», росписи и барельефы затёрты, конюшни в стиле классицизм разрушены.
До наших дней не дошло ни одного портрета Ивана Барышникова: все изображения утрачены, так же как и большинство реликвий его коллекции.
В конце 80-х - начале 90-х годов дом Барышникова передан в долгосрочную аренду редакции газеты «Аргументы и факты» на 49 лет.
Можно сказать, что только с этого времени у дома появился настоящий новый хозяин. Почти полтора столетия здание занимали люди, которые использовали этот памятник архитектуры просто как «казенный дом».
Во многом именно благодаря «Аргументам и Фактам» дом Барышникова, чудом прошедший через пожар 12 года и десятилетия советской власти, сохранён в первозданном виде до сих пор радует взор москвичей и гостей нашего пресс-центра.
Подробное описание интерьеров особняка
Усадьба-дворец
Из воспоминаний сына И.И.Барышникова: «…таких частных домов, каков был наш дом, и которых теперь величают дворцами, было в Москве до 20-х годов несколько десятков, но теперь все они уже в казне, за исключением разве трех или четырех.
По их размерам, по их великолепию в отделке заслуживали они, действительно, вполне названия дворцов, кто бы ни жил в них. Таким был и наш дом, стоявший покоем средний корпус на двор, боковые корпуса – на улицу и, верно, имевший шагов 120 внутри дома в длине от одного конца до другого».

Усадьба Барышникова на Мясницкой построена в форме буквы «П». Такую необычную, но блестящую внутреннюю планировку дома осуществил Матвей Федорович Казаков. Это решение было принято из-за того, что в новое здание полностью включены старые палаты XVII века.
Фасад и стиль
За все прошедшие годы внешний вид дома почти не изменился. Утрачены лишь изящные балконы на консолях, которые имелись у окон флигелей, выходящих на Мясницкую. И, наверное, самое потрясающее - сохранилась уникальная по своей красоте металлическая ограда - со строгой изящной решеткой между круглых белокаменных колонок с чугунными шарами. Подобные ограды в Москве почти все уничтожены.
Внутренний двор не так уж и велик, и при незначительной высоте здания это могло бы снизить общее впечатление. Чтобы преодолеть этот недостаток, Казаков выдвигает вперед портик - непременную часть сооружения классической архитектуры, а колонны ставит на высокий цоколь. Причем, колонны, украшенные коринфским ордером, далеко отодвинуты от стены, что придает портику необычную пространственность. В результате фасад становится величественным и торжественным.
Снаружи стены штукатурились и окрашивались в характерный для архитектуры классицизма желтый цвет. Отдельные детали - цоколь, горизонтальные пояса, венчающие карниз, колонны выполнялись из белого известняка, и вся эта нарядная белоснежная отделка прекрасно сочеталась с золотисто-желым цветом стен.
Из воспоминаний сына И.И.Барышникова: «Глубина среднего корпуса была в два ряда комнат, из которых передние были две больших гостиных (ныне - Розовый и Зеленый залы. - Прим. ред.); правый флигель состоял только из трех комнат, большого зала с колоннами и хорами (теперь - Круглый зал. - Прим.ред.), столовой (Овальный зал. - Прим.ред.) и официянской (Диванная - Прим.ред.), то есть относящейся к слугам, долженствовавшим ходить во фраках и служить при подачах, стаканов воды, квасу, столов карточных…»
Вестибюль
Нарядному и одновременно строго-элегантному портику противопоставлен обычный жилой характер входа, который находится в левом флигеле, если встать лицом к дому. Такое расположение входной двери создает ощущение какого-то неофициального приглашения, чего-то уютного, домашнего.
Входная дверь вела в парадный вестибюль, сохранившийся до наших дней почти в неизменном виде. Такое помещение еще долго называли старинным русским словом «сени».
Обширный вестибюль разделен колоннами на две части. Расположенные полукругом, они плавно подводят нас к парадной лестнице.
Лестница
Парадная лестница великолепна. Если взглянуть наверх, то вы увидите огромные боковые окна и парные колонны. В основании лестницы – трехметровое зеркало, которое визуально удваивает пространство. Вечерами лестницу освещал живой огонь свечей настенных хрустальных подсвечников.
Из воспоминаний сына И.И.Барышникова: «Очень замечательна была в нашем доме парадная лестница, поднимающаяся из больших теплых сеней, прямо без всяких поворотов в бельэтаж, широкие отлогие ступеньки из дикого камня, подо светлою аркою, напоминали лестницу итальянского дворца. В верху лестницы, во всю ширину ее, была (…) площадка, по средине которой открывалась высокая (…) дверь в переднюю».
Парадный кабинет
По ступеням лестницы, покрытой ковром, гости, уже с определенным настроением, поднимались в помещение, называемое аванзалом.
