aif.ru counter
Екатерина Мирная 14 7604

Богатые бедные труженики. Куда уходят профсоюзные взносы?

Доходы и расходы профсоюзов России - тайна для 25 млн работников, которые исправно платят взносы

В августе сотрудники владикавказской станции скорой помощи объявили забастовку (уже не в первый раз), требуя улучшения условий труда и роста зарплаты. После проверки «скорую» оштрафовали на 40 тыс. руб., а главврача - на 5 тыс. Но жизнь медиков легче не стала. При этом местный профсоюз, входящий в Федерацию независимых профсоюзов России (ФНПР), оказался бессилен... Почему ФНПР, в рядах которой 25 млн человек, есть свои депутаты в Д­уме, не может отстоять элементарные права своих членов?

Хлопотное наследство

Видимо, потому что у ФНПР, как самого влиятельного профсоюза в стране, полно других забот. Наследство ей с советских времён досталось хлопотное: трудящиеся по инерции ждут социальных благ, которые имели члены профсоюза в СССР. Кроме того, в новых капиталистических условиях им ещё и подавай индексацию зарплаты, защиту от увольнений и соблюдение условий труда. По идее, такова задача всех проф­союзов. Тем более что стать членом хоть многомиллионной ФНПР, хоть любого из малочисленных альтернативных профсоюзов проще простого: пиши заявление в «первичку» о вступлении, а потом в бухгалтерию - чтобы не забыли взносы высчитывать.

Увы, с прямой задачей проф­союзов, по мнению многих экс­пертов, ФНПР пока справляется не слишком успешно. «По трудовому законодательству проф­союзам даны достаточно серьёзные возможности, - объяснил «АиФ» Александр Сергеев, председатель независимого профсоюза горняков России (НПГР). - Ежегодно заключается генеральное соглашение между правительством, объединениями работодателей и ФНПР. В нём должны определяться темпы роста зарплаты и т. д. Но вы посмотрите, что они заключают. Там совершенно ничего этого нет. Зато можно пиариться, хлопать дверью, говорить, что мы боремся, требуем». Та же самая история, по мнению А. Сергеева, происходит и на предприятиях на уровне коллективных договоров: «Сейчас согласно нашим законам колдоговор определяет всё: тарифные ставки, размер зарплат, занятость и т. д. А их профорги туда просто куски Трудового кодекса каждый раз переписывают! Сколько лет ФНПР громко «воюет» за повышение МРОТ. Не надо говорить: просто не подписывайте генеральное соглашение! Требуйте, устраивайте коллективные акции!»

Цифры
Когда в 1992 г. имущество российских профсоюзов объявили собственностью ФНПР, на балансе числилось 2582 объекта: 678 санаториев, 131 гостиница, 568 стадионов и спорткомплексов, 500 пионерских лагерей, Дворец профсоюзов в Москве, многочисленные автобазы и магазины.

Казалось бы, чего возмущаться: есть у вас свой независимый профсоюз, есть механизмы воздействия на работодателя - действуйте. «Не всё так просто. У профсоюзов нет равноправия. На уровне отрасли профсоюзы, не входящие в федерацию, не могут участвовать в заключении отраслевых соглашений. А проф­союзы, входящие в ФНПР, в подавляющем большинстве зависимы от работодателя. Там зачастую в председатели проф­комов избираются кандидаты, заранее согласованные с начальством», - утверждает А. Сергеев.

Нет у альтернативных союзов и такой шикарной материальной базы, которая досталась ФНПР в наследство. В СССР проф­союзы владели 100 тыс. пионерлагерей, более 25 тыс. спортивных объектов, около 1 тыс. здравниц, 23 тыс. клубов и дворцов культуры, гостиницами, спортивными сооружениями и пр. А сегодня? Унаследованную Россией часть имущества поделили. ФНПР заключила с региональными профобъединениями договоры о разграничении собственности на общероссийскую (21,2% от всего имущества) и местную (78,8%). «Это была приватизация, которую провели 100 членов ген­совета от имени 40 млн человек (столько членов насчитывала ФНПР в начале 90-х. - Ред.)», - утверждает Юрий Миловидов, член профсоюза с 1974 г., исполнительный директор «Профцентра», общественной организации, созданной для поддержки всего профсоюзного движения. Чтобы управлять собственно­стью, создали сеть акционерных обществ. В начале 2000-х даже признались, что получают некоторые доходы, которые тратят на «развитие материальной базы» - к примеру, на строительство заводов по розливу минеральной воды. Ещё учредили коммерческий банк профсоюзов Москвы и банк «Солидарность», последний существует до сих пор. Также ФНПР стала соучредителем страховой компании «РОСНО», а глава ФНПР Михаил Шмаков успел даже по совместительству поработать председателем совета директоров компании. К концу 2008‑го все её акции были проданы нем­цам. Сумму сделки оценили в 778,6 млн долл. и 34 млн евро. Сколько досталось ФНПР как соучредителю - вопрос.

