10:20 29/01/2014 Елена Шитова 1 55011

В медвузах отменяется интернатура. Как изменится подготовка будущих врачей?

В связи с переходом на федеральный государственный образовательный стандарт третьего поколения в российских медицинских вузах с 2016 года отменяется интернатура. Означает ли это, что в практическое здравоохранение придут специалисты-недоучки?

Наш эксперт – ректор Нижегородской государственной медицинской академии, профессор Борис Евгеньевич Шахов.

Достаточно одного диплома

Елена Шитова, «АиФ. Здоровье. Лекарственное обозрение»: Борис Евгеньевич, в чем принципиальное отличие нового учебного стандарта?

Борис Шахов: В отличие от предыдущего стандарта наши выпускники после получения дипломов будут иметь право самостоятельно работать врачами. Ранее они должны были сначала получить сертификат, для чего требовалось окончить интернатуру и/или ординатуру.

– Интернатура отменяется, что будет с ординатурой?

– Ординатура остается, ее продолжительность по всем специальностям обучения будет составлять 2 года. Она станет разновидностью последипломного образования для тех, кто хочет приобрести узкую специальность, например, работать кардиохирургом, неврологом и т. д.

– А где и кем сможет работать новоиспеченный специалист с дипломом медицинского вуза?

– Выпускники медицинских вузов получат право работать в качестве врачей общей врачебной практики (включая как терапевтов, так и педиатров ОВП) в поликлиниках и центральных районных больницах.

Распределения нет, но…

– Получается, что любой врач, прежде чем стать узким специалистом, будет обязан пройти «курс молодого бойца» на амбулаторном приеме пациентов в поликлинике или ЦРБ?

– Не могу утверждать это со стопроцентной уверенностью, поскольку нормативная база реформы находится в стадии разработки, многое еще не ясно. Но пока я вижу такую схему: врач получает диплом и отправляется работать в первичное звено на некоторое время. Официальных документов нет, но в устной форме неоднократно озвучивались предложения определить величину этого периода в три года. После чего врач, если у него возникнет такое желание, сможет поступить в ординатуру.

– В советские годы практиковалась система распределения молодых специалистов именно с трехлетним сроком обязательной отработки по месту направления. Сейчас происходит возвращение к подобной системе?

– Распределение было признано нарушением прав, ограничением свободы человека, противоречащим Конституции. Вернуться к этой практике сейчас не представляется возможным. Новая система не ограничивает свободу выбора выпускника, но задает определенные условия, в рамках которых он будет реализовывать свой выбор.

– Что делать тем, кто с детства видел себя в конкретной врачебной специальности, например, мечтал стать нейрохирургом? Три года на амбулаторном приеме после окончания вуза превратятся для такого выпускника в потерянное время, в течение которого он забудет навыки, приобретенные в вузе.

– Думаю, что для одаренных студентов, для тех, кто твердо знает, чего он хочет, и уже со студенческой скамьи стремится изучить избранную специальность как можно глубже, будут узаконены особые условия поступления в ординатуру, не предусматривающие обязательной трехлетней стажировки в качестве врача ОВП.

– Нет ли опасений, что эти особые условия станут «законодательной лазейкой» для многих нерадивых студентов, которые просто хотят устроиться на более комфортную должность без обязательной «отработки» в поликлинике?

– Ни одна правовая система не может быть идеальной, невозможно полностью застраховаться от различных недобросовестных действий. Тем не менее вполне реально продумать такую схему, при которой данный фактор будет сведен к минимуму, например, учитывать участие в студенческой научной работе по выбранной тематике.

Все для первичного звена

– Если все выпускники будут обязаны хотя бы три года отработать в первичном звене, то позволит ли эта мера решить кадровую проблему в поликлиниках и ЦРБ?

– Думаю, что именно на решение кадровой проблемы в первичном звене и направлено в первую очередь реформирование. Амбулаторно-поликлиническая работа заявлена в качестве приоритета, и мы обязаны это учитывать при подготовке специалистов.