Из воспоминаний сына И.И.Барышникова: «Передняя была высокая, светлая, как и (…) все комнаты были высокие и светлые. Направо была высокая дверь в официантскую, (…) тоже очень хорошо отделанную, с высоким зеркалом…»
Диванная
Из парадного кабинета входили в угловую гостиную или диванную.
Из воспоминаний сына И.И.Барышникова: «Официянская (ныне - Диванная. - Прим.ред.) нужна… и для того, чтобы приехавший гость или гостья, не входя еще в гостиную, могли поправить свой туалет, на какой предмет было в официянской большое зеркало. Между тем самые почетные гости были уже встречены хозяином в официянской, как это и у нас делалось, когда приезжали… какие-нибудь крикливые титулы и давали уже издали знать о своем прибытии… . Из официянской вход был в гостиную, которых у нас было две большие…»
Из Диванной раскрывались под прямым углом две ветви анфилады - одна вела в центральную часть здания, другая - в восточную.
Центральная ветвь анфилады, состоящая из нескольких парадных покоев, раскрывается, по замыслу гениального зодчего, с постепенным нарастанием эмоционального эффекта.
Перед нами - одна за другой гостиные: зеленая и розовая и парадная спальни, которой завершается эта ветвь. Тогда было принято называть парадные помещения по их основной цветовой гамме.
Искусственный мрамор
Нам следует уделить особое внимание искусственному мрамору, так как он украшает все парадные помещения и является характерной особенностью дома Барышниковых.
Технология облицовки искусственным мрамором колонн была такова. Сначала выполнялась колонна из бревна, обшивалась дранкой, штукатурилась, и затем ее покрывали тонким слоем алебастрового литья с применением красителей и вкраплениями кусочков дорогого греческого мрамора подходящего цвета.
После этого колонна пропитывалась воском и тщательно полировалась. В итоге - полная иллюзия натурального благородного мрамора, играющего переливами света и блестящими искорками.
Зелёный зал
Первая гостиная - зеленая. Она очень просторна и в то же время уютна; нарядна, но не помпезна. Двое парадных портала обрамлены мраморными колоннами и увенчаны барельефами.
Выполненные из гипса, они были очень популярны для украшения помещений. Тематика и исполнение барельефов говорят нам о возвращении к классическим античным образцам, которые были характерны для архитектуры конца XVIII - начала XIX веков.
Барельефы создавали дополнительную игру светотени, смотрелись очень эффектно и при дневном освещении, и при колеблющемся пламени свечей.
В зеленой гостиной мы видим две почти зеркальные композиции. На одной из них, в центре - группа нимф, которые венчают гирляндой роз бога любви - Эрота, преподносят дары из фруктов, и воскуряют ему фимиам.  С двух сторон - в круглых медальонах изображены музы.
Стены украшают вставки из искусственного мрамора. Так же оформлены и печи, расположенные в углах. Изящно скругленные, они меняют конфигурацию помещения и придают интерьеру завершенность. Лепные карнизы с розетками на потолках создают легкое праздничное настроение.
Розовый зал
Розовая гостиная с нежной расцветкой золотистого мрамора на стенах, так же, как и зеленая, выходит окнами в парадный двор. Эта гостиная - меньше, но кажется более нарядной благодаря мраморным колоннам с коринфскими капителями и богатой лепниной, обрамляющей дверные порталы.
Барельефы над входами в розовой гостиной размещены в прямоугольных и полуциркульных нишах. На одном из них изображен забавный эпизод - укушенный пчелами Эрот ищет защиты у своей матери - богини любви. Интересна бытовая деталь - плетеный из лозы улей с летком для пчел в верхней его части.
Барельеф в полуциркульной нише изображает Зевса в образе орла, вкушающего божественный напиток амврозию из чаши. Композиция олицетворяет покровительство богами всех живущих в этом доме.
Этот сюжет множество раз воплощался и не только в скульптуре, но и в поэзии. Взять хотя бы всем известное стихотворение Фёдора Ивановича Тютчева «Люблю грозу в начале мая». Оно заканчивается следующими строками:
Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.
Это стихотворное переложение легенды о происхождении дождя вполне могло бы относиться и к этому барельефу, и Фёдор Тютчев мог видеть его, так как он тоже одно время жил на Мясницкой улице. Однако посещал ли он этот дом, доподлинно не известно.
Спальня
Из розовой гостиной мы проходим в парадную спальню. Кстати, слово «спальня» совсем не означало, что здесь кто-то спал. Это - одно из самых парадных помещений в доме было приемной, кабинетом хозяйки, где она встречала наиболее почетных гостей. Соответственно, к нему предъявлялись специальные требования. Оно должно было быть не просто роскошным, но изысканным, утонченным. Именно парадная спальня давала возможность зодчему показать весь блеск своего таланта, особо подчеркнуть архитектурные формы внутреннего убранства.