Тем не менее золотого шила - самых больших объектов - в мешке не утаишь. На балансе только Московского горсовета профсоюзов в былые времена числились Дворец профсоюзов на Ленинском проспекте, Центральный дом туриста, гостиничный комплекс «Измайлово», яхт-клуб «Спартак», санатории на Клязьмин­ском водо­хранилище, в Пестове, Икше и на Истре - всего более сотни объектов. «Я раньше называл стоимость наследства ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов. - Ред.) в 6-7 млрд долл. Теперь уверен: если учесть дорогие участки земли под этой недвижимостью, наберётся под 100 млрд долл.», - говорит Ю. Миловидов. Пример - ГК «Измайлово»: поселиться со скидкой по профсоюзному билету там нельзя - коммерческая организация. Зато объявленные в своё время убыточными здания комплекса (около 50 тыс. кв. м) сегодня приносят учредителям, учитывая стоимость аренды, десятки миллионов долларов в год.

Фото Эдуарда Кудрявицкого

По оценке экспертов, из объектов, доставшихся федерации от ВЦСПС, осталось не больше 30%! Нормальный аудит мог бы показать, что и на каких условиях ушло с баланса федерации, какие дивиденды от оставшегося приходят и как ими распоряжаются. Но увы и ах - закон о проф­союзах позволяет им не делать публичных отчётов. «Внутренняя отчётность есть. Просто председатель ФНПР един в трёх лицах: он ещё и руководитель генсовета и исполкома, - поясняет Ю. Миловидов. - То есть изначально заложена коррупционная схема».

Той же точки зрения придерживается и Сергей Храмов, генеральный инспектор труда Союза профсоюзов России. Он рассказал «АиФ» об одной из схем, по которой собственность утекала из профсоюзов. История всплыла благодаря недавнему постановлению Десятого арбитражного апелляционного суда (от 2 августа 2013 г.). В 36 км от МКАД был известный проф­союзный санаторий «Тишково». Его превратили в ООО, признали убыточным, персонал распустили и решили выкупить землю - участок в 85,5 га за... 2,5% (!) кадастровой стоимости. «По примеру санатория «Зелёная роща», находящегося в соседней Ивантеевке, на месте «Тишково» тоже хотели сделать коттеджный посёлок. В «Роще» построили 20 коттеджей и два элитных многоэтажных дома, которые сейчас продаются. Кстати, по «Тишково» суд вынес вердикт о привлечении третьим лицом Рос­имущества - на том основании, что передача между профсоюзами разного рода объектов начиная с 1990 года не означает их изъятия из государ­ственной соб­ственности!»

А как у них
  • Польскую «Солидарность», лидер которой Лех Валенса в 1990‑м стал президентом страны, до сих пор приводят в пример профсоюзные активисты по всему миру. Тем более что и сегодня «Солидарность» в состоянии без проблем организовать забастовку тысяч работников, например, металлургической отрасли из-за несоблюдения прав сотрудников работодателями.
  • Кстати, в США и Европе профсоюзы, как правило, добиваются выполнения своих требований переговорами. Правда, забастовки в той же Европе, когда за права начинают бороться работники аэропортов (как во Франкфурте в 2012 г.) или железнодорожники (в Италии в 2012 г.), на себе ощущают миллионы пассажиров. При этом убытки работодателей исчисляются миллионами евро.

Интересная история, учитывая, что подобные скандалы с ФНПР происходят не первый год. Впрочем, есть шанс, что без конца это продолжаться не будет. По крайней мере, выступая на последнем съезде ФНП­Р, президент Владимир Путин заявил: «Нередки случаи, когда деятельность профсоюзов приобретает формальный характер, а выполнение прямых функций по защите прав трудящихся подменяется собственным пиаром, решением личных вопросов». Намёк понятен?

