aif.ru counter
Ксения Ермакова 0 502

Последствия импортозамещения. Как отличить российское фармпредприятие?

«Фарма-2020» продолжает свой второй этап – перевод национальной фармацевтической промышленности на инновационную модель развития. Но…

Изменилось само понятие отечественного производителя, заметила директор Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава России Елена Максимкина на мероприятии, посвящённом 15-летию Ассоциации российских фармацевтических производителей. 

«Страной происхождения товара считается государство – участник Соглашения, на территории которого товар был полностью произведён или подвергнут достаточной обработке/переработке в соответствии с настоящими Правилами», – гласит подписанное в Ялте 20 ноября 2009 года «Соглашение о Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств».

Когда документ вступал в силу, действующее российское законодательство ещё не знало определения локального препарата. А участники фармсообщества спорили о том, чем станет импортозамещение. Одни опасались «импортозамещения ради галочки», другие – «локализации упаковки», третьи – что импортозамещение локализацией и ограничится. И тогда между развитием отечественной промышленности и строительством заводов зарубежных компаний будет поставлен знак равенства. Территория-то одна!

А российских препаратов становилось меньше

«Интересный момент: несмотря на начавшуюся реформу отечественной фармы (обновление законодательства, обещание многомиллиардных инвестиций, перевод производств на GMP, открытие региональных фармкластеров и т.д.), которая, в частности, имеет своей целью выравнивание долей российских и зарубежных препаратов на рынке к 2020 году, пока мы видим обратную картину. Монополия лекарственного импорта в стоимостном отношении по-прежнему колоссальна (по сравнению с 2010 г. даже произошёл 1%-ный рост), но и на рынке, измеряемом продажами в упаковках, отечественный производитель тоже теряет свои позиции – в 2010 г. нам принадлежало всё-таки 63% рынка, а сейчас – 61%», – заметил в октябре 2011 года редактор портала о фармацевтике и медицине Иван Данилов. 

«Тормозит импортозамещение то, что мы 20 лет строим новую российскую систему здравоохранения. И никак её не построим. Российские граждане имеют ограниченный доступ к новым лекарствам и медтехнологиям. Человек может себе позволить лишь самое примитивное и самое необходимое. 

Поэтому, вкладывая в российскую фарму, инвестор часто не уверен: а во что именно он вкладывает?» – предупреждал в 2011 году Давид Мелик-Гусейнов, в те годы директор аналитического агентства.

Когда прогнозы сбываются

В 2017 году даже ведущие международные фармацевтические производители связывают востребованность своих препаратов с государственными стратегиями в области здравоохранения. А также фармацевтики. Позиции отечественного производителя за шесть лет поднялись на 7%, но вопрос в доле локализованных препаратов в этих 68%. В натуральном выражении.

Сбылись и прогнозы о «локализации упаковки». До первого января 2016 года упакованный на территории России препарат даже считался отечественным. «Подобная трактовка вопроса позволяла иностранным компаниям легко обходить преференции, предлагаемые российским производителям, и выигрывать тендеры», – замечает директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Однако упаковка стала всё же промежуточной стадией. «Система мер, сформированная Минпромторгом, дала мощный импульс к локализации производства, в первую очередь дорогостоящих лекарственных препаратов, ориентированных на сегмент госзакупок, – комментирует заместитель генерального директора АО «Нижфарм» (группа компаний STADA) Иван Глушков. – Результат очевиден: крупнейшие иностранные фармкомпании самостоятельно или с локальными партнёрами за короткий срок создали в России более трёх десятков современных производств». 

Ещё раз о субстанциях

«Давно стоит вопрос о необходимости дифференцирования шкалы преференций в зависимости от глубины производственного цикла. Максимальный размер преференций должны будут получать компании, которые используют российские АФИ либо самостоятельно их производят. Это должно стимулировать развитие предприятий, ориентированных на полный цикл производства, в т.ч. препаратов биологического происхождения. И развивать интеллектуальный потенциал фармацевтических производителей, – объясняет Николай Беспалов. – Тем самым повышать капиталоёмкость отрасли».

