20:41 15/12/2015 Полина Девятова 1 1260

С чего начинается Арктика? Россия и США видят освоение региона по-разному

К 2050 г. шельф будет обеспечивать до 30% всей нефтедобычи в стране, полагают аналитики.

Эксперты, 15 декабря принявшие участие в круглом столе «Арктика в фокусе современной геополитики», считают этот регион стратегически важным как для нашей страны, так и всего мира. Поэтому Россия должна активно осваивать его, защищая при этом свои интересы.

Шахматы и крестики-нолики

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв представил доклад, в подготовке которого, помимо аналитиков института, приняли участие российские и зарубежные эксперты в вопросах освоения Арктики, а также представители власти и бизнеса. Это уже третий доклад института, посвящённый региону. Он и стал основой для обсуждения.

Эксперты обратили внимание на огромный интерес к Арктике и её освоению, который проявляют западные страны, и в первую очередь США. 

«Россия давно в Арктике играет в шахматы, в то время как США остановились на уровне крестиков-ноликов», — приводят авторы цитату Дэна Салливана, сенатора от Аляски

В 2014 г. в нашей стране завершили 10-летний проект и спустили на воду крупнейший ледокол «50 лет Победы». По словам Дмитрия Журавлёва, это вызвало особенно нервную реакцию — «после этого состоялась специальная конференция, было слушание в Конгрессе».

Примечательно заявление американского адмирала Пола Заканфта на конференции в Вашингтоне в этом году. Он сравнил арктическое противостояние с гонкой в космосе. «Когда СССР запустил спутник в космос, разве мы сидели сложа руки, приговаривая: „Молодец, матушка-Россия“?» — обратился он к публике. Соревнование за освоение космического пространства, по его словам, воспринималось в Соединенных Штатах как самое масштабное противостояние после гонки ядерных вооружений. Поражение в космосе, с точки зрения американцев, могло поставить под удар само существование США. «Мне бы хотелось, чтобы США делали что-то из того, что делает Россия в Арктике — создавали новые базы, телекоммуникации, поисково-спасательные возможности», — сказал он.

То есть идёт прямая параллель с космической гонкой — стратегическим процессом, от которого зависело первенство в мире, обращают внимание наши эксперты. Так что же такое Арктика, если её освоение стало сопоставимо с освоением космоса? Этот вопрос и побудил аналитиков Института региональных проблем к подготовке третьего арктического доклада. 

Отрасль — локомотив

Нынешняя внешнеполитическая нестабильность, считают аналитики, связана с желанием сильных мировых игроков найти новые масштабные, стратегические точки приложения капитала, потому что существовавшие до этого исчерпаны. И Арктика — единственный макрорегион, который может быть стать такой точкой.

С другой стороны — геополитика. Если Северный морской путь станет международным товарным путём, это изменит международную ситуацию кардинально. Экономическое взаимодействие с Китаем может сделаться для Европы более эффективным, чем трансатлантическое партнёрство. Россия с Китаем сблизятся ещё больше. 

«Арктика может стать зоной мирного совместного освоения многими странами. И нам важно оказаться там раньше всех. Создавать инфраструктуру, регулировать законодательство, чтобы была возможность привлекать туда рабочих, строить порты. Разведка месторождений — тот канал, который позволяет постепенно обживать арктические регионы, потому что нужен локомотив. Им и стала нефтяная отрасль», — считает директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепёхин.

Арктика нуждается в реиндустриализации, поддерживают его коллеги, и локомотивом её должны быть крупные индустриальные проекты, в первую очередь — сырьевые. Их добыча, отмечают эксперты, опрошенные авторами доклада, ведётся с использованием постоянно усложняющихся дорогостоящих технологий, над которыми работают лучшие интеллектуальные силы многих стран. Поэтому с каждым годом та же нефть становится всё более наукоёмким продуктом. Добыча на шельфе — особенно высокотехнологичный процесс, определяющий инновационное развитие целых отраслей и регионов.

«Россия надеется, что к 2050 г. шельф будет обеспечивать до 30% всей нефтедобычи в стране, — пояснил заместитель генерального директора Института региональных проблем Михаил Бочаров. — В нашей Арктике более 250 млн баррелей нефти и газа в нефтяном эквиваленте — это более 60% всех запасов региона. У нас 6,2 млн кв. км континентального шельфа. 4 млн кв. км из них — наиболее перспективные, там есть практически вся таблица Менделеева. По приблизительным оценкам, 30 трлн долларов. Из них 2/3 — энрегоносители, разведано их запасов — на 2 трлн долларов. Это 11% национального дохода». 

Результаты поискового бурения в Карском море на структуре «Университетская-1» превзошли самые смелые ожидания. Только первая скважина позволила поставить на баланс извлекаемых запасов в 130 млн тонн нефти и 396 млрд кубометров газа. НК «Роснефть» открыла новую Карскую морскую нефтеносную провинцию, которая, по оценкам специалистов, превосходит объёмами ресурсы Мексиканского залива, бразильского шельфа, шельфов Аляски и Канады. 

Наукоёмкая добыча

Эксперты считают, что развитие российской Арктики идёт неплохо. Судостроительный комплекс «Звезда», который создаётся усилиями «Роснефти», «Газпромбанка», Объединённой судостроительной корпорации, — это 50 буровых платформ, 80 танкеров, 200 вспомогательных судов (этот проект, по сути, должен возродить отечественное судостроение). Ни одна страна не имеет таких прочных позиций в арктическом регионе, как Россия. И в этом, помимо участия государства, есть вклад отдельных компаний.