В доме Барышникова Казаков представил блестящий образец подобного помещения, во многом совершенно оригинального. Само расположение спальни, этого «обиталища Венеры» абсолютно необычно - спальня находится прямо в центре здания.
Это не очень большое прямоугольное помещение становится объемным благодрая тому, что его центр выделен колоннадой. На них опираются арки, образующие с западной стороны альков, то есть нишу в стене, предназначенную для бесед.
Торцевые стены завершены полукупольными сводами. Так же как и в парадной столовой, и здесь использована иллюзия: углубления в потолке нарисованы так, что зрительно увеличивают объем. Мы видим живопись на сводах, гирлянды полевых цветов, барельефы и медальоны с изображением играющих ангелов. Декор парадной спальни выполнен в охристых тонах. Угловые печи, расположенные на внутренних капитальных стенах, завершают интерьер.
Овальный зал
Из диванной мы попадаем в парадную столовую. Стены этого зала не прямые, а овальные. Столовая выдержана в изысканно-элегантных спокойных серых тонах. Того же цвета с голубыми вкраплениями колонны, обрамляющие входные порталы.
В потолочном своде – углубления в виде ромбов, которые на самом деле являются росписью. Они придают потолку большую объемность и высоту. Создается впечатление, будто маленькие звездочки, нарисованные в центре каждого ромба, на самом деле мерцают в небесной высоте.
За дверями с восточной стороны узкий коридор, который ведет в служебное помещение. В доме Ивана Ивановича Барышникова была очень тщательно продумана система тайных ходов, чтобы служебный персонал не мешался под ногами знатных гостей. К примеру, отсюда служебные коридоры вели в круглый зал, и даже на первый этаж, минуя парадную лестницу, а завернув на пролёт выше – сразу в две ложи музыкантов, одна из которых располагалась в парадной столовой.
Отсюда доносилась живая музыка, отсюда выстраивалась череда официантов. За этой дверью была так называемая буфетная – место, которое соединяло кухню и столовую: здесь хранилось фамильное серебро, фарфор и богемский хрусталь, крахмальные скатерти и прочая утварь, а также чистая посуда под замену использованной на время трапез.
Круглый зал
Из столовой мы выходим в самое роскошное помещение дома – зал для пышных балов, и различных торжеств, известный на всю Москву. Гостями этого дома были самые яркие фигуры эпохи: Александр Грибоедов, Лев Толстой, представители общества декабристов. Считается, именно тут танцевала девушка, ставшая прототипом Наташи Ростовой. И гости этого дома стали первыми слушателями пьесы Грибоедова «Горе от ума».
Окна обращены на три стороны. По пять окон - с востока и запада и три - с севера. А это означает, что помещение было все залито светом.
Зал всегда назывался и до сих пор сохранил это название - «круглый», хотя на самом стены зала очерчивают квадрат. Все дело в том, что круглая колоннада, выстроенная по принципу римских пантеонов, полностью изменяет восприятие пространство зала.
Светло-бежевые с коричневато-золотистыми переливчатыми вкраплениями колонны, сделанные из искусственного мрамора, необычайно красивы. Они немного суживаются кверху и завершаются пышным и парадным коринфским ордером.
В зале есть изысканно оформленный балкон для музыкантов. На барельефе ограждения балкона изображен в окружении муз бог Апполон - покровитель различных видов искусств с кифарой в руках. С двух сторон от балкона симметрично расположены входы в столовую и буфетную, оформленные сдвоенными колоннами.
Потолок зала украшен живописной росписью. Разбросанные по всему его золотисто-охристому полю цветы-розетки постепенно уменьшаются, превращают плоский потолок в купол.
Тончайшей работы лепнина отделяет ограду центрального плафона и боковых частей. Плафон обрамлен поясом лепных розеток, следующий ряд - из цветов и темно-зеленых гирлянд, который несут орлы с распростертыми крыльями. В центре изображено солнце, освещающее весь зал.
Наш пресс-особняк является архитектурным памятником и находится под охраной государства.
Сегодня здесь проходят пресс-конференции, брифинги и презентации федеральных и столичных ведомств и компаний в рамках работы пресс-центра «АиФ».
«Эти интерьеры просто великолепны! Вот где настоящая царская Россия!» - восклицала Катрин Денев во время пресс-конференции в усадьбе Барышникова. Мероприятия здесь у всех гостей запоминаются на всю жизнь.

Смотрите также:

  • Аккредитация
Отправить
Оставить комментарий
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы



Смотрите также
Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