– Не секрет, что работа в первичном звене не считается престижной среди выпускников медицинских вузов, в поликлинику идут в основном те, кто не нашел более привлекательного места работы. Может ли вуз изменить подобное отношение?

– Не соглашусь по поводу привлекательности: сегодня есть такие поликлиники, где врач может проявить свои знания и навыки не в меньшей степени, чем в стационарах. Многие учреждения оснащены самым современным оборудованием. Наша задача как учебного заведения – показать студентам реальные возможности работы в поликлинике.

– Раньше приоритет складывался в пользу стационаров, где изучались основные клинические дисциплины, а работе поликлиник уделялось значительно меньше учебного времени. Сейчас что-то изменится?

– Начиная с 2014 года существенно увеличится количество занятий поликлинической направленности. На новые кафедры придут студенты-третьекурсники, и изучение клинических дисциплин будет напрямую связано с будущей работой врачей общей практики.

Фото: www.russianlook.com

– А кто будет преподавать эти поликлинические дисциплины – сотрудники академии или практикующие врачи из поликлиник?

– Безусловно, мы будем привлекать для этой работы людей, имеющих большой практический опыт амбулаторного приема. При этом и сегодня среди наших сотрудников есть врачи, работающие в поликлиниках.

Куда уходят кадры

– Не пройдут ли свежеподготовленные врачи общей практики мимо поликлиник?

– Мне доводилось слышать, что почти треть выпускников медицинских вузов не доходит до учреждений здравоохранения, и мы в НижГМА решили этот вопрос изучить досконально. Начиная с 2008 года мы ведем мониторинг и отслеживаем: кто, когда и куда устроился работать после окончания академии. Ни о каких 30% говорить не приходится. По нашим данным, не приходят работать врачами 9,6% выпускников. Это, конечно, тоже много, но все же втрое меньше, чем принято считать. Думаю, что если бы все мои коллеги-ректоры провели подобные исследования, мы бы имели более объективную картину по стране.

– Где работают выпускники НижГМА?

– Абсолютное большинство – 67% – остается в своем регионе, преимущественно в областном центре. Некоторые уезжают, причем многие в Москву и даже за границу. Около 16% врачей Москвы и Московской области – наши выпускники, некоторые из них трудятся вахтовым методом, их семьи проживают в Нижнем Новгороде.

– Столица – это прекрасно, но много ли выпускников попадает на село?

– Для того чтобы стимулировать выпускников работать в сельских учреждениях здравоохранения, в Нижегородской области действует уникальная программа поддержки молодых специалистов, предусматривающая предоставление жилья и автомобиля. Эта программа существенно улучшила положение дел, хотя проблемы, безусловно, остаются. Не нужно забывать, что приток выпускников – это только часть решения кадровой проблемы, не менее важно оказывать влияние на отток специалистов. Сегодня даже на уровне Министерства здравоохранения России отток кадров признан основной причиной дефицита врачей.

Как объединить усилия

– В последнее время много говорится о необходимости укрепления связи между высшей школой и предприятиями. Но в отношении здравоохранения об объединении говорить сложно, так как вузы сегодня отдельно, а медицинские учреждения отдельно. Можно ли сделать, как в советское время, чтоб клинические базы находились в действующих медицинских учреждениях?

– Действительно, раньше все клинические кафедры действовали на базах лечебных учреждений, что позволяло одновременно решать несколько задач. С одной стороны, это давало неоценимый эффект в плане обучения студентов, с другой – оказывало помощь в лечебном процессе, поскольку пациентов консультировали ведущие специалисты вуза, профессора и доценты. Затем каждое учреждение стало отдельным хозяйствующим субъектом, что существенно осложнило взаимоотношения лечебных учреждений и вузов. Если вуз не имеет своей клинической базы, то приходится искать различные пути взаимодействия с медицинскими организациями.