Лишь бы не бузили?

Задача любых профсоюзов - защищать права работников, не бояться идти на ссоры с бизнесом и властями. Громкие речи о защите трудящихся, красивая телекартинка с первомайской демонстрации - этого у ФНПР хватает. А когда доходит до реальной защиты членов профсоюза, порой происходят странные вещи.

Так, бывшие сотрудники уже упомянутого санатория «Тишково» судятся с федерацией за свои права. Когда здравницу акционировали и собрались закрыть, решение об их увольнении принимали на… генсовете ФНПР. «Теперь мы в суде помогаем людям восстановиться на работе, а юристы федерации доказывают, что всё сделали правильно, - рассказал «АиФ» Евгений Куликов, генеральный секретарь Союза профсоюзов России. - Вот ещё пример. После того как Галина Пасечник, лидер ставропольской организации профсоюза автодорожников, попыталась защищать интересы членов профсоюза, спорить с работодателями, в Москве в ЦК профсоюзов автодорожников (член ФНПР) женщину решили уволить. Почти 2 года она судилась, сейчас восстановлена на работе. Вернувшись, Пасечник обнаружила, что все счета обнулены, деньги исчезли». Ещё один пример «борьбы за права трудящихся» нашёлся у железно­дорожников. «Мы несколько лет бились за то, чтобы всем сотрудникам, у кого вредные условия труда, производились доплаты - речь в основном о машинистах и их помощниках. Но отраслевой проф­союз отказался с нами сотрудничать», - возмущается Е. Куликов.

Есть, точнее, были среди членов ФНПР отдельные боевые «первички», которым удаётся бузить и отстаивать свои права - вроде профсоюза на АвтоВАЗе или на заводе «Форд» под Питером. Теперь они взносы Ф­НПР не платят. Другие активные «первички» выживают, только если отраслевой профсоюз, входящий в ФНПР, их поддержит - иначе столичным профбоссам проблемы не нужны. «Им дали карт-бланш на огромный кусок собст­венности в обмен на то, что массы будут спокойны, не будут выпускать пар на забастовках», - считает Ю. Миловидов из «Профцентра». Он предлагает простое решение проблемы: «Когда у нас перестанут автоматически из зарплаты вычитать 1% взносов, а проф­орги станут вживую собирать у народа кровно заработанное, всё изменится. Люди начнут задавать вопросы, что именно они получают за свои деньги. И если ответ не понравится…»

Бесплатные путёвки - миф

Главное, чем славились проф­союзы в советские времена, - дешёвые, а то и бесплатные путёвки в пионерлагеря и лучшие санатории. Правда, дотировали их не из профсоюзной кассы, а за счёт средств соцстраха. Сегодня цены в этих же санаториях сопоставимы с расценками на заграничных курортах.

Путёвки в бывшие всесоюзные здравницы ныне продаёт организация «Профкурорт». Для членов ФНПР декларируется скидка 20%. Но эксперты «АиФ» сомневаются, что скидки раздаются массово. «Профкурорт» - это ЗАО, которое фактически работает как простое турагентство. «Санаторно-курортный комплекс профсоюзов объединяет 65 регионов РФ. В нём 374 здравницы - это санатории, пансионаты, дома отдыха, оздоровительные детские лагеря. Только в регионе Кавказ­ских Минеральных Вод «Проф­курорт» реализует порядка 30% от общего количества мест региона», - объясняет туроператорам Марина Розанова, коммерческий директор «Проф­курорта», и предлагает продавать путёвки от проф­союзов наравне с турами в Турцию и Египет. Классическая такая коммерческая деятельность. За комиссию в 10-15%.

По рыночной схеме работает и поликлиника ФНПР, основанная ещё в 1956 г. Здесь продают годовые программы медобслуживания, оказывают разовые услуги по средним для Москвы ценам. Как правило, все такие профкурорты и поликлиники выведены из прямого управления профсоюзов и работают на коммерческих началах. Эдакий «профсоюзный офшор». Так что труженикам не стоит особо надеяться, что в обмен на членские взносы они получат и защиту прав, и льготные блага. Правда, представители альтернативных профсоюзов не скрывают, что они тоже берут со своих членов взносы, не давая взамен никаких льгот. Главная их идея - надо объединяться не ради «ново­годних подарков и скидок на путёвки в Минводы», а для того, чтобы добиваться достойной зар­платы, которая позволит жить без всяких льгот. Но, судя по малочисленности независимых от ФНПР союзов, такие идеи пока не находят отклика в серд­цах большинства.

