aif.ru counter

Дом пятнадцати ключей. Эксперт о том, как смотреть выставку Франка Орвата

​В начале июня в Москве открылась выставка Франка Орвата, фотографа-революционера, перевернувшего представление о фешен-съемке, «Дом пятнадцати ключей». Увидеть ретроспективу можно в «Мультимедиа-арт-музее» до 21 июля.

Рекламная съемка, туфелька и Эйфелева башня. Париж, Франция (1974).
Рекламная съемка, туфелька и Эйфелева башня. Париж, Франция (1974). © / mos.ru

О работах живого классика, которые и сегодня продолжают волновать зрителей, рассказала директор «Мультимедиа-арт-музея» Ольга Свиблова.

Ключи к работам

Франк Орват родился в 1928 году в итальянском городке Опатия, который сегодня принадлежит Хорватии. Фотографировать начал в старшей школе. Чтобы купить первую камеру, он продал свою коллекцию марок. Позже изучал изобразительное искусство в Милане, работал дизайнером, много путешествовал.

Сегодня художнику 91 год, более 70 лет он посвятил фотографии. Нельзя сказать, где не работал и не был Франк Орват: Индия, Пакистан, Мексика, США, Британия, Япония. Ему удалось создать лучший портрет британцев, передав на снимках их образ жизни, стиль мышления, эксцентрику и юмор.

В фешен-съемку он пришел из репортажной фотографии, взяв с собой весь инструментарий. Моделей в роскошных туалетах он снимал как обычных людей: на 35-миллиметровую пленку, при естественном освещении, без сложного грима. Мир глянца быстро покорился ему: Орват работал с мировыми агентствами и модными журналами с самыми громкими названиями. С 1956 года он обосновался в Париже. Однако более чем за 50 лет он так и не обзавелся французским паспортом и по-прежнему живет с итальянским.

Ретроспектива Франка Орвата «Дом пятнадцати ключей» — часть программы XI Московской международной биеннале «Мода и стиль в фотографии-2019». Название выставки придумал сам художник.

«Некоторые сомневались в моей искренности. Некоторые утверждали, что у моих работ нет собственного стиля, как будто они „сделаны пятнадцатью разными авторами“, — говорит он. — Поэтому я перебрал все свои снимки (вернее, все те, что сохранились) в поиске общего знаменателя. Но я нашел не один, а 15, которые просматриваются (так или иначе) на протяжении всех этих лет. Я назвал их ключами».

Руки Грегуара

Эту фотографию Франк Орват сделал во Франции 16 лет назад, в 2003 году, когда ему было далеко за 70. В этом возрасте Анри Картье-Брессон уже перестал снимать — такое бывает у фотографов, что и они откладывают камеру. Но Орват продолжает работать. И продолжает гениально. В этом снимке нет ничего, кроме тончайшей работы со светом: руки, пронизанные им, можно отнести к работам художников раннего или позднего Возрождения. Интересно наблюдать, как просвечивает кожа, как играет здесь цвет, когда желтый соединяется с черным и белым, как светятся пальцы, как расположены руки, — все это отсылает к истории мирового искусства. Мы видим потрясающую работу художника и то, что свет в фотографии значит не меньше, чем мазок или цветовой колорит в живописи.

Франк Орват всегда был революционером и остается им до сих пор. В 1950-е годы, как только появилась цветная пленка, он начал с ней экспериментировать. Орват работает с цветоделением, сам делает компьютерную обработку своих снимков, технологии постоянно сопровождают его художественные идеи.

Рекламная съемка для британского журнала

Перед нами реклама купальника, снимок сделан в Тунисе в 1965 году. Но его ли мы видим на фотографии? Нет. На снимке — удивительная пловчиха, находящаяся в воде. Только она не плывет. Она стоит, одетая светом. Франк Орват поставил девушку в грот в контражуре так, что падающие на нее солнечные лучи создают перед ней световую бездну. И эта бездна выглядит как вода. Изгибы пальцев девушки, четкий контур кожи на руках — так трансформирует наше тело только водная поверхность. А Орват добивается подобного эффекта, лишь правильно направив свет.

«Свет кажется мне еще более решающим из-за того, что он текуч (как само время), — пишет фотограф. — Поэтому мне намного менее интересен свет палящего солнца в полдень, нежели свет в сумерках, или под листьями деревьев, или в интерьере, где блики и тени постоянно меняются в зависимости от моих движений и происходящего вокруг».

Маленькая девочка в парке Монсо

Париж 1956 года. Документальная стрит-фотография. Снимок маленькой девочки в парке удивительно динамичен: диагональ лавки направлена в одну сторону, девочка ползет в другую. Это фотография движения: выражение лица девочки, демонстрирующее интерес и невидимую зрителю цель, поза, ее воля и энергия, композиция кадра — кажется, в моменте, где ребенок ползет по лавочке, нет ничего особенного, но запечатлен этот момент абсолютно гениально.

Эта девочка в недорогих ботиночках, штанишках и платье — образ бедной послевоенной Франции. Страна долго и тяжело оправляется от последствий Второй мировой. Франк Орват одной фотографией показывает жизнь целого государства и то, что не все французы и не всегда носили одежду от-кутюр.