Сейчас в соответствии с Гражданским кодексом вуз и больница могут заключить либо договор аренды, либо договор безвозмездного пользования. Но даже при безвозмездном пользовании придется оплачивать коммунальные услуги, составляющие достаточно крупную сумму, которую вузам просто не потянуть.

– Какие пути решения проблемы вы видите?

– В настоящий момент мы ищем эти пути во взаимодействии с органами власти, включая правительство Нижегородской области и Законодательное собрание. Радует, что и наша академия, и региональное министерство здравоохранения хотели бы выработать единый правовой подход. Но для кардинального решения требуются нормативные акты федерального уровня. И определенные подвижки в этом направлении постепенно появляются. В частности, правительство РФ разрешило студентам-медикам находиться с учебной целью в клиниках. Следующим шагом, как я полагаю, должно стать разъяснение, кто должен с этими студентами заниматься и на каких основаниях.

– Размещение кафедр в поликлиниках тоже требует правового урегулирования?

– Требует, но, надеюсь, в этом случае для нас проблема должна решиться проще, поскольку мы планируем разместиться на базе Приволжского окружного медицинского центра. Это федеральное учреждение, как и наша академия, у нас одинаковая форма собственности, что уменьшает количество возникающих вопросов. Кроме того, мы ставим перед руководством области вопрос о том, чтоб академии в качестве базы полностью передали одну из городских поликлиник.

Больше хорошей практики

– В интернатуре молодые доктора, работая под руководством опытных коллег, получали важнейшие практические навыки, которые сложно выработать в процессе обучения в вузе. Где они получат эти навыки после отмены интернатуры?

– Знаете, я всегда говорю своим студентам: чтобы не бояться сложных профессиональных ситуаций, поработайте в «горячих цехах»: приемном отделении, на скорой помощи или в реанимации. Тогда с какой бы проблемой вам ни пришлось встретиться в дальнейшем, вы не растеряетесь и сумеете оказать больному помощь. Сегодня среди студентов много тех, кто совмещает учебу с работой в учреждениях здравоохранения, и это дает хорошие результаты.

– А в самом вузе студенты смогут получить практические навыки?

– Конечно, число часов на изучение практических дисциплин увеличилось. Причем если раньше студенты отправлялись непосредственно к больным, то сейчас у них появилась возможность отработать навыки на специальных тренажерах. Во всех вузах открываются центры симуляционного обучения, и наша академия не исключение. У нас уже действуют симуляционные центры по хирургии и по стоматологии, готовится к установке закупленное оборудование по акушерству и гинекологии. В ближайшей перспективе – приобретение уникального для России стоматологического комплекса, предусматривающего возможность не только обучения, но и трансляции и видеозаписи мастер-классов.

– За счет сокращения каких предметов будет достигнуто увеличение практических занятий?

– Прежде всего из программы ушел достаточно большой объем общественных наук, сейчас идеологические дисциплины студенты не проходят. Кроме того, снижено количество часов на некоторые теоретические предметы, включая химию и физику, а также на иностранный язык.

Дистанционный консилиум

– Допустим, специалист, успешно освоивший всю программу обучения в вузе, отправляется самостоятельно работать в отдаленный район, где посоветоваться не с кем. А у него никакого опыта работы, даже интернатуры нет. Как быть?

– Знаете, раньше ведь интернатуры тоже не было. Врачи учились пять лет, а затем отправлялись на самостоятельную работу, и в том числе – в отдаленные районы. Именно так было с моими родителями, причем маму в свое время распределили единственным врачом на строющуюся Горьковскую гидроэлектростанцию. А там контингент был весьма сложный, работали самые разные люди, включая бывших зеков. Так что пришлось разбираться не только с аппендицитами, но и с ножевыми ранениями. Как справлялись? Книги с собой брали, лекционные записи, ездили в ближайшую ЦРБ на консультацию.