Кроме того, такая мера поддержки – единственно возможная для активного развития экспортного направления отечественных фармпредприятий, считает эксперт. Сейчас это направление должным образом не развивается – ведь оно зависит от поставок иностранного сырья и оборудования. А значит, экономически зачастую нецелесообразно. 

«Правительством поставлены новые цели – развитие экспортно ориентированных производств, развитие производства активных фармацевтических субстанций. Очевидно, что для их достижения необходима определённая «перенастройка» законодательства, – делится своей точкой зрения Иван Глушков. – Минпромторг – возможно, одно из наиболее эффективных в организации диалога с индустрией ведомств – и сейчас совместно с представителями компаний и профессиональных ассоциаций ведёт работу по подготовке соответствующих предложений. О деталях говорить чуть преждевременно, результаты будут к концу года».

Слово регулятору

«Сейчас дополнительно обсуждаются преференции для производств полного цикла. Возможна и ценовая преференция, – сообщил на юбилее АРФП заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации Сергей Цыб. – Фармацевтические субстанции – это совершенно другие компетенции, другие уклады, другие фармацевтические кадры. И фундамент для оригинальных препаратов».

Сегодня отечественная промышленность активно развивает производство биологических субстанций: инсулины, другие белки, вакцины, моноклональные антитела, отмечает Сергей Цыб. В планах – активные фармацевтические ингредиенты для гормональных препаратов.

Отечественное = зарубежное?

В то же время развитие национальной фармацевтики идёт по пути углубления локализации. Промышленность развивается в двух взаимоисключающих направлениях: с одной стороны, предприятия на территории России поддерживают и совершенствуют, с другой стороны – среди них всё выше процент иностранных заводов. Даже покупка «иностранцами» российского производителя всё равно останется локализацией и позволит достичь быстрых, видимых результатов по импортозамещению. 

В рядах Ассоциации российских фармацевтических производителей каждая вторая компания уже иностранная. Знак равенства между национальным и локализованным ставится и на уровне документов. 

«Да, российское законодательство не делает различий между отечественными и зарубежными компаниями, которые производят готовые формы лекарственных препаратов на территории нашей страны. Соответственно, если иностранная компания производит препарат у нас (независимо от того, на собственном предприятии или в партнёрстве с российской площадкой), она имеет возможность претендовать на всё те же преференции, что и компания российская», ­– ­разъясняет Николай Беспалов.

«Система государственных преференций ориентирована на поддержку российских фармпроизводств. Российских – по критерию российской лицензии, а не по критерию страны происхождения капитала, – уточняет Иван Глушков. – То есть преференции в полной мере относятся к любому производству лекарственных препаратов вне зависимости от того, принадлежит оно российским собственникам, азиатским или европейским. Термин «отечественный производитель» и индустрией, и государством понимается одинаково – это юридическое лицо, имеющее лицензию на производство лекарственных препаратов в России. Так же и «отечественный препарат». Меняются только условия допуска в госзакупки».

Раньше для конкуренции в государственном сегменте было достаточно выполнить финальные стадии производства препарата на территории России. А сейчас требуется уже полный цикл производства.

Цели решают всё

Достаточно ли фармпромышленности действующих государственных мер поддержки? Как считает Иван Глушков, чтобы ответить на вопрос о достаточности, надо сначала ответить на вопрос: «А чего мы хотим достичь?» 

Быть может, с 2011 года фарма упорно стремилась достичь равенства между локальным и локализованным? Тогда задача выполнена – и даже перевыполнена. 

«Импортные» по происхождению, но российские по территории предприятия не только имеют все «отечественные» преференции, но и сохраняют серьёзное конкурентное преимущество в сегменте ЖНВЛП – регистрировать цену на жизненно важные препараты им, как «иностранцам», проще. 

Кто же ты тогда, отечественный фармацевтический производитель? И чего на самом деле хотят достичь промышленность и здравоохранение?  

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли вылечить гипертонию?
  2. Обязательно ли прописывать супруга в квартире после свадьбы?
  3. Сколько хотят зарабатывать предпенсионеры и работающие пенсионеры?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