Татьяна Гурьянова 0 2454

Елена Голухова: «Больное сердце беспечности не прощает»

Статья из газеты: АиФ Здоровье №25 18/06/2015
Все материалы сюжета Заболевания сердца

Ежегодно от сердечно-сосудистых заболеваний в мире умирают около 17,5 миллиона человек. В первую очередь – от острого инфаркта миокарда, по уровню смертности от которого наша страна занимает одно из лидирующих мест. Почему так происходит?

Елена Голухова.
Елена Голухова. © / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Слово — руководителю отделения неинвазивной аритмологии и хирургического лечения комбинированной патологии Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева, члену-корреспонденту РАН, профессору Елене Голуховой.

Горькие реалии

Татьяна Гурьянова, «АиФ. Здоровье»: —  Елена Зеликовна, не так давно мы писали о том, какой серьёзный прорыв был сделан в нашей стране по совершенствованию медицинской помощи больным с сосудистыми заболеваниями, в частности — с инсультами. Почему в борьбе с инфарктом миокарда этот прорыв не столь заметен?

Елена Голухова: —  Потому что многие наши граждане недооценивают тот риск, который возникает в результате острого нарушения коронарного кровообращения. Вслед за многими моими коллегами я проанализировала данные о том, сколько времени проходит с момента начала приступа до обращения в «скорую помощь» по поводу сжимающей, давящей или жгучей боли за грудиной, которая не купируется приёмом нитроглицерина. Представьте, этот период иногда достигает... 5–6 часов!

На заметку
Как правило, инфаркт заявляет о себе внезапной режущей или давящей болью за грудиной, которая распространяется на всю грудную клетку, в подложечную область и в спину, в обе руки, челюсть, шею. При этом приступ сердечной боли длится гораздо дольше (от 15 минут и более), чем при стенокардии, и возникает не только в ответ на интенсивную физическую или эмоциональную нагрузку, но и в состоянии покоя. Однако бывают и безболевые формы инфаркта, а также протекающие по гастрономическому (с болью в животе, вздутием, слабостью, падением артериального давления), астматическому (с сильной одышкой и приступами удушья), церебральному (со спутанностью сознания, речи) вариантам.

—  То есть люди терпят?

—  Да! И не подозревают, что на спасение их жизни на самом деле отведено всего (с момента дебюта сердечной боли) 90 минут.

—  Так мало?

—  Таковы каноны оказания скорой медицинской помощи при инфаркте мио­карда. Одним из его крае­угольных принципов является максимально возможное сокращение времени доставки больного в стационар. Этот период называется «терапевтическим окном», во время которого необходимо восстановить коронарный кровоток. В идеале — провести первичное чрескожное коронарное вмешательство со стентированием. Если же это невозможно (в связи с отдалённостью больного от медицинского центра и другими проблемами), единственный альтернативный метод в этом случае — тромболитическая терапия, которая заключается в медикаментозном разрушении тромба, перекрывающего кровоток по коронарному сосуду.

Бояться или спасать?

—  Однако, насколько мне известно, эту жизнеспасающую процедуру у нас в стране проводят не так часто, как это необходимо. С чем это связано?

—  С недостаточной готовностью врачей такую процедуру проводить. Судя по недавним опросам, многие из них (в том числе врачи-кардиологи) не могут самостоятельно определить показания к коронарографии и проведению тромболизиса. Это очень печально. Ведь на сей счёт существуют абсолютно однозначные рекомендации — и европейские, и российские.

—  А может, врачи боятся? Ведь у тромболизиса немало противопоказаний и побочных эффектов, самый серьёзный из которых — угроза развития геморрагического инсульта (особенно у больных с артериальной гипертензией)...

—  Тут выход один: либо бояться, либо спасать пациента, бороться за восстановление кровотока по коронарному сосуду. Тем более что возможности для этого есть. И не только в Москве, где, к слову, уровень выполнения первичной коронарной ангиопластики сопоставим с европейским: первичное чрескожное коронарное вмешательство в столице проводят более 70% больным с острым инфарктом миокарда. Неплохо обстоит дело с оказанием экстренной медицинской помощи больным инфарктом миокарда и в Санкт-Петербурге, Красноярске, Кемерове. Ещё каких-нибудь несколько лет назад мы о таком могли лишь мечтать.

Без катастроф!

—  А если говорить о тех, кто уже пережил сосудистую катастрофу, у них риск повторного инфаркта велик?

—  Это зависит от многих факторов. Существуют определённые шкалы риска развития сосудистых событий, которые включают в себя такие показатели, как уровень липидного профиля, артериального давления, сахара крови, соблюдение больным ряда важных правил (отказа от курения, адекватной физической нагрузки, питания). И, конечно, его приверженность лечению.

—  Которая, говорят, у российских пациентов невысока...

—  Увы. И в этом — большая недоработка врачей, а следовательно, и недопонимание серьёзности проблемы самими пациентами. Врачи должны разъяснять пациенту, пережившему инфаркт миокарда, важность приёма антиагреган­тов, статинов, ингибиторов АПФ, бетаблокаторов. Не короткими курсами, а пожизненно.

В этом плане большим подспорьем могли бы быть школы для кардиологических больных. В первую очередь с оперированным сердцем. Потому что кардиологи и терапевты по месту жительства далеко не всегда знают, как помочь таким пациентам, у которых высока вероятность не только повторного инфаркта, но и гемодинамического инсульта. Такие школы для пациентов существуют во многих странах.

—  А у нас они есть?

—  Они начинают появляться. Массу полезной информации больные могут получить и на сайте нашего центра: www.bakulev.ru, а также на сайте кардиологической секции Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России: heart-master.com, председателем которой я являюсь. Занимаемся мы и просвещением врачей. На базе нашего центра регулярно проводятся съезды, международные учебные курсы, конференции — «Креативная кардиология» и «Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца». В последний раз подобную конференцию под эгидой Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России мы проводили в Воронеже. Она собрала широкую аудиторию — врачей-кардиологов и кардиохирургов практически из всех регионов нашей страны.

Кстати
В России стартовал новый образовательный цикл мероприятий «Жизнь после инфаркта», призванный помочь пациентам с инфарктом миокарда и другими серьёзными сердечно-сосудистыми заболеваниями. Цель инициативы – помочь пациентам изменить свой образ жизни, а значит, снизить риск повторных сосудистых катастроф. В рамках программы запланировано проведение 1388 профилактических школ для пациентов, на которых ведущие эксперты подробно расскажут, как восстановиться после инфаркта, что нужно предпринять в профилактических целях и какую помощь могут оказать пациенту его род­ственники.

Зона личной ответственности

—  А может, у больных в нашей стране низкая приверженность к лечению из-за низкой доступности лекарственных средств?

—  На мой взгляд, это в значительной степени надуманная проблема. Если у больного человека есть средства на вредные для него сигареты, выпивку, сосиски, на жизненно необходимое лекарство средства он найдёт. К тому же многие эффективные препараты наши пациенты могут получать бесплатно, в льготном варианте.

Главное — уяснить себе необходимость их приёма. И понять: нет универсальной таблетки, которая сделает человека здоровым, заменит ему пешие прогулки, диетические мероприятия. Здоровье человека — в первую очередь зона его личной ответственности. И уже во вторую очередь — врача.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что известно о взрыве в Киеве?
  2. Что за статья CNN о «связях Трампа с Россией» вызвала скандал?
  3. Можно ли уже сейчас покупать алкоголь по водительским правам?

С какого возраста вы стали отпускать ребенка гулять одного?

Новое на AIF.ru