К сожалению, сегодня молодые специалисты почему-то боятся обращаться за советом к опытным коллегам. Нужно такое отношение изживать, поскольку коллегиальность всегда была отличительной чертой медицины. Кроме того, сегодня современные средства связи позволяют проводить дистанционные консилиумы.

– Вчерашнему студенту психологически проще обратиться к своему преподавателю, а не к опытному коллеге. Может ли академия как-то помочь своим выпускникам в дальнейшей работе?

– Сейчас мы запустили пилотный проект, распространяющийся пока только на пять районов нашего региона. Он предусматривает применение телемедицинских технологий для проведения онлайновых консультаций врачей из отдаленных учреждений с ведущими специалистами НижГМА. В 2014 году мы планируем оборудовать медиацентр в главном здании академии, где будет доступна связь с любой больницей Нижегородской области. В результате каждый врач сможет посоветоваться с преподавателем академии.

– По каким разделам медицины будут проводиться консультации?

– В первую очередь по акушерству и гинекологии, поскольку одной из самых важных задач нижегородского здравоохранения является снижение материнской и детской смертности. Будут проводиться консультации по хирургии, педиатрии и всем неотложным состояниям.

Процесс должен быть непрерывным

– Скажите, положа руку на сердце, готов ли на самом деле выпускник медицинского вуза к самостоятельной работе?

– Невозможно выпустить из вуза врача, готового к работе на все 100%. И это не зависит от того, есть интернатура в программе или нет. В нашей профессии, как ни в какой другой, важно перенимать опыт у коллег, адаптироваться и, конечно, постоянно обучаться.

Фото: РИА Новости / Борис Ушмайкин

– Сейчас нередко раздаются упреки в том, что высшая школа взяла за основу западную многоуровневую систему высшего образования, включающую бакалавриат и магистратуру, в то время как система подготовки врачей в Советском Союзе считалась в свое время образцовой. Надо ли было вообще «огород городить»?

– Думаю, что совершенствование в любой сфере необходимо, но важно, чтоб изменения были эволюционными, а не революционными. Не нужно разрушать «весь мир до основания», необходимо брать лучшее и развивать его дальше.

Что касается новых образовательных стандартов, то я не вижу трагедии в их внедрении. Я уже говорил, что интернатуры раньше не существовало, но это не мешало подготавливать квалифицированных специалистов. Более того, реформа включает ряд моментов, которые я однозначно оцениваю как позитивные. Это касается в первую очередь последипломного образования.

Сейчас раз в пять лет врач обязан пройти курсы повышения квалификации, где он в течение двух-четырех месяцев слушает лекции в вузе. Не думаю, что такой способ пополнения знаний является оптимальным. За рубежом принята другая система, которая будет внедряться и у нас. Она предусматривает непрерывное обучение врача путем его участия в научных конференциях, семинарах, посещении мастер-классов и тренингов ведущих специалистов и т. д.

Таким образом, врач пополняет свои знания постоянно, что является залогом его успешного развития. Наша профессия предполагает ежедневное обучение, и если ты перестаешь учиться, ты умираешь как врач.

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Татьяна М
    |
    16:29
    02.02.2014
    0
    +
    -
    Медицина меняется, меняются требования, всё больший акцент делается на узких специалистов. Также соответственно и должно меняться образование врачей, чего ,к сожалению, не происходит. Учатся они очень долго, затем, начиная работать, приступают к приобретению узкой специальности, дообучаются или переобучаются. Получается, что основное время учёбы студента-это обучение ради обучения. Долго и неэффективно. Время требует изменений. Продуманных изменений.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какая погода будет в Москве и регионах 25 и 26 июня?
  2. Как избавиться от слизней в огороде?
  3. Чем рояль отличается от пианино?

О чём бы вы хотели прочитать в следующем номере «АиФ Про Кухню»?