aif.ru counter
Сергей Осипов 0 330

Михаил Полторанин:«На самом деле для меня было два Ельцина»

22 ноября Михаилу Полторанину исполняется 70 лет. Перед юбилеем министр печати раскрыл тайны ельцинского

Надо же, а вроде бы только вчера этот моложавый и крепкий «прораб перестройки» и первый в истории страны министр печати  стоял на трибуне Верховного Совета, участвовал в написании ныне действующей Конституции и Закона о печати… Он и сегодня моложав и крепок, в голосе слышится металл. Особенно когда речь заходит о Ельцине, реформах 90-х годов и о том, почему Россия сейчас находится там, где находится.

Два Ельцина

«AиФ»: - Михаил Никифорович, вы были горячим сторонником Ельцина, потом вы же резко критиковали его ещё при жизни. Как оцениваете Бориса Николаевича сейчас?

Михаил Полторанин: - На самом деле для меня было два Ельцина. Точнее - две личности в одной человеческой оболочке. Первый - Ельцин образца 1986 г., когда он был первым секретарём Московского горкома партии. Второй - Президент России, каким он стал в 1993 г. Первый был мне гораздо более симпатичен, с него и начну.

В последние годы советской власти Москва, куда Ельцина перевели из Свердловска, была самым ворующим городом СССР. Со всей страны сюда приезжали партийные и советские чиновники со взятками, чтобы выбить из центра дополнительные фонды. Ельцина это очень возмутило, и он попробовал что-то сделать. Так началась борьба с привилегиями, которая для Ельцина кончилась плохо. Горбачёв его сдал, с чего и началась их взаимная неприязнь. Ельцина топтали сперва на октябрьском, потом на ноябрьском пленумах, потом Егор Лигачёв на партконференции сказал: «Борис, ты не прав».

Тогда у Ельцина случился инфаркт и вообще что-то в нём сломалось. Из-за этих партчиновников он возненавидел всю партию и коммунизм как идею. Когда я приехал к нему в больницу, он сказал: «Я буду бороться, буду мстить. Я чувствую, что надо мной кто-то есть, кто меня направляет, кто мне поможет».

«AиФ»: - Борис Николаевич на самом деле много пил?

М. П.: - Я бы не сказал, что Ельцин сильно пил. Когда я работал в «Мосправде», мне вообще казалось, что он не употребляет. Утром он приезжал на работу рано, а вечером мог позвонить и в 10, и в 11 часов. За всё это время лично я с ним ни разу не выпил. Говорили, он на выходных «употреблял» хороший коньяк…

Когда Ельцин стал президентом, пьяным я его тоже не видел. Думаю, у него было плохо с печенью: выпил две рюмки коньяка - и «поплыл».

Что Ельцин действительно любил - так это рыбачить на даче. На врытом в землю столике всегда стояла пара банок с червями и тестом для прикормки, «ядерный чемоданчик» - и никакой выпивки!

Не надо спичек

«AиФ»: - Говорят, путь любой страны - не прямая колея, с которой не свернуть, а дорога со многими перекрёстками. В вашу бытность у власти страна всегда поворачивала куда нужно?

М. П.: - Увы, нет. После того как распался СССР, встал вопрос, куда идти стране. Первую концепцию представил ныне покойный председатель Госкомимущества Михаил Малей. Она предусматривала 15-летнюю программу народной приватизации. Каждый человек должен был получить именной чек стоимостью в 650 раз дороже, чем «чубайсовский». Их нельзя было выпустить на рынок, чтобы всякая шпана скупила по дешёвке, но можно было вложить в любое предприятие и потом всю жизнь получать дивиденды. По сути, это была идея народного капитализма, как в Скандинавских странах. Для защиты своих интересов народ должен был создать настоящие, а не карманные профсоюзы, действующие, а не декоративные партии, свободные средства массовой информации...

Конечно, это был более долгий путь. Однако Ельцина долгая дистанция не устраивала. Ему хотелось самому возглавить процесс неподконтрольной распродажи собственности России, поэтому он усиленно пугал всех призрачным коммунистическим реваншем.  Я с ним спорил, он не соглашался и говорил: «Если все станут собственниками, такой страной будет трудно управлять».

В результате малеевская программа была отброшена, в стране запустили обвальную приватизацию, которая, увы, всем печально памятна.

Так началось движение к олигархическому капитализму и полицейскому государству. В результате сегодня на оборону бюджет отпускает меньше средств, чем на МВД и спецслужбы.

«AиФ»: - Кто всё-таки был больше виноват в расстреле парламента в 1993 году: Ельцин или Верховный Совет?

М. П.: - Все виноваты. В 1992 г. Ельцин получил у Верховного Совета дополнительные полномочия для проведения экономических реформ. Настолько существенные, что, если он издаёт указ и парламент его в течение 2 недель не отменяет, он вступает в силу. Достаточно было того, чтобы кто-то из «своих людей» в Верховном Совете положил их под сукно - и легитимными считались любые документы. Так вступил в силу указ о приватизации «по Чубайсу». Шло сплошное нарушение договорённостей. Естественно, Верховный Совет счёл себя обманутым. Началось противостояние, закончившееся известными событиями.

Но и депутаты были хороши. Помнится, звонит мне Руслан Хасбулатов, жалуется, что «Известия» написали что-то «не то», и говорит: «Вы же министр печати? Вот и закройте «Известия»!» У Руслана Имрановича вообще со СМИ как-то не получалось ладить. Мы организовали ему встречу с главными редакторами ведущих изданий. Были Егор Яковлев, Игорь Голембиовский, редактор «АиФ» Владислав Старков. Разговора не получилось, Хасбулатов сорвался и заорал: «Вы не четвёртая власть. Вы говно». Редакторы встали и вышли.

Кстати, ещё о Хасбулатове. Ему бы лучше было противодействовать правительственному варианту приватизации, но он молчал, потому что гайдаровская команда помогала Дудаеву. Хотя Чечня ушла из России, туда потоком шли деньги и нефть. У меня был разговор с Гайдаром, чтобы прекратили поставки. Тот отвечал, что Грозненский НПЗ - единственное предприятие в России, вырабатывающее авиационные масла. Можно подумать, кто-то те масла при Дудаеве видел…

«AиФ»: - Если б была возможность вернуться в те годы, что бы вы сделали по-другому?

М. П.: - Если бы я вернулся в то время, я на съезде порекомендовал бы не давать Ельцину дополнительных полномочий. Сказал бы: «Не давайте этому парню спички, он может спалить всю Россию». И ушёл бы в бетонщики. Я в юности на Братской ГЭС работал.

Досье

Михаил Полторанин родился в 1939 г. Окончил Казахский госуниверситет, работал спецкором «Правды», редактором «Московской правды». С июля 1990 г. по ноябрь 1992 г. - министр печати и информации РФ, в 1992 г. - зампред правительства. В 1992-1993 гг. руководил Федеральным информационным центром РФ. Женат, имеет двоих сыновей.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за история с избиением школьника в Хабаровском крае?
  2. Где и когда смотреть матчи сборной России с Германией и Швецией?
  3. Какие главные причины ДТП в России?


Самое интересное в регионах
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