Так «Роснефть» несколько лет назад создала Арктический научно-проектный центр. В прошлом году она заключила с учёными биологического факультета МГУ им. Ломоносова договор о создании микробного препарата для северных морей — специалисты выделили около 100 микроорганизмов, которые при низких, в том числе отрицательных, температурах могут разлагать нефть и нефтепродукты. Уже подготовлены заявки на патенты штаммов микроорганизмов и комплексного биопрепарата для очистки береговой зоны северных морей от возможных нефтяных загрязнений. 

Крупнейшая российская нефтяная компания, у которой более 78% площади всех лицензионных участков на арктическом шельфе, проводит научные исследования в Карском море, море Лаптевых, в Восточно-Сибирском и Чукотском морях. Она организовала 10 научно-исследовательских экспедиций — «Кара-зима» и «Кара-лето», в ходе которых собран значительный объём данных, необходимых для управления ледовой обстановкой, метеорологии, гидрологии, а также для аэрогеофизической и геохимической разведки. Экспедиция «Кара-зима-2015» стала самой масштабной научно-исследовательской арктической экспедицией в мире за последнее двадцатилетие. 

В ходе экспедиций установили дрейфующие буи на ледяных полях и айсбергах — теперь можно отслеживать координаты ледовых образований и определять траекторию их дрейфа. Изучены физико-химические и морфометрические характеристики айсбергов и торосов, а также распределение водных масс, течения и изменчивость температур. Для исследования ледяного покрова использовались беспилотники и вертолёты; для изучения морского дна — уникальные телеуправляемые подводные аппараты «Гном» с глубиной погружения до 100 метров. 

Полученные данные, безусловно, выполняют прикладные задачи нефтяников: определить безопасные точки для проведения геологоразведочных работ, спроектировать буровые платформы и другие сооружения, необходимые для нефтедобычи, выбрать маршруты транспортировки углеводородов и возможные трассы подводных трубопроводов. Но одновременно они бесценны для фундаментальной науки.

Ещё один важный момент: во время экспедиций, организованных «Роснефтью», полностью восстановили систему метеонаблюдений в Карском море. Следующие экспедиции должны установить метеостанции в Восточно-Сибирском и море Лаптевых. Таким образом, Россия получит единую сеть метеонаблюдений, которая нужна не только для геологоразведки и добычи, но и для крупных научных и исследовательских программ изучения Арктики. 

Слишком серьёзное дело

Авторы доклада убеждены, что научное и хозяйственное освоение региона невозможны друг без друга: наука собирает информацию и создаёт технологии, а экономика загружает науку заказами и тем самым финансирует её развитие. Они настаивают именно на таком её освоении. Военное, по их мнению, тоже необходимо, но — как дополнение экономического, вспомогательное направление, сервис.

За океаном, напротив, другие приоритеты. «Пока мы строили атомные ледоколы, американцы строили атомные ракетоносцы», — сказал гендиректор Института региональных проблем.

И сейчас, в период, который аналитики назвали борьбой концепций и стратегий, в США упирают именно на военное освоение Арктики. 

«Как только товар дешевеет, из оборота выпадают источники. Там, где добыча дороже цены, источники перестают существовать. И поэтому если удешевление пойдёт и далее, из хозяйственного оборота выпадет очень много нефтяных источников. И это будет пружина, которую очень сильно сжали. А это значит, что потом она очень сильно разожмётся. Чем больше упадут цены на нефть, тем выше они потом поднимутся», — убеждён Дмитрий Журавлёв. 

Нам нужно быть готовыми к моменту, когда сжатая до упора пружина «выстрелит». Причём освоение региона — задача не столько бизнеса, сколько государства — отчасти и потому, что частному бизнесу заниматься производством того, что дешевле самого производства, просто неинтересно. А вообще, как война — слишком серьёзное дело, чтобы доверять его военным, так и освоение Арктики — слишком серьёзное дело, чтобы доверять его частному бизнесу.

Поэтому ключевую роль авторы доклада отводят государству — реиндустриализация Арктики, по их мнению, требует скоординированной общегосударственной программы. И проводниками государственной политики они считают госкомпании — «Роснефть» и «Газпром», поскольку они, в отличие от частного бизнеса, способны вкладывать средства в долгосрочные проекты. 

«Есть два обстоятельства, которые у нас вызывают сомнения по поводу возможности привлечения частных компаний, — сказал гендиректор Института регионального развития. — Во-первых, у них нет опыта разработки северных шельфов. Поэтому далеко не все частные компании готовы выйти на шельф. Но более важно другое обстоятельство: частная компания должна работать в частных интересах. Если она этого не делает, то это не бизнес-компания, а благотворительное общество. Частные интересы и развитие Арктики очень плохо стыкуются, потому что прибыль долгосрочная и масштаб задач огромный». 

Опыт СССР, по мнению авторов доклада, показал, что успехи страны в Арктике во многом зависят от степени вовлечённости государства в развитие региона. Именно государство, в отличие от разрозненных и зачастую неэффективных частных инициатив, может обеспечить координацию усилий, методический, комплексный подход. Большинство опрошенных ими американских экспертов разделяют эту точку зрения и выражают убеждённость, что именно такая модель освоения региона позволила нашей стране тогда и позволяет сейчас одерживать верх над Штатами в «арктической гонке».

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Alex Diver[mailru]
    |
    18:17
    16.12.2015
    0
    +
    -
    Никто в здравом уме не будет добывать нефть в Арктике пока есть более доступные месторождения. Себестоимость арктической нефти слишком высока да и транспортировка стоит немало денег.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. О чем Путин говорил по телефону с Эрдоганом?
  2. Сколько человек погибли в ходе терактов в аэропорту Стамбула?
  3. Почему в России производство водки выросло на 30%?

Какую часть своего бюджета вы тратите на оплату коммунальных услуг?

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