Мишель и Лоренцо

Снова дети, снова Франция конца 1950-х. Это сыновья Орвата. Фотограф поймал момент детской игры и запечатлел его. Остановленное мгновение парадоксально динамично: кольцо над детьми движется, один ребенок кричит, другой удивляется. Фотография статична, однако она живет и заставляет представлять все, что было до этого момента и что наступит после него.

«Остановленное время» — так называется раздел выставки, где представлен этот снимок. В сопровождении Орват пишет: «Конечно, любая фотография является остановкой времени, но некоторые — в большей степени, чем другие. Соответственно, камера может остановить любой момент времени, но некоторые моменты стоят этой остановки более других».

Шляпка Юбера де Живанши

«Чаще всего я не фотографирую людей, которые смотрят прямо на меня, потому что считаю, что их сосредоточенность на чем-либо другом (или даже их вид в профиль или со спины) могут рассказать о них намного больше, — говорит Франк Орват. — А исключения, как говорится, подтверждают правило».

Целую серию снимков фотограф посвятил глазам человека. Этот кадр, сделанный во Франции в 1958 году, постановочный. Франк Орват умеет ловить жизнь: так же, как поймал своих сыновей и подброшенный круг, он поймал и эту постановку. Мы видим спираль белого воротника, обволакивающего девушку, спираль банта на шляпе, спиральную композицию шляп, выстроенных на снимке наблюдателей. Составить композицию так, как это сделал Орват, и одеть весь кадр еще одной дугой, поместив всех участников под арку и нарушив заданный ритм, может только истинный художник.

Белый павлин в фотостудии

У Франка была своя фотостудия в Нью-Йорке. В 1983 году для какой-то съемки ему понадобился павлин. Догадаться принести птицу в студию, спеленать ее какими-то вышитым рушником и белым полотенцем, дождаться, пока она успокоится, и показать ее дивные, невероятно странные пропорции — совсем не очевидные действия.

Никто обычно не рассматривает павлина целиком, все смотрят только на его роскошный хвост. А Франк Орват как раз этот хвост и спрятал. И показал его царственную голову — приятную, неприятную, но показал. На черном кожаном диване, стоящем в нью-йоркской фотостудии.

Рекламная съемка, туфелька и Эйфелева башня

Культовая работа Франка Орвата, сделанная в 1974 году. Это фотомонтаж, сделанный очень профессионально: несколько лет Орват работал графическим дизайнером в итальянском рекламном агентстве.

На вопрос о том, что такое Париж, ответ приходит сразу: Эйфелева башня. А французский стиль жизни того времени — это женские ножки, культ женщины и красоты. На снимке Орвата все на своих местах: мужчина под красивым каблуком, а рядом — башня.

Постель на улице

Фотография лежащего на тротуаре бездомного, сделанная в Индии в 1962 году. Кажется, что чуть в стороне, прямо за спиной мужчины — его отпечаток, вторая часть его тела, однако это всего лишь завернувшийся край одеяла или одежды. С телом бездомного на фотографии происходит сюрреалистическая трансформация, и смотреть на снимок можно вечно. Этот кадр уличный, случайно выхваченный из чужой жизни, но очень продуманный и совершенно не похожий на постановку с использованием фотомонтажа.

Ален Бернарден со стриптизершей

На снимке 1962 года владелец легендарного парижского кабаре Ален Бернарден олицетворяет силу, власть и деньги. Рядом с ним — одна из танцовщиц, лица которой не видно. На лицо модели специально надели парик, чтобы в фотографии была загадка. Это снимок из цикла «Не сходится», в котором Орват показывает, что не все и не всегда имеет причину и логическое объяснение. «Вероятно, именно такое положение дел заставило меня в свое время нажать на спуск», — признается фотограф. Отличить постановку Франка Орвата от его умения мгновенно среагировать крайне трудно, в этом и заключается притягательность его снимков.

Фантик от шоколадной конфеты

Лучшая скульптура современного искусства. Фантик от шоколадной конфеты, снятый Орватом в собственном доме в Хорватии в 2006 году. Приехать домой, увидеть брошенную на стол обертку, поджечь ее и сфотографировать. Без задания, просто так. Он увидел эту гениальную композицию. Орват видит, что это потрясающая скульптурная форма, он видит ее тень, это невероятное цветовое богатство. Видит чудо, магию в простом фантике от конфеты.

Франк Орват постоянно меняется. Он пробовал себя в фотожурналистике, в документальной, художественной, фешен- и стрит-фотографии, но так и не остановился на одном жанре. Сегодня фотограф, как и прежде, абсолютно свободен, за что его часто упрекали тогда и упрекают сейчас. Ему говорили: «Посмотри, ты прославился, тебя все хотят, зачем ты меняешься?» Но это удивительное свойство свободы, умение думать, творить и чувствовать — как раз то, что трогает в работах Франка Орвата.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Где с 2020 года смогут работать заключенные и осужденные?
  2. Куда девают товары, изъятые на таможне?
  3. Положены ли отпускные при работе по совместительству?