Фото: Алексея Витвицкого

Другое мнение

Продавали, чтобы платить людям

Не без труда, но «АиФ» удалось получить некоторые пояснения, касающиеся судьбы профсоюзного имущества, от руководства ФНПР. Там нас заверили, что вся загвоздка в сложной структуре федерации: её члены вольны распоряжаться недвижимостью по своему усмотрению. «ФНПР - не унитарная структура. Шмаков не может снять председателя проф­союза или регионального проф­объединения. Внутри они самостоятельны, - объяснил «АиФ» Александр Шершуков, секретарь ­ФНПР. - В СССР 3/4 доходов проф­союзов давали членские взносы и только 1/4 - доходы от собственности.

А в 90-е большинство организаций столкнулось с тем, что людям не платят зарплату, а значит, нет и взносов. При этом сотрудники профсоюза (юристы, охрана труда) тоже ждут зарплату! Поэтому некоторые начали продавать собственность. И кого-то, простите, развели.

Правда, почему «золотые земли» продают до сих пор, А. Шершуков не объяснил, подчеркнув: «Цель профсоюзов - не бизнес». ФНПР борется за права трудящихся, заверил он: «Ежегодно профсоюзные юристы ведут примерно 14 тыс. дел, из которых 90% выигрываются: это незаконное увольнение и т. д. Говорят, у нас неидеальное трудовое законодательство. Но посмотрите: во всей Европе пенсионный возраст давно подняли до 65-70 лет. Каждый раз, когда у нас возникает эта тема, мы однозначно говорим, что выступим против, в том числе и на улицах». В качестве свежего примера борьбы секретарь ФНПР привёл митинг на Волгоградском алюминиевом заводе, рабочие которого могут оказаться на улице «после решения Дерипаски закрыть производство». Поднял народ как раз отраслевой проф­союз - член ФНПР. 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (14)
  1. Иванов Александр Павлович
    |
    09:01
    04.09.2013
    0
    +
    -
    И, главное, что профсоюзы не защищают трудящихся. Меня уволили с работы из ОАО и на заявление о защите председатель профкома, вместо помощи, отдал мне профсоюзную учетную карточку, сказав, что уволенный не может состоять на учете по месту работы. ОАО купил частный собственник и принял меня на работу, а того профбоса выгнал.
  2. ANT74
    |
    08:48
    06.09.2013
    0
    +
    -
    В СССР профсоюзы (в "Западном" виде) были... излишни. Во-первых, работодатель и работник "делали одно дело (каждый на своём уровне). Во-вторых, при нехватке рабочих рук, работодатель и безо всякого "давления" был заинтересован в максимальной социальной защите своих работников. И, действительно, функции профсоюзов сводились лишь к распределению благ. Сегодня нам такие профсоюзы не нужны. Профвзносы должны идти не на "путёвки", а на материальную помощь работникам, которые бастуют, "выбивая" из работодателя пресловутую "социальную справедливость".
  3. ветеран труда
    |
    09:50
    06.09.2013
    0
    +
    -
    я помню в конце 80х профсоюзы истинно показали как могут работать,и многие законы по защите интересов трудящих были приняты тогда. а сейчас только свободные профсоюзы такие как на форде показывают свою активную позиции по защите интересов трудящих. а федералы спелись с в властью и работодателем.
  4. Пол
    |
    09:55
    06.09.2013
    0
    +
    -
    В общем, ФНПР будет служить людям только после того, как полностью присвоят (приватизируют частным порядком, а проще - разворуют) прежнюю материальную базу, которая досталась от советских профсоюзов. Раньше этого дело до служению народу их мысли и руки не дойдут! А это произойдет не скоро.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Сколько дней россияне будут отдыхать на январских праздниках?
  2. Когда в 2019 году пройдет ЕГЭ по русскому языку?
  3. За что задержали ингушских студентов-геологов?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